Ссылки для упрощенного доступа

Почему правозащитникам так сложно работать на Кавказе


Ни одно громкое нападение на правозащитников на Северном Кавказе расследовано не было. Зато очень эффективно правоохранительные органы расследуют дела против самих правозащитников.

6 октября сотрудника международной правозащитной организации Amnesty International Олега Козловского в Ингушетии похитили, избили и подвергли инсценировке казни. Козловский подозревает, что это были сотрудники ингушского Центра "Э". Сейчас он выехал из России, в Amnesty International ждут результатов расследования.

206 граммов марихуаны – официальная причина ареста главы чеченского отделения правозащитной организации "Мемориал" Оюба Титиева. Сейчас это одно из самых громких дел на Кавказе. Титиева арестовали в начале года, с тех пор он находится в грозненском СИЗО. Власти региона отказались передавать расследование федеральным властям. Дом правозащитника был снесен, его семье пришлось уехать из Чечни. Несмотря на это, он отказывается признать вину. В сентябре суд решил, что дальнейшее проведение процесса будет проходить в закрытом режиме.

На прошлой неделе Титиев получил премию Вацлава Гавела за вклад в защиту прав человека. В письме, которое зачитали от его лица в Страсбурге, Титиев написал:

На моей родине, в Чечне, давно уже стали нормой незаконные аресты и фабрикация уголовных дел. Мое дело тому пример, и, поверьте, не самый страшный: как правило, фабрикация дел сопровождается угрозами и пытками.

Через неделю после ареста Титиева в Ингушетии неизвестные сожгли офис "Мемориала", еще через несколько недель был жестоко избит руководитель дагестанского отделения Сиражудин Дациев. Виновные не найдены.

Избиения правозащитников на Кавказе чередуются с уголовными делами. Например таким, как против ингушского оппозиционера Магомеда Хазбиева. Дело на него завели за незаконное хранение оружия и оскорбление властей республики и лично главы Ингушетии Юнус-бека Евкурова.

Оскорбления нашли в видео, опубликованном еще осенью 2015 года. В нем Хазбиев не только критикует силовиков, судебную систему и чиновников республики, но и рассказывает, как якобы покупал у людей из окружения Евкурова документы и материалы прослушки, доказывающие причастность руководства Ингушетии к похищениям и убийствам людей.

Следствие сочло это возбуждением ненависти. Позже к делу добавили обвинения в экстремизме.

9 марта 2016 года на границе Чечни и Ингушетии неизвестные напали на микроавтобус, в котором в Грозный ехали иностранные и российские журналисты и правозащитники из "Комитета по предотвращению пыток". Их избили, автомобиль с вещами сожгли. Несмотря на наличие аудиозаписи нападения (диктофон включил журналист издания "Медиазона" Егор Сковорода) и показания пострадавших, нападавшие до сих пор не найдены.

В апреле 2016 года в Чечне похитили, а впоследствии арестовали корреспондента независимого издания "Кавказский узел" Жалауди Гериева. Позже Гериев рассказывал, что силовики вывезли его в лес, били, душили и угрожали расстрелом. Они обвиняли его в работе против властей Чечни и заставили признаться в хранении марихуаны. В сентябре Гериева приговорили к трем годам колонии.

В конце 2017 года после почти четырех лет тюрьмы на свободу вышел политик и общественный деятель Руслан Кутаев – чеченский суд ранее признал его виновным в незаконном хранении наркотиков. Настоящей причиной его задержания коллеги называют проведенный им в феврале 2014 года круглый стол, посвященный 70-летию депортации чеченского народа. Годовщина совпала с Олимпиадой в Сочи – в связи с этим, по данным "Новой газеты", все северокавказские республики получили указание из Кремля не проводить мероприятия в память жертв сталинских репрессий. Кутаев был арестован через несколько дней после конференции.

Самым громким делом в отношении правозащитников по-прежнему остается убийство сотрудницы центра "Мемориал" Натальи Эстемировой. Убийцы и те, кто стоял за этим преступлением, не найдены до сих пор.

"Быть правозащитником в России сегодня сложно и опасно"

О том, что могло послужить причиной нападения в Ингушетии на сотрудника Amnesty International Олега Козловского, в эфире "Вечера с Егором Максимовым" рассказал заместитель регионального директора Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии Денис Кривошеев.

Денис Кривошеев: "Быть правозащитником в России сегодня крайне сложно и опасно"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00

– Сложно сказать, была ли это атака против Олега как представителя Amnesty International, кого его деятельность не устраивала, или это его общественная деятельность в прошлом. Ясно одно: быть сегодня в России правозащитником, наблюдателем, общественником крайне сложно и опасно.

В Ингушетии мы были неоднократно, были миссии с гораздо более сложными целями – расследование обстоятельств тайных казней, исчезновений людей и так далее. Но в контексте мирного митинга, как это произошло в Магасе, такого никто не ожидал. Поэтому сказать, какие цели преследовали те, кто это совершил, мы пока затрудняемся.

Работа Amnesty International непроста и далеко не всегда приветствуется в тех местах, куда мы ездим. Но ничего подобного с нами не было. Единственный случай, с которым это можно сравнить, – это 2007 год, когда правозащитника Олега Орлова из центра "Мемориал" и телекоманду, которая его сопровождала, похитили из гостиницы в Назрани, тоже в Ингушетии, вывезли и также угрожали, издевались.

Это была подобная ситуация, но это было 11 лет назад и, в общем, казалось другой эпохой. У Ингушетии был другой лидер, другая обстановка. С тех пор вроде бы сменилось очень многое, но оказалось, что правозащитная деятельность в Ингушетии и, наверное, в целом на Северном Кавказе и в России осталась такой же опасной, какой она была тогда. Это глубоко удручает.

В отношении этого инцидента [похищение и издевательства над Олегом Козловским] мы будем добиваться расследования. Магас – столица, камеры везде, присутствие огромного количества полиции на улицах, гостиница, где персонал мог видеть тех, кто приходил за моим коллегой, – все это делает расследование инцидента относительно простым. Во всяком случае, прогресс в расследовании того, что произошло, мы ожидаем в ближайшее время. Давайте дождемся выводов следствия, если их не будет, тогда уже выводы будем делать мы.

"Ситуация в Ингушетии не стала хуже, чем в Чечне"

Татьяна Локшина, представитель Human Rights Watch, уже 16 лет работает на Северном Кавказе. Она рассказала, как неожиданным образом может измениться работа правозащитников на Кавказе.

Татьяна Локшина: Цель похищения Козловского – запугать правозащитников
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:21 0:00

Дария Али-Заде, "Настоящее время"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG