Ссылки для упрощенного доступа

Дагестанский "ваххабитский список"


Крупнейшая дагестанская салафитская мечеть в Махачкале сегодня закрыта для прихожан, в массе своей попавших в "черные списки"

Крупнейшая дагестанская салафитская мечеть в Махачкале сегодня закрыта для прихожан, в массе своей попавших в "черные списки"

В Дагестане 15 тысяч человек стоят на профилактическом учете МВД как приверженцы радикального экстремистского течения в исламе. При этом, в этот учет попадают абсолютно непричастные ни к каким преступлениям люди. По данным правозащитников, нет никакого критерия, по которому ставят на «профучет», а основанием может стать лишь тот факт, что человек носит бороду или ходит «не в ту мечеть». Те, кто попали в учет сообщают, что это не дает им возможность нормально работать, без проблем перемещаться по стране и вообще спокойно жить.

Список ширится

В Дагестане все знают, что такое «вахучет». Так называют профилактический учет лиц, склонных к радикализму, вахабизму который ведет МВД по Дагестану. По данным ведомства, на конец 2015 года в республике на учете состояли 15 тысяч человек. Правозащитники отмечают, что в текущем году эта цифра может вырасти еще на несколько тысяч, так как каждую пятницу в так называемых «салафитских» мечетях силовики проводят рейды по «отлавливанию» экстремистов. То есть, выходящих из мечети людей пропускают через коридор полицейских, определяют на глаз возможного экстремиста, забирают в участок и ставят на учет.

Максим Шевченко: "Это никакая не профилактика, а преследование по религиозному признаку"

Те, кто попадал на участки, сразу пополняют список «экстремистов». Но есть и множество людей, которые случайно узнают о том, что они попали в учет. Как правило, они это узнают на каком-нибудь посту при выезде из города, где их высаживают с транспорта, допрашивают, заставляют писать объяснительное и т. д. Последний такой случай произошел 15 сентября с журналистом дагестанского еженедельника «Новое дело» Идрисом Юсуповым. Выезжая на учебу в Москву, на одном из посту его остановили, где он узнал, что состоит на учете в Центре противодействия экстремизму (ЦПЭ) дагестанского МВД как «религиозный экстремист». По дороге в Москву ему пришлось останавливаться на каждом посту, где более часа проводили личный досмотр, проверили по базе данных ФСБ и заставили писать объяснение. Журналист отмечает, что он никогда не имел проблемы с законом и его не уведомляли о том, что его ставят на учет. И теперь такое положение очень осложняет ему жизнь.

Нет критериев

Правозащитники отмечают, что постановка на учет незаконна и вообще нет никаких четких критериев, по которому ставят на «профучет». Туда можно попасть, только потому что какому-то сотруднику полиции ты не понравился. На многочисленные требования и самих «учетников» и правозащитников чтобы объяснили, по какому закону это все делается, МВД по Дагестану ссылалось на некий внутриведомственный приказ российского МВД. По словам члена Совета по правам человека при президенте РФ Максима Шевченко, все действия, проводимые по внутриведомственному приказу незаконны, пока не будет обнародован сам приказ. Он отмечает, что это никакая не профилактика, а преследование по религиозному признаку.

Юрист дагестанского отделения «Мемориала» Галина Тарасова также отмечает, что силовики преследуют людей по религиозным мотивам и это ущемление прав очень сложно доказать, поскольку доставление в полицию, проведение допросов, снятие отпечатков пальцев и прочие процедуры полицейскими нигде не фиксируются.

Учитывая опыт «вахучета» в Дагестане, все может быть весьма печально

Как заявила изучавшая эту проблему журналистка «Новой газеты» Ирина Гордиенко, в распоряжении редакции есть тот самый внутриведомственный приказ МВД, согласно которому людей ставят на учет. Но в этом приказе нет ни одного упоминания о том, по каким критериям сотрудник полиции должен определять склонность того или иного человека к религиозному экстремизму. Приказ только перечисляет перечень документов, необходимых для постановки на учет. По ее словам, теперь с конца июня силовики уже получили возможность опираться на закон, а не на внутриведомственный приказ – был принят закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». И теперь оперативники сами получат возможность решать, кто склонен или нет к преступлениям. Учитывая опыт «вахучета» в Дагестане, все может быть весьма печально. По словам Гордиенко, такая «профилактика экстремима» только озлобляет людей и провоцирует на ответные действия. В качестве примера она приводит предыдущий опыт борьбы дагестанских силовиков против «ваххабизма» в конце 90-х. Тогда силовики во время профилактики допускали пытки и издевательства. Результат: появился джамаат «Дженнет», который начал отстреливать причастных к пыткам силовиков.

XS
SM
MD
LG