Ссылки для упрощенного доступа

Журналист, разведчик, водитель – что известно о бойцах "Айдара", которых судят в Ростове


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В Ростове-на-Дону готовятся рассмотреть самое массовое уголовное дело в отношении украинских пленных – на скамье подсудимых 18 человек, которых российское следствие считает участниками батальона "Айдар", но обвиняет их по так называемому кодексу сепаратистской "ДНР". Сайту Кавказ.Реалии удалось установить личности большинства пленных и поговорить с родственниками одного из них.

Батальон "Айдар" был создан в мае 2014 года по инициативе коменданта "Самообороны Майдана" Сергея Мельничука и состоял в основном из добровольцев организаций "Самообороны майдана" и "Правого сектора". В марте 2015 года его встроили в армейскую систему Украины. В отличие от "Азова", батальон так и не был признан террористической организацией в России, хотя оба подразделения в 2016 году запретил "Верховный суд ДНР".

Дело предполагаемых бойцов 24-го отдельного штурмового батальона "Айдар" поступило в Южный окружной военный суд 20 июня. На скамье подсудимых находятся Вячеслав Байдук, Игорь Гайоха, Виталий Грузинов, Владислав Ермолинский, Семен Забайрачный, Сергей Калинченко, Виталий Крохалев, Владимир Макаренко, Роман Недоступа, Сергей Никитюк, Евгений Пятигорец, Тарас Радченко, Александр Таранец, Дмитрий Федченко, Николай Чуприна, Андрей Шолик, Марина Мищенко и Лилия Прутян.

Вывози свою семью, вы в "черных списках". Делаю я это, чтобы, когда вы придете в город, ты так же спас мою семью

По каким именно статьям судят каждого из участников, не уточняется. Примечательно, что обвинение строится на так называемом уголовном кодексе сепаратистской "ДНР". Именно там на пленных завели дело о насильственном захвате власти, изменении конституционного строя и участии в работе "террористической организации". Помимо этого, одиннадцать бойцов судили за "прохождение специального обучения в целях осуществления террористической деятельности", а еще четверых – за организацию террористической деятельности.

Каким образом суд в Ростове будет расследовать дело по кодексу сепаратистской территории, пока неизвестно.

Первое заседание должно было состояться 7 июля – как сообщили в пресс-службе суда, оно планировалось в очном формате, то есть все подсудимые находятся в Ростовской области. Однако их не смогли доставить из-за сложностей со службой приставов – заседание перенесли почти на три недели, на 25 июля.

"Вывози свою семью"

Сайту Кавказ.Реалии удалось установить личности большинства украинских военнослужащих по записям допросов пленных и сообщениям в пророссийских источниках. Все они оказались в российском плену еще в начале войны, в марте-апреле 2022 года. Среди них как минимум двое офицеров: Игорь Гайоха и Тарас Радченко.

34-летний Игорь Гайоха родился в поселке Северо-Гундоровский Луганской области, который расположен у границы с Ростовской областью. По данным пророссийских источников, он был сапером в "Айдаре", а на момент попадания в плен дослужился до командира минометного взвода.

Как вспоминает сестра Игоря Галина Гайоха в беседе с корреспондентом Кавказ.Реалии, ее младший брат ушел в служить в "Айдар" после Евромайдана в 2014 году. Он сражался на передовой на востоке Украины. Летом того года их семья вынужденно переехала в Винницу из-за доносчиков, которые "стали агрессивно относиться" к тому, где служит ее брат – по ее словам, Гайоха попал в "черный список" сепаратистов.

"Лучший друг брата Саша, ныне уже покойный, позвонил ему на передовую и сказал: "Вывози свою семью, ибо вы в "черных списках". Делаю я это не из-за того, что мне их жалко. Просто, когда вы придете в город, чтоб ты так же спас мою семью". Саша этот в ополчение пошел, когда все началось", – вспоминает собеседница.

После начала полномасштабного вторжения России Игорь Гайоха ушел на фронт и перестал выходить на связь с родными, отмечает его сестра. На его странице в соцсетях летом 2022 года появились пожелания вечной памяти от сослуживцев. Информация о гибели оказалась ложной – Галина увидела в интернете видео допроса своего брата, из которого и поняла, что он жив. Однако вплоть до начала суда в Ростове российская сторона это никак не подтверждала.

Южный окружной военный суд, Ростов-на-Дону
Южный окружной военный суд, Ростов-на-Дону

Журналист и разведчик

23-летний лейтенант ВСУ Тарас Радченко – сын Игоря Радченко, бывшего командира роты контрразведки, который служил в "Айдаре" до 2015 года. Летом следующего года Генпрокуратура Украины заподозрила старшего Радченко в организации банды, которая совершала вооруженные нападения, угоны, а также незаконно удерживала пленных и присваивала документы. Спустя пару недель военного освободили из-под ареста под поручительство трех народных депутатов.

Денис Мурыга во время оглашения приговора
Денис Мурыга во время оглашения приговора

Именно Игоря Радченко замкомандира "Айдара" Денис Мурыга назвал ответственным за подрыв моста, в результате которой погибли часовые так называемой народной милиции в "ЛНР". За это Южный окружной военный суд приговорил Мурыгу к 16 годам колонии строгого режима.

Радченко, как писали так называемые российские военкоры, покинул город Рубежное в Луганской области перед тем, как его заняли российские войска и сепаратисты. Позже они нашли в городе схрон с документами военного и формой батальона "Айдар". Где он сейчас, неизвестно.

Сын экс-командира Тарас Радченко был в "Айдаре" начальником разведки и помощником начальника штаба. Он попал в плен сразу после начала войны, не позже 1 марта 2022 года. В России с военным записали интервью, где на камеру он сказал, что якобы сложил оружие добровольно из-за "предательства командования". По этой версии, командир отправил его за танковым резервом, бойцы которого не умели даже заряжать орудия. Проверить правдивость истории, рассказанной в плену, невозможно.

Одним из подсудимых стал и 56-летний житель Львова Виталий Грузинов. В Украине он был больше известен как Козак Ведмеденко – журналист и общественник, который принимал участие в Евромайдане и возглавлял ветеранское объединение "Участники боевых действий Шевченковского района Киева". На фронт он ушел в марте 2015 года, а до этого был волонтером – развозил еду и одежду.

Его взяли в плен не позже 11 марта прошлого года в окопах вблизи Волновахи, тогда российская сторона опубликовала кадры его допроса. По словам Грузинова, он пришел в "Айдар" только в 2021 году, а до этого служил разведчиком в 130-м батальоне. В апреле 2016 года он покинул ВСУ из-за двух судимостей по статьям о порче госимущества и хулиганстве – как рассказывал Грузинов, за драку с сотрудниками полиции. На момент пленения ветеран Майдана и боец "Айдара" был солдатом-гранатометчиком.

"Стариков осталось немного"

О сдаче в плен рассказывал и другой подсудимый – 36-летний водитель ЗИЛ-131 Евгений Пятигорец. По информации РИА ФАН, связанного с владельцем ЧВК "Вагнер" Евгением Пригожиным, он якобы сам пришел сдаваться в комендатуру "ДНР" 6 апреля. Мы не можем проверить сведения, данные в заключении.

Известно, что Пятигорец проживал в поселке Владимировка Донецкой области, о взятии под контроль которого Минобороны России заявило в марте прошлого года. После пленения его активно использовала российская пропаганда.

Командира одного из отделений батальона "Айдар" и оператора беспилотников Семена Забайрачного взяли в плен случайно: на допросе он рассказал, что вместе с сослуживцами выехал на блокпост "посмотреть, кто остался в живых" и увидел там военнослужащих сепаратистской "ДНР", которых принял за своих.

Среди оказавшихся на скамье подсудимых нет офицеров старше лейтенанта, многие из пленных служат в "Айдаре" недавно. Один из бойцов, Николай Чуприна, после попадания в плен рассказывал, что "Айдар" на текущий момент является обычным структурным подразделением ВСУ, ветеранов в батальоне уже почти не осталось.

Надежда всегда есть. Жив. Рано или поздно вернут

Чуприна родился в Харьковской области. В "Айдаре", по его словам, он служил в качестве штурмовика. Пропагандистские российские источники писали, что он якобы проходил подготовку на Яворском полигоне с западными инструкторами – один из пунктов обвинения, который бойцам предъявляли в сепаратистской "ДНР", и есть "прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности". Однако подтверждений этому нет – сам Чуприна утверждал, что его подразделение в тренировках на полигоне не участвовало, но соглашался, что там действительно готовили бойцов "Айдара".

Об остальных подсудимых известно еще меньше. Владимир Макаренко и Роман Недоступ – оба 1997 года рождения. Макаренко – уроженец села Червонопрапорное в Херсонской области. С декабря 2016 года работал механиком-водителем взвода управления 56 дивизиона ВСУ, о его роли в "Айдаре" ничего не известно. Роман Недоступ попал в плен возле села Гранитное в Волновахском районе Донецкой области.

Мать офицера "Айдара" Игоря Гайохи Галина сказала редакции, что не воспринимает суд в Ростове всерьез и надеется на скорый обмен пленных – по ее словам, Россия не имеет права судить украинских военнослужащих.

"Во всей этой истории главное, что ребята живы. Я не могу себе представить, на что он там мог посягать и как они это аргументируют. Все эти статьи, которые им вменяют, незаконны. В мире нет такого государственного образования [на конституционный строй которого они якобы покушались]. Они незаконно захвачены в плен на своей земле, в своей стране, но при этом судят их почему-то по российским законам. Впрочем, надежда всегда есть. Жив. Рано или поздно вернут", – уверена собеседница.

Ростовский адвокат, пожелавший остаться анонимным, в беседе с сайтом Кавказ.Реалии подтвердил, что судебный процесс над бойцами "Айдара" является нарушением международного права, ведь Россия не признает ни состояние войны, ни статус военнопленных.

"В Украине выносят приговоры и российским военнослужащим, и наемникам ЧВК "Вагнер", которая признана террористической организацией в ряде стран. Следком России возбуждал дела в отношении руководства Минобороны, МВД, судей Украины, генпрокуратура Украины – против судей Конституционного Суда России, российских генералов и прокуроров. Но с 24 февраля 2022 года у нас "СВО", у Украины – война. У нас военного положения и всеобщей мобилизации нет, в Украине – есть. Как Россия может соблюдать международное военное право, если она отрицает войну?" – отмечает собеседник.

  • В Ростове-на-Дону в настоящий момент проходит суд над 24 бывшими участниками украинского полка "Азов". Им, как и айдаровцам, вменяют участие в террористической организации, которой признан "Азов" в России, а также попытку насильственного захвата власти на территории так называемой Донецкой народной республики. Российские СМИ утверждают, что большинство подсудимых были взяты в плен или задержаны весной прошлого года в Мариуполе и что они частично признали свою вину.
  • В конце мая Южный окружной военный суд в Ростове начал рассматривать уголовное дело о "наемничестве" в отношении пяти иностранных военнопленных. Заседание прошло без подсудимых – прокурор заявил, что не знает, где они находятся. Это связано с тем, что иностранцев уже обменяли.
  • Эксперты отмечают, что уголовные дела над украинскими военнопленными в России в корне отличаются от похожих дел в Украине тем, что обвиняемым вменяют не конкретные преступления, а абстрактное участие в "террористическом сообществе". Показательные суды таким образом должны оказать давление на украинское общество, при этом сами подсудимые оказываются фактически в статусе заложников.

Форум

XS
SM
MD
LG