Ссылки для упрощенного доступа

Вдовы участников войны против Украины рассказали о потерянных в ростовском морге телах 


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Несколько жен убитых участников вторжения в Украину рассказали о потерянных телах своих супругов в морге военно-клинического госпиталя Ростова-на-Дону. По их словам, следователи и военные оказывают давление на родственников, чтобы они подтвердили опознание незнакомого тела, пишет издание "Холод".

О подобной истории рассказала Алена Арефьева (фамилия героини была изменена) из Поволжья. Ее супруг Игорь ушел на войну "добровольцем" в том числе ради заработка. Летом этого года он получил контузию под Угледаром и скончался в госпитале, не приходя в сознание, сообщили его сослуживцы. Тело Игоря зарегистрировали в госпитале, но затем оно потерялось. В июле Алене сообщили, что труп находится в морге Ростова-на-Дону.

По словам женщины, сотрудники морга отговаривали ее приезжать на опознание, а когда она настояла, уже во время самой процедуры присутствовавший военком стал убеждать ее, что шрамы, которых Алена не смогла найти на предоставленном теле, могут рассосаться после смерти. Судмедэксперт и следователь также настаивали на том, что перед женщиной лежит тело ее супруга – при этом личные вещи или документы убитого ей не показали. Алену заверили, что если она не опознает это тело, то "другого не будет". Женщина отказалась подписывать документы и стала жаловаться в разные инстанции – морг признал ошибку и заявил, что тело действительно не принадлежит Игорю.

В январе 2023 года Мария Елистратова (фамилия также изменена) из Минусинска похоронила предположительно тело мужа Владимира, бывшего участника войны в Чечне и Украине. Однако Елистратова сомневается в том, что ее супруг убит – в ростовском морге ей отказали в опознании, личные вещи мужа не вернули, тело доставили в цинковом гробу, который был меньше и уже размеров тела Владимира. Экспертизу ДНК судмедэксперты не проводили, а в городском военкомате несколько раз повторили, что открывать гроб нельзя.

Похожую историю журналистам рассказала Инна Саидова – ее супруг Махач отправился на войну как "доброволец" чеченского подразделения "Ахмат" и был убит под Соледаром. Его смерть подтвердили сослуживцы мужа, однако в Минобороны это опровергали несколько недель. В итоге братьям Махача удалось найти его в ростовском морге, где им выдали тело – "добровольца" похоронили в Дагестане. Однако Саидова не имеет никаких доказательств, что это тело именно ее супруга – экспертизы ДНК не было, судмедэксперт отказался ответить, в каком состоянии к ним поступило тело и прислать фотографию личных вещей. О том, что на теле были шрамы, которые были у Махача, заявили его братья, которые проводили омовение перед похоронами.

  • В начале июня 45-летней Олесе Быстровой из Петербурга сообщили, что ее мобилизованный сын Даниил погиб в Украине. Тело привезли в морг Ростова-на-Дону, но спустя две недели выяснилось, что вместо Даниила Олесе пытались отправить тело другого военного. Олеся Быстрова рассказала Север.Реалии, как ищет пропавшего сына.
  • С января 2023 года жительница Гвардейского района Калининградской области 30-летняя Екатерина Матвиенко пытается похоронить своего отца Андрея Матвиенко, который погиб на войне в Украине. Однако получить его тело она не может: отец ушел на фронт не из Калининградской области, а из "ДНР", и калининградский военкомат отказывается ей помогать. Екатерина рассказала корреспонденту Север.Реалии, как на передовой процветают поборы и что сотням погибших на фронте россиян и жителей "ДНР" не нашлось места в моргах и их тела гниют на улице.

Форум

XS
SM
MD
LG