Ссылки для упрощенного доступа

"Как сделать, чтобы муж не бил"


Иллюстративное фото

Домашнее насилие в Армении и России

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в середине апреля впервые признал ответственность России по делу о домашнем насилии в Чечне. Он постановил, что страна, где женщина стала жертвой дискриминации по признаку пола, нарушила Конвенцию ООН, и призвал назначить пострадавшей компенсацию. Пока в России побои в семье декриминализованы, в Армении, где тоже сильны патриархальные традиции, принимают закон о защите жертв домашнего насилия.

Документальный фильм о том, что именно дает этот закон и чем отличается ситуация с домашним насилием в обеих странах, сняли студенты Санкт‑Петербургского государственного института кино и телевидения – Вероника Кузнецова, Александра Лакомкина и Елизавета Прохорова. Премьера фильма состоится в середине лета на сайте проекта “Такие дела”.

Кузнецова выступала в роли режиссера, Лакомкина – в роли продюсера, Прохорова стала сценаристом. Два года назад они сняли первый документальный фильм о домашнем насилии. Речь шла о тату-мастере из Уфы, которая перекрывает татуировками шрамы пострадавшим. За этот фильм команда получила студенческий ТЭФИ и решила продолжить работу над темой побоев в семье.


"До работы над этим проектом я не задумывалась, что насилие может проявляться совершенно по-разному и что начинается оно с неуважения и психологического давления на женщин", – добавляет Лакомкина."Никто из нас не сталкивался с насилием в семье. Все началось с того, что я решила снять фильм на серьезную социальную тему. Так мы нашли тату-мастера из Уфы, а пока снимали эту историю и слушали рассказы женщин, переживших насилие, поняли, что проблема действительно масштабная и о ней важно говорить", – рассказывает Кузнецова.

По словам создателей фильма, цель проекта – не просто рассказать о насилии или разобраться, в чем причина его появления в семье. Главная задача – показать различные формы насилия, помочь женщине увидеть в фильме себя и показать, что из токсичных отношений можно выйти.

Ереван. Съемки фильма о домашнем насилии
Ереван. Съемки фильма о домашнем насилии

"Все наши героини – это женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками. На их примере мы показываем, что, даже испытав насилие в семье, можно стать успешной и целостной личностью", – подчеркивает Лакомкина. По ее словам, акцент в этих историях перемещен с подробного описания того, что пережили женщины, на то, что с ними происходит после выхода из токсичных отношений.

"Мы хотим показать, что у насилия всегда одни и те же признаки. Неважно, в какой стране ты находишься, на каком языке разговариваешь, какой ты национальности. Источник насилия – это не какие-то культурные нормы, а неуважительное отношение людей друг к другу", – говорит Прохорова.

Лондон. Съемки фильма о домашнем насилии
Лондон. Съемки фильма о домашнем насилии

Создатели документальной картины сначала хотели снимать серию фильмов о тату-мастерах из разных стран, которые помогают жертвам домашнего насилия перекрыть шрамы, однако потом решили сделать акцент на организациях, которые помогают женщинам, и на личных историях жертв. В итоге студентки снимали женщин, переживших насилие, в России, Великобритании и Армении. Британия была выбрана как страна с достаточно успешным правовым регулированием в сфере домашнего насилия, а Армения – как страна, в которой в 2018 году вступил в силу закон о домашнем насилии.

По словам Кузнецовой, перед поездкой в Армению она думала, что там должно быть гораздо меньше случаев насилия, так как существует правовое регулирование в этой сфере. Однако на деле ситуация оказалась несколько иной: женщины боялись говорить о случившемся с ними и испытывали сильнейший стыд. Из-за этого они не обращались в полицию и не рассказывали никому из родственников о насилии.

Ереван. Монолог одной из жертв домашнего насилия
Ереван. Монолог одной из жертв домашнего насилия

Это связано с тем, что проблема домашнего насилия не лежит только в плоскости декриминализации побоев, считает руководитель кризисного центра для женщин "Инго" Елена Болюбах. По ее словам, после того как побои в семье перестали быть уголовно наказуемыми в России, в их центр обратилось за комментарием огромное количество журналистов. Именно в этот момент многие жертвы насилия узнали, что побои когда-то были криминализованы. Система не работала и раньше – добиться наказания для насильника было практически невозможно. Сейчас просто стало еще сложнее.

"Главная проблема в России – это неосведомленность женщин. Многие не знают, куда можно обратиться и стоит ли обращаться вообще. Они не знают, каким образом можно фиксировать побои, как может быть наказан агрессор. Они находятся в абсолютном правовом вакууме", – размышляет Болюбах.

"К проблеме насилия в партнерских отношениях в России относятся как к чему-то очень интимному и закрытому. Для нашего общества характерна ответственность женщины за то, что происходит в отношениях, потому что в обществе женщина воспринимается как хранительница очага. Это связано прежде всего с воспитанием. С детства девочкам внушают идею, что если в отношениях что-то не так, виновата всегда женщина", – говорит руководитель кризисного центра.Усугубляет ситуацию также патриархальная культура, которая навязывает женщинам с детства спорные психологические установки, уверена Болюбах. Например, в России считается неприемлемым рассказывать о проблемах, которые происходят в семье, поэтому женщины годами терпят насилие.


"Пока в российском обществе не сформировалась позиция, согласно которой ответственность за насилие лежит только на том, кто его совершает. Поэтому женщина до сих пор воспринимает побои как личную неудачу и расценивает это как свою неготовность к отношениям", – считает Болюбах. Она добавляет, что для решения проблемы нужно четко определить, где проходит граница между насилием и конфликтом, и что даже единичные побои – это повод обратиться за помощью.Самый популярный вопрос, с которым женщины обращаются за помощью в кризисный центр: "Как сделать так, чтобы мужчина меня не бил?" При этом жертвы насилия добавляют, что в целом отношения с партнером у них хорошие. По словам Болюбах, причина такого поведения женщины скрывается в ее нежелании воспринимать насилие как отдельную, неприемлемую форму коммуникации в семье. Она считает, что насилие – это один из способов проявления конфликта.

В Армении единичные побои не считаются домашним насилием. "Домашнее насилие всегда имеет цикличность. Всё остальное рассматривается как ссора", – рассказывает координатор Коалиции по предотвращению насилия в отношении женщин Заруи Оганесян​.

Заруи Оганесян
Заруи Оганесян

Закон "О предупреждении семейного насилия и защите жертв" в Армении приняли в 2017 году. В 2018 году он вступил в силу. По словам Оганесян, закон сделал проблему домашнего насилия видимой, однако серьезных изменений в этой сфере не произошло. Закон нуждается в доработке, так как описанные в нем механизмы не работают в армянских семьях.

Например, полиция может вынести предупреждение насильнику после первого обращения женщины, однако на этом вмешательство в конфликт заканчивается. Очень часто партнеры продолжают совершать насилие, а перед следующим визитом полиции "перевоплощаются" в идеальных супругов. У полиции же нет механизма, чтобы отслеживать, что происходит в семьях после первого вмешательства.

В тексте закона также упоминается возможность примирения партнеров, рассказывает координатор Коалиции по предотвращению насилия в отношении женщин. Однако этот механизм не может быть эффективен в Армении, где большинство жертв насилия – женщины в возрасте от 35 до 50 лет, находящиеся в экономической зависимости от своих партнеров. Чаще всего они возвращаются к агрессорам только потому, что не могут найти работу и не видят на политической арене или в других сферах успешных женщин. Для того чтобы жертва насилия самостоятельно могла принимать решение о примирении с насильником, она должна пройти процедуру реабилитации. С агрессорами в кризисных центрах тоже должна проводиться работа, считает Оганесян. Пока в Армении такой процедуры нет.


Проблема домашнего насилия и в Армении, и в России связана больше с гендерными стереотипами, чем с отсутствием эффективных способов борьбы, считает глава "Центра поддержки женщин" Маро Матосян. По ее словам, насилие в семье – это общее наследие для так называемого постсоветского пространства. "Во времена Советского Союза многие социальные проблемы замалчивались. Эта культура замалчивания существовала на протяжении 10–15 лет и после распада СССР. Она слишком въелась в коллективное бессознательное, поэтому и в России, и в Армении не принято говорить о проблемах, происходящих в семье", – говорит Матосян.Для того чтобы домашнего насилия стало меньше, недостаточно принять закон, который будет сдерживать агрессию насильников, говорит Оганесян. Прежде всего нужно изменить представление общества об устройстве семьи и о месте женщины в ней. "К сожалению, с точки зрения равноправия после революции в Армении ничего не изменилось, поэтому и домашнее насилие все еще распространено. Для решения проблемы нужно обеспечить равноправие, увеличить количество женщин в политике и показать, что они тоже могут участвовать в принятии важных решений и руководить крупными организациями. Во время революции (имеются в виду прошлогодние события, в результате которых был отстранен от власти бывший лидер Армении Серж Саргсян. – РС) женщины принимали участие в демонстрациях наравне с мужчинами, однако на формировании нового правительства это никак не сказалось. В нем практически нет женщин", – уточняет Оганесян.

По данным Всемирной организации здравоохранения, 35 процентов женщин во всем мире на протяжении своей жизни подвергаются физическому или сексуальному насилию со стороны своего партнера или другого лица. При этом от 20 до 70 процентов женщин, пострадавших от насилия, никогда никому не признавались в этом.

Согласно информации Росстата, от домашнего насилия за год страдают около 16 миллионов российских женщин. Из них за помощью обращаются только 10 процентов. В опросе ВЦИОМ говорится, что треть россиян знает о побоях в семьях их знакомых, а каждый десятый лично сталкивался с домашним насилием в своей семье. В Армении же от насилия ежегодно страдают около двух тысяч женщин.

Карина Меркурьева

Радио Свобода

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG