Ссылки для упрощенного доступа

В тесноте и обиде. Как рассматривают апелляцию Рахаева


Руслан Рахаев. Архивное фото из зала суда, где оглашали приговор экс-полицейскому

В Черкесске родные осужденного экс-полицейского жалуются на нарушение его прав

В Черкесском городском суде рассматривается апелляция по делу капитана полиции Руслана Рахаева, который в июне этого года был приговорен к девяти годам колонии строгого режима. Он обвиняется в убийстве задержанного Дахира Джанкезова в 2011 году; сам же Рахаев заявляет, что его подставили коллеги.

Первое апелляционное слушание состоялось 4 сентября. Родные бывшего следователя отмечают, что до начала заседания его держали в душном следственном изоляторе МВД Карачаево-Черкесии, где в течение четырех часов не кормили, не поили и не впускали свежий воздух, несмотря на его плохое самочувствие.

"Все это время Руслан находился в тесном помещении СИЗО без еды и без воды. Он пожаловался, что у него болит голова. Тогда судья принял решение дать ему возможность пообедать, выпить воды. На это ушел еще 1 час 20 минут. Так что вместо назначенных десяти утра суд начался в половине четвертого вечера", - рассказала "Кавказ.Реалии" Аминат Рахаева - сестра Руслана.

Защита Рахаева считает, что в случившемся следует винить не руководство изолятора, а суд.

​"Они исполняли инструкции. А вот суд должен был озаботиться тем, что заключенный несколько часов безо всякого результата находится в помещении без свежего воздуха, без еды и воды", - заявил представитель фонда Общественный вердикт Олег Новиков, защищающий Рахаева.

Руслан Рахаев (архивное фото)
Руслан Рахаев (архивное фото)

Как рассказали члены семьи Рахаевых, они сами с утра находились в очень неприятных условиях: в узких коридорах судебной коллегии они провели несколько часов, тогда как все стулья в коридоре были заняты другими людьми, участвовавшими в этот день в апелляционных процессах.

Не понимают они и то, почему Руслан Рахаев не присутствовал в зале суда, а вместо этого общался из КПЗ через интернет. При этом вебкамера была установлена таким образом, что он не видел судей.

"Камера действительно стояла так, что он видел только нос одного из участников процесса, а прокурора, например, видел только со спины. Конечно, он в такой ситуации не мог сказать, доверяет или нет членам коллегии", - заявила "Кавказ.Реалии" Аминат Рахаева.

Как пояснил Олег Новиков, этот вопрос находится в компетенции суда.

"Конечно, с одной стороны, это нелогично - от изолятора до суда - всего пять минут пути, Рахаева могли доставить туда легко, и не пришлось бы прибегать к каким-то ухищрениям, которые только затягивают процесс. Но это не является нарушением - суд вправе определить и такую форму участия обвиняемого в процессе", - отметил защитник.

Другая жалоба связана с нарушением тайны переговоров с адвокатом. По словам родственников Рахаева, в зале была установлена звукоусилительная аппаратура, которая во время процесса позволяет судьям, адвокатам, прокурорам и свидетелям говорить достаточно громко.

"Из-за этой аппаратуры весь разговор между Русиком и адвокатом был слышен. То есть, и обвинение, и противоположная сторона слышали все, о чем они говорили. Был нарушен принцип тайны переговоров между обвиняемым и защитником", - добавляет Амина Рахаева.

В своем заявлении Апелляционному суду Рахаев указал на то, что не признает себя виновным, подчеркивая, что в протоколе судебного заседания показания свидетелей были искажены.

“Мы намерены доказать эти искажения, поскольку у адвокатов сохранились полные записи показания свидетелей во время заседаний”, - заявляет сестра Рахаева.

Следующее заседание назначено на понедельник, 10 сентября.

Отметим, что это уже вторая апелляция. В результате прошлой, в 2015 году, дело было отправлено на новое рассмотрение.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG