Ссылки для упрощенного доступа

"Взятие заложника". Христо Грозев – об обыске у Романа Доброхотова


Роман Доброхотов во время обыска у него в квартире. Фото – Петр Козлов, Русская служба Би-би-си

В Москве в среду главного редактора издания The Insider Романа Доброхотова обыскали и допросили как свидетеля по уголовному делу о клевете на голландского блогера Макса ван дер Верффа. Оно было возбуждено по заявлению адвоката Сталины Гуревич, которая пожаловалась в Следственный комитет РФ на твит Доброхотова о сотрудничестве ван дер Верффа с ГРУ. Во время обыска у журналиста изъяли электронные устройства и загранпаспорта, по одному из которых он в этот же день планировал уехать за рубеж в командировку, пишет Радио Свобода.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

"Пока не додавят, не успокоятся"

После выхода из отделения полиции Роман Доброхотов ответил на вопросы встречавших его журналистов.

"Это была прицельная акция, чтобы найти предлог зайти в мою квартиру", – сказал Доброхотов, отметив, что у него "забрали загранпаспорта" и уехать из России он пока не может. "Обезопасить себя никак нельзя, кроме как быть на виду и искренне говорить, чем ты занимаешься. Пока ты в центре внимания, очень сложно с тобой что-то сделать незаметно".

По словам Доброхотова, в России "идет волна в отношении всех независимых медиа":

"Их признают "нежелательными организациями", "иностранными агентами", как "Инсайдер", идут обыски. Вдруг так совпало, что все наши журналисты-расследователи внезапно стали преступниками именно в последние месяцы. Многие говорят, что эта кампания связана с выборами. Я думаю, она никак с ними не связана, потому что нет никаких "выборов". Просто по очереди приходят то за одними, то за другими. Пока не додавят, видимо, не успокоятся".

Роман Доброхотов признал, что после обыска работать ему будет гораздо сложнее: "У меня нет ни телефонов, ни паспортов, я не могу ездить и встречаться со своими коллегами, а у нас многие расследования – международные. Это серьезное давление, но "Инсайдер" продолжит существовать, расследования будут выходить, даже если меня арестуют. Я думаю, что они свою задачу выполнили, получили доступ к гаджетам, возможно, с их помощью они попытаются узнать что-то об источниках наших расследований".

Сталина Гуревич, которая подала заявление в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело против Романа Доброхотова, не просто адвокат: она также пишет колонки для телеканала "Царьград" и выступает на других прокремлевских площадках. По ее заявлению был лишен адвокатского статуса Марк Фейгин, защищавший интересы участниц группы Pussy Riot и украинских политзаключенных в России. В своем твиттере Гуревич также призывала не заводить уголовное дело на сотрудника полиции, который на митинге в поддержку Алексея Навального в Санкт-Петербурге 23 января ударом ноги отбросил с дороги 54-летнюю Маргариту Юдину. В разговоре с Радио Свобода Сталина Гуревич сказала, что инициатором подачи заявления в СК является Макс ван дер Верфф, который "обратился к ней за помощью", и назвала обыски у Романа Доброхотова "вполне логичными".

Сам Макс ван дер Верфф отослал Радио Свобода к своему твиту, написанному в среду вечером. "Я подал в суд на Романа Доброхотова, потому что он утверждает, что мне платит ГРУ. Грязная ложь. И удаление твита ему не поможет", –​ пишет блогер, сопровождая твит скриншотом сохраненной копии удаленного твита главного редактора The Insider.

Заявление Сталины Гуревич в Следственный комитет:

Твит Доброхотова, о котором идет речь в заявлении Гуревич в СК, был опубликован в день выхода совместного расследования Bellingcat и The Insider о связи издания Bonanza Media, для которого пишет ван дер Верфф, с российской военной разведкой. Авторы расследования выяснили, что под контролем офицера ГРУ Сергея Чебанова Bonanza Media продвигало версию о сбитии "Боинга" Малайзийских авиалиний под Донецком украинским истребителем – несмотря на то что к этому моменту от этой версии отказалось даже Министерство обороны России. Автором этих публикаций, помимо Макса ван дер Верффа, была бывшая сотрудница телеканала Russia Today Яна Ерлашова.

Как сообщила еще утром в среду "Правозащита Открытки" (сотрудничающая с этим проектом адвокат Оксана Опаренко представляет интересы Романа Доброхотова), уголовное дело, в котором Доброхотов на данный момент является свидетелем, возбуждено по ч. 2 статьи 128.1 УК РФ "Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации либо совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть "Интернет". Максимальное наказание по этой статье – два года лишения свободы.

Один из авторов многих совместных расследований The Insider и Bellingcat Христо Грозев считает, что обыски у Романа Доброхотова могут быть попыткой российских властей "взять заложника" и предотвратить выход новых разоблачительных публикаций. Радио Свобода поговорило с Грозевым незадолго до того, как стало известно, что Романа Доброхотова отпустили из полиции без предъявления обвинений.

"Для меня это был шок"

– Что вы почувствовали, когда узнали об обыске у Романа и потом у его родителей? Вы ждали чего-то подобного?

– Для меня это был шок, потому что вчера вечером мы обсуждали с Романом его перемещения по Европе в следующие несколько недель. Мы собирались встретиться сначала в одном месте, потом в другом, работать по некоторым новым расследованиям, а с другой стороны – думать вместе с ним, как ему дальше вести работу главного редактора и издателя The Insider после объявления их "иностранным агентом". У нас был абсолютно рабочий разговор, мы реально считали, что встретимся через день, а сегодня я проснулся и первое, что увидел, – его твит [об обыске]. Это было как сон, как кошмар, могу описать это только так.

Я его много раз пытался убедить, что такое с ним может случиться. Он считал, что это маловероятно, потому что никаких законов он никогда не нарушал – даже в наших расследованиях, которые иногда были "на грани" в том, что касается "черных данных". Он никогда этим не занимался, это всегда делали мы в Bellingcat и я лично. Я всегда его держал как можно дальше от этой части нашей журналистской работы, которую нам можно было бы инкриминировать. Видимо, они решили использовать как повод для обысков что-то абсолютно неважное. Пока мы понимаем, что поводом для обысков и задержания стало обвинение в клевете со стороны голландского журналиста, или "псевдожурналиста", Макса ван дер Верффа. Речь идет об одном твите. В этом твите Роман после нашей публикации о том, что Bonanza Media, работодатель ван дер Верффа, полностью контролируется ГРУ, экспрессивно написал о том, как ван дер Верффу не стыдно сотрудничать с ГРУ после того, как столько граждан Голландии погибло в катастрофе "Боинга". Это никак не может оправдать многочасовые обыски у Романа и его родителей. Видимо, преследуется совершенно другая цель. Мы все ожидали этого, но вариант, который они использовали, оказался совершенно неожиданным.

– Допускаете ли вы, что ваше общение с Романом накануне его отъезда в командировку контролировалось российскими спецслужбами и именно поэтому все это произошло именно в среду?

– Это не обязательно так, у Романа были билеты на сегодня в Грузию, команда из других журналистов The Insider уже ждала его там, спецслужбы могли спокойно проверить через централизованную систему "Магистраль" и знать, что у него есть билеты. Возможно, они считали, что он может уехать надолго. В любом случае, я думаю, это не случайное совпадение.

– В заявлении Сталины Гуревич в Следственный комитет говорится, что в расследовании Bellingcat и The Insider о связи Bonanza Media и ГРУ использованы "поддельные" скриншоты электронной переписки. Расскажите, как вы получили доступ к этим письмам и как проверяли их подлинность?

– Я могу поставить на карту свою личную репутацию и сказать, что ничего "поддельного" там нет. Мы получили доступ к части этой переписки благодаря тому, что она была взломана или каким-то другим образом попала к владельцам телеграм-канала Black Mirror – это хакеры, которые ранее были связаны с другой группой, Anonymous International. Они позволили нам ознакомиться с несколькими письмами одного из замов шефа ГРУ. Мы проверили подписи, сигнатуры всех писем, убедились в их подлинности, также мы нашли там документы, которые просто не могли быть у какого-то постороннего человека – например, личные документы детей самого шефа ГРУ, которыми занимался его помощник Андрей Ильченко. Причина, по которой мы хотели получить доступ к этой переписке, была совершенно другая: мы работали над другим расследованием, связанным с участием ГРУ в отравлениях и взрывах в Европе. Мы совершенно случайно увидели в этих письмах, что они занимаются дезинформационной кампанией о деле MH17 с помощью Bonanza Media.

Яна Ерлашова и Макс ван дер Верфф
Яна Ерлашова и Макс ван дер Верфф

"В Германии или Австрии ван дер Верфф уже был бы арестован"

Христо Грозев рассказывает, что после публикации расследования о связи Bonanza Media с ГРУ Макс ван дер Верфф и его коллеги на некоторое время "ушли на дно", но недавно снова активизировались. "Теперь то, что они публикуют, впрочем, уже не вызывает такого резонанса. Раньше в Европе считалось, что такие не очень обоснованные альтернативные теории о деле MH17 все имеют право на существование. Сейчас, по крайней мере в Голландии, где базируется большая часть сотрудников Bonanza Media, такого нет, все уже понимают, что это проект ГРУ и что обращать внимание на их дезинформацию не стоит. Кстати, то, что мы опубликовали, потом подтвердили и два других источника: в годовом отчете разведки Нидерландов также было сказано, что Bonanza Media – проект, связанный с военной разведкой России. Кроме того, три дня назад один из сотрудников Bonanza подал заявление в Совет по журналистике Нидерландов, также пожаловавшись, что наши статьи связывают их с ГРУ. Совет изучил все данные и пришел к выводу, что мы правы".

При этом, отмечает Христо Грозев, в самих Нидерландах ван дер Верффу за сотрудничество с российской военной разведкой ничего не угрожает – это одна из самых либеральных стран в мире в том, что касается журналистики, и сотрудничество журналистов со спецслужбами других стран не считается здесь преступлением. "Если бы это было в Германии или Австрии, то ван дер Верфф уже был бы арестован", – считает Грозев.

Если же будет арестован сам Роман Доброхотов, говорит Христо Грозев, это можно будет расценить как взятие заложника с целью повлиять на работу журналистов-расследователей:

"Это может быть вероятным объяснением того, что происходит. Может быть, не самым вероятным, но со степенью вероятности от 30 до 50 процентов. Мы это обсуждали с ним: что мы должны сделать, если будет "взятие заложника". Его просьба была – продолжать в таком случае как можно быстрее публиковать все расследования, которые мы начали, чтобы было очевидно, что его нахождение в заложниках не даст никаких результатов. Если он будет задержан или арестован, мы так и сделаем".

Вечером в среду также выяснилось, что Романа Доброхотова увезли из дома на допрос на микроавтобусе с номерами, принадлежащими ФСБ. Об этом рассказали "Открытые медиа". Речь идет о номерах М306МР77, которые можно обнаружить на многих автомобилях спецслужбы, работающих "под прикрытием". В частности, точно такие же номера были на микроавтобусе, использовавшемся при одном из обменов заключенными между Украиной и пророссийскими сеператистами в Донбассе: тогда российским спецслужбам удалось вывезти в Россию Владимира Цемаха, который, как считают в Совместной следственной группе по расследованию катастрофы "Боинга" под Донецком, мог обладать информацией о причастности к этой трагедии российских военных.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

XS
SM
MD
LG