Ссылки для упрощенного доступа

Жизнь на ощупь


Главное, чтобы дети были счастливы.

«Кавказ.Реалии» выяснил, как в Ингушетии спасают незрячих детей

В самой маленькой республике России – Ингушетии – делают очень большое дело. Здесь помогают незрячим детям стать полноценными членами общества.

Центр помощи слабовидящим обосновался на втором этаже неприметного здания напротив отделения Пенсионного фонда в Назрани. При входе стоит пассажирская «Газель». Три раза в неделю водитель выезжает рано утром, чтобы собрать по всей Ингушетии воспитанников центра. Детки живут в разных районах. Если водитель отправится за ними в восемь утра, то к 11 сможет привезти их сюда.

Маленькой, но очень бойкой группой они спешат на второй этаж, где в тепле крошечных кабинетов их ждут любимые учителя, игрушки и книги. Ребята хорошо ориентируются, несмотря на то, что практически ничего не видят.

Нас встречает Макка Томова – именно она три года назад решила создать этот центр. Изучила систему Брайля, разработала проект и презентовала его на конкурсе «Машук» в Пятигорске. Домой Макка вернулась с грантом в 300 тысяч рублей и открыла Центр помощи слабовидящим.

Некоторые хорошо видят общую картинку, но не могут читать – у них все раздваивается перед глазами.

В центре занимаются ребята от 5 до 15 лет. Все дети с остаточным зрением. Некоторые хорошо видят общую картинку, но не могут читать – у них все раздваивается перед глазами. Они ходят в обычную школу, но не могут ничему учиться. Здесь они изучают систему Брайля, учатся читать и писать. С ними занимается логопед и психолог. «Недавно мы закупили тренажеры, ими они тоже пользуются – это помогает для реабилитации, ведь у многих детей ДЦП», - рассказывает Макка.

По ее словам, изначально центр задумывался для взрослых людей. Их забирали из домов, привозили на занятия, обучали Корану по системе Брайля, русскому Брайлю и компьютерной грамотности. Потом решили переключиться полностью на детей – поняли, что сейчас это нужнее.

Никаких обучающих учреждений для таких детей, кроме Центра помощи слабовидящим, нет.

«Абдулмалик практически незрячий – он может передвигаться, но не способен читать и писать, - продолжает собеседница «Кавказ.Реалии». - Предметы он различает только на очень близком расстоянии».

А вот Шейх-Мухаммад, он видит, но не может читать и писать из-за того, что все раздваивается в глазах. У Алаудина тоже очень низкое зрение. Все они числятся в школах, но ничему не могут научиться. Никаких обучающих учреждений для таких детей, кроме Центра помощи слабовидящим, нет.

Особенные дети

Трое мальчиков резвятся в сухом бассейне. Он занимает почти всю маленькую игровую комнату. На полу небольшие тактильные панели с разной фактурой, на стене замысловатый тренажер, у окна стол для песочной терапии. Малыши очень заинтересовались появлением незнакомцев – они подходят к нам ближе, чтобы разглядеть, улыбаются, берут нас за руки.

«Все детки очень добрые, - говорит Макка. - Есть совсем незрячая девочка, но она очень далеко живет и приезжает только два раза в неделю. Она уже выучила 40 сур из Корана, большая умница».

Самый взрослый ученик центра Адам скромно стоит в дверях и ждёт, когда Макка сможет позаниматься с ним. Адаму 15, его приводит сюда мама. Милый, скромный и добрый мальчик ощущает себя, как пятилетний ребёнок.

У мальчика атрофия зрительного нерва и задержка умственного развития. Он видит, но только с близкого расстояния. Обычная школа за Адама не бралась, он сложный ребенок.

«Мы вместе учимся читать, писать, осваиваем тренировки для психологической разгрузки. Учителя говорили, что он не сможет выучить ни одной буквы, но у меня прекрасно получается с ним заниматься. Мы уже выучили половину алфавита», - говорит Макка, бережно гладя Адама по голове.

В центре есть преподаватели, которые раньше сами были учениками центра.

Мы ходим из кабинета в кабинет, а Адам все время молчаливо сопровождает нас.

В центре есть преподаватели, которые раньше сами были учениками центра. Розе Галаевой помогли освоить систему Брайля. Теперь она сама учит детей чтению и письму.

Цветы жизни

Полочки и подоконники центра украшены разноцветными букетами. Цветы похожи на замысловатые сахарные конфетки. Каждый лепесток делается вручную из японской полимерной глины – ее не нужно нагревать, легко размять пальцами, а форма застывает на воздухе. Этой технологии Макка Томова специально обучалась в Москве. Там же она получила сертификат инструктора, теперь она может учить людей по всей России.

Такие потрясающие букеты делают обитатели центра.
Такие потрясающие букеты делают обитатели центра.

Глина, объясняет она, бывает разных цветов. Сложно было выбрать что-то, чем детки могли бы заниматься факультативно. И это очень хороший вид рукоделия для детей.

Роза очень быстро освоила эту технологию, теперь она тоже учит детишек лепить. Девушка создала в центре маленький сад – почти все цветы сделаны ее руками. В этом году букеты отправили на конкурс Всероссийского общества слепых в Крым – центр выставлял их в номинации «Прикладное искусство» и получил первое место.

С сахарными цветами соседствуют другие – блестящие, сделанные из бисера. Над ними кропотливо трудится Ася Тимурзиева – тоже бывшая ученица центра. Она бережно нанизывает бусинки на тонкую проволоку. Делает она это наощупь, а подобрать цвета помогает мама.

Ася не видит с 2003 года - тогда она упала и ударилась головой.
Ася не видит с 2003 года - тогда она упала и ударилась головой.

Асе 31, зрения она лишена не с рождения. Была еще школьницей, когда упала и ударилась головой. Травма оказалась серьезной, и девушка практически ослепла. Об учебе и работе пришлось забыть.

«Я не вижу с 2003 года. До этого окончила 9 классов, все на четверки и пятерки. 14 лет я уже без зрения, не училась и не работала. Правый глаз не видит совсем, а левый – очень слабо», - говорит она.

В центре Ася нашла первое серьёзное занятие. Работать с бисером она научилась всего полгода назад, а уже создает целые шедевры. Она учит этому других детей, иногда проводит начальные уроки для изучения шрифта Брайля. Она очень ловко пишет наши имена на специальной бумаге. Отлично читает Коран на арабском Брайле.

Ася с удовольствием показывает нам свои цветы. Выглядит бодрой и счастливой, все время улыбается и смеётся. Говорит, что тут как будто ожила.

Маленький мир

Центр уместился на площади размером с трехкомнатную квартиру. Макка расположила все очень эргономично – в итоге вышло три рабочих кабинета, игровой зал, холл с тренажерами и даже звукозаписывающая комната. Специальный стол для настольного тенниса пришлось выставить в коридор.

Комната, где проходят занятия по компьютерной грамотности, сквозная – через нее можно попасть в два других кабинета. Тут стоит три компьютера, оборудованных специальной озвучивающей программой Djavs. Есть здесь и другая техника – тактильная станция для печати выпуклых изображений, мини-типография для печати текста по системе Брайля, сшиватель для книг. На тумбочке лежат большие стопки блокнотов со специальными страницами для письма по Брайлю. Здесь тесно даже втроем.

Макка сетует на то, что они не могут принять больше 10 человек, поэтому набирают группу из десяти человек, обучают их, отпускают, набирают следующую группу.

В холле на полках стоят общеобразовательные книги: русский и английский языки, окружающий мир – начальный набор для обучения детей. Большинство из них набраны шрифтом Брайля. Отдельную полку занимает Коран – книга умещается в пять больших томов. Оставшиеся кабинеты просто крошечные.

Макка сетует на то, что они не могут принять больше 10 человек, поэтому набирают группу из десяти человек, обучают их, отпускают, набирают следующую группу.

Система Брайля существует более 200 лет. За это время множество языков мира было адаптировано под рельефно-точечную систему. Ингушского среди них не было. Макка восполнила этот пробел и перевела русский Брайль на ингушский – теперь дети смогут изучать родной язык.

Существование центра было бы под вопросом, если бы не спонсоры, на чьи средства и закупается вся дорогостоящая техника. Преподаватели до сих пор работали на добровольных началах, совсем недавно было принято решение вводить платные курсы ЛФК, занятия с логопедом и психологом. Макка надеется, что все удастся воплотить в более широких масштабах – добрые люди уже вызвались построить для ее подопечных нормальное большое здание, осталось только получить подходящую землю. Возможно, тогда осуществится мечта – превратить частный центр в общеобразовательный.

Макка перевела русский Брайль на ингушский – теперь дети смогут изучать родной язык.

Пока же детки продолжают учиться на втором этаже неприметного здания, где места на всех, к сожалению, нет. Каждый день в маленьком центре они делают большой шаг на пути к просвещению. Остальные ждут своей очереди дома – в надежде, что тоже когда-нибудь научатся читать.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG