Ссылки для упрощенного доступа

Схватка за власть привела в мечеть


Чеченские власти отвечают на мирные инициативы Евкурова продолжением давления на религиозное поле...

Чеченские власти отвечают на мирные инициативы Евкурова продолжением давления на религиозное поле...

Борьба двух концепций противодействия терроризму на Северном Кавказе приводит к милитаризации суфиев, что выгодно чеченским властям

Бескомпромиссная борьба с инакомыслием в чеченском обществе с одной стороны и свободная дискуссия в Ингушетии с другой могут определить модели развития вайнахских регионов.

Первая модель предполагает продолжение репрессий в отношении лиц, претендующих на идеологическое многообразие, а также лиц, имеющих отношение к вооруженному подполью, будь-то родством или критикой репрессивной модели, с разделением общества на «друзей и врагов», с ограничением прав одних и наделением ими других. Вторая — равенство всех идеологических оппонентов перед законом, борьба с правонарушением, а не мыслепреступлением, реанимация общественной дискуссии и диалога.

На каждой из сторон серьезные политические, военные, экономические и административные ресурсы.

Хроника конфликта

В 1998 году в Малгобеке был закрыт исламский институт, директором которого был известный исламский ученый Иса Цечоев. Закрытие было организовано Магомедом Албогачиевым, на тот момент являвшимся муфтием республики.

Со слов участников тех событий, муфтият добился в этом вопросе поддержки главы республики Руслана Аушева, которому объяснили необходимость закрытия медресе тем, что «в нем преподают иностранные, арабские учителя». На этом началась острая фаза конфликта между суфиями и представителями «Ахль сунны» в Ингушетии.

С участием муфтия Магомеда Албогачиева произошел конфликт и в общине Али-юрта, где действующий имам Иса Албогачиев вместе со своими последователями покинули мечеть в знак протеста.

В 2004 году на посту муфтия республики Албогачиева сменил Иса Хамхоев, с именем которого связаны последние громкие скандалы в религиозной сфере этой республики.

Глава Ингушетии обвинил муфтият в развязывании конфликта и потребовал от Хамхоева уйти в отставку

5 июня 2015 года Хамхоев вместе со своими сторонниками предпринял попытку захвата мечети в Насры-Корте, имамом в которой является известный проповедник Хамзат Чумаков. Это привело к столкновению сторонников религиозных деятелей, кровопролитие удалось предотвратить огромным трудом.

После этого глава Ингушетии обвинил муфтият в развязывании конфликта и потребовал от Хамхоева уйти в отставку. Муфтият же в свою очередь заявил, что силовую поддержку в этой акции Хамхоеву обещал брат руководителя Ингушетии и одновременно начальник его охраны Увайс Евкуров, которого муфтий обвинил в предательстве, прилюдно оскорбив за это главу республики и заявив, что в отставку не уйдет.

Настальгия по Чечено-Ингушетии

После начала острой фазы противостояния с главой Ингушетии Евкуровым, Хамхоев зачастил в Чеченскую республику. Ситуация была представлена таким образом, что Хамхоев якобы пострадал за «антивахабитскую деятельность» против Чумакова и Цечоева, порочащих тарикат и высмеивающих суфиев.

Из Чечни прозвучали громкие заявления с угрозами расправы над религиозными деятелями из уст как самого Кадырова, так и муфтия Салаха Межиева и других религиозных деятелей, что вызвало серьезные протесты в религиозной среде в соседней Ингушетии и еще сильнее подорвало авторитет Хамхоева.

Кадыров не смог использовать Чумакова в игре против Евкурова, а обвинения в адрес имама, а также другого известного исламского ученого – Цечоева, зазвучали с новой силой

Двумя годами ранее, в августе 2014 года по приглашению Кадырова в Чечню приезжал Чумаков, который разъяснил свое отношение к тарикату, дистанцировавшись от обвинений в свой адрес из уст некоторых представителей суфизма обоих республик. Встреча была организована оппозиционером Магомедом Хазбиевым и была интересна главе Чечни, как возможность влияния на общественно-политическую ситуацию в Ингушетии через популярного имама.

После этого Чумакова приглашали и на митинг в защиту пророка, состоявшийся в Грозном, где предоставили ему трибуну. Дальнейшие события показали, что Кадыров не смог использовать Чумакова в игре против Евкурова, а обвинения в адрес имама, а также другого известного исламского ученого – Цечоева, зазвучали с новой силой.

Кадыров играет на ингушской политической доске продолжительное время. Помимо покровительсва над опальным муфтием, имамам которого, по информации некоторых источников, Кадыров выплачивает заработную плату, он длительное время заигрывает и с другим влиятельной ингушской семьей – Белхороевыми.

Представители семьи ездят в Чечню, называют Кадырова имамом Северного Кавказа, делают другие реверансы в его адрес. Тот, в свою очередь, пытается в конфронтации с Евкуровым использовать их.

Кадырову выгодны конфликты между ингушскими кланами – так он сможет обеспечить себе влияние в соседнем регионе, а в будущем взять республики под свой контроль. Слухи о слиянии двух республик во главе с Кадыровым ходят давно. Аналитические записки с этой идеей ходили из кабинета в кабинет в Администрации президента РФ. Основной аргумент: якобы в Ингушетии исчезают бюджетные деньги, направляемые на развитие региона, потому федеральные трансферы целесообразнее передать в руки одному человеку (т.е. Кадырову).

Подрыв изнутри

В последнее время в Ингушетии было несколько покушений на религиозных деятелей. Причем нападаениям подвергались представители обеих противоборствующих сторон.

Стремлением чеченских властей взять контроль над Ингушетией объясняют все последние теракты и покушения на религиозных деятелей в регионе ряд наблюдателей

11 марта после завершения пятничной молитвы возле мечти в Насыр-Корте взорвался припаркованный автомобиль, в тот момент, когда возле него проезжал имам мечети Чумаков. Ранения получили четверо человек, сам имам не пострадал. Это уже второе покушение на Чумакова. В результате первого, в сентябре 2010 года религиозный деятель чудом выжил, однако лишился ноги.

Сторонники Чумакова связали покушение с критикой из Чечни и деятельностью муфтия Хамхоева, с которым община мечети находилась в конфликте.

4 апреля в станице Троицкой Сунженского района около дома помощника муфтия Ингушетии Магомеда Хаштырова была взорвана граната РГД-5. В результате никто не пострадал. А 5 мая был взорван внедорожник возле дома Ибрагима Белхароева. В результате взырва пострадавших не было.

30 августа возле мечети в Али-юрте была обезврежена бомба мощностью 50 кг в тротиловом эквиваленте, заложенная в автомобиль припаркованный у мечети по маршруту следования имама мечети Цечоева. Правоохранительные органы заявили о предотвращении покушения на религиозного деятеля.

Руководителя программы "Горячие точки" Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов и председатель Комитета «Гражданское содейстиве» Светлана Ганнушкина, в комментариях журналистам связали покушение на имама Цечоева с угрозами из Чечни.

Стремлением чеченских властей взять контроль над Ингушетией объясняют все последние теракты и покушения на религиозных деятелей в регионе ряд наблюдателей.

Мирные инициативы против агрессивной риторики

30 августа глава Ингушетии Евкуров вновь заявил о своей приверженности мирному урегулированию вооруженного конфликта на Северном Кавказе, призвав родственников боевиков, уехавших в Сирию, убедить их вернуться к мирной жизни через адаптационные комиссии.

Ингушские власти демонстрируют также и нацеленность на развитие диалога между представителями разных направлений ислама в регионе, с целью чего создан религиозный совет, в который входят представители всех влиятельных мусульманских групп. В этом процессе не участвует муфтий Хамхоев, который, пользуюясь поддержкой Кадырова, продолжает оставаться автономной фигурой на религиозном поле.

При этом Евкуров делает недвусмысленные примирителльные жесты в адрес чеченской власти. Например, 8 августа Евкуров выступил против размещения в республике офиса «Комитета по предотвращению пыток», чтобы не осложнять отношения с Рамзаном Кадыровым.

Чеченские власти тем временем отвечают на мирные инициативы Евкурова продолжением давления на религиозное поле.

Например, 27 августа в Чеченской республике завершила работу международная исламская конференция, по итогам которой была подписана фетва, выводящая салафитов из «Ахль сунна» и призывающая власти России законодательно усилить репрессии в отношении исламских течений, не относящихся к суфийскому направлению ислама.

Конференция была встречена критикой мировых исламских центров и представителями российского ислама, как «противоречащая духу и объединительной сущности религии».

Положения грозненской фетвы не имеют обязательный характер для всех российских мусульман, но есть угроза реализации некоторых тезисов из нее на законодательном уровне теми силами, которые разделяют методы Кадырова по установлению контроля над всем Северным Кавказом.

XS
SM
MD
LG