Ссылки для упрощенного доступа

В Дагестане отказались возбуждать уголовное дело о похищении ребенка родственниками ее отца


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В Дагестане из дома матери, гражданки Казахстана Гульнары Алибековой, похитили ребенка, 9-летнюю Хадижат Давудову. Об этом корреспонденту Кавказ.Реалии сообщила сама Алибекова. По ее словам, девочку, которая по решению казахстанского суда должна проживать с мамой, похитили родственники отца ребенка и ее бывшего супруга Исмаила Давудова.

Она рассказала, что в 2020 году по обоюдному согласию с бывшим супругом, она отправила дочь Хадижат учиться в Махачкалу на период пандемии. Алибекова утверждает, что приезжала на праздники, оплачивала расходы, общалась с ребенком "всеми возможными способами".

Однако осенью 2021 года родственники экс-супруга стали запрещать гражданке Казахстана общаться с дочерью и отобрали у последней телефон. В январе 2022 года Алибекова приехала в Махачкалу за дочерью и забрала ее к своей тете, которая проживает в Дагестане, но, по ее словам, Давудов приехал следом с родственниками и уговорил мать позволить девочке завершить школьный годв республике. В июне Алибекова снова приехала забрать ребенка домой в Казахстан, но ребенка увезли неизвестные люди, связанные с родственниками мужа.

"[Дочь в дом к тете] привез дядя, он является сотрудником полиции Ленинкентского 2 полка ППС, когда я сказала, что забираю ребенка с собой, он написал кому-то, и вскоре в дом ворвались двое мужчин. Оттолкнув меня и тетю, они схватили ребенка за руки и ноги и вынесли из дома. Хадижат кричала: "Мама, я хочу жить с тобой!" и вырывалась, но ее запихнули в машину и увезли. Мою дочь уже полтора месяца удерживают малоизвестные ей люди, и я не знаю, где она. Отца девочки в городе нет, он работает на Камчатке", - рассказала Алибекова.

В отделе полиции по Советскому району Махачкалы заявление у нее не приняли. Тогда же она обратилась в прокуратуру Советского района Махачкалы с просьбой привлечь к уголовной ответственности похитителей и вернуть дочь, но никаких действий не последовало. Также она обратилась в следственный отдел Следственного комитета по Советскому району Махачкалы. В этой инстанции тоже отказали в возбуждении уголовного дела.

В отказе о возбуждении дела от 13 июня сказано, что Алибекова "неправильно расценила обстоятельства, произошедшие 6 июня в доме ее тети". Следователи не усмотрели состав преступления в действиях родственников Давудова.

По словам Алибековой, ее дочь Хадижат была допрошена следователями без присутствия законного представителя. В официальном ответе СК сказано якобы со слов девочки: "Мама стала говорить, что заберет ее в Казахстан, и она ушла со своим дядей добровольно, она не хочет в Казахстан, ей нравится в Махачкале, к ней все относятся хорошо, у нее все есть".

Родственники Исмаила Давудова на допросе заявили, что не препятствовали общению ребенка с матерью и обвинили Алибекову "в аморальном образе жизни" - в частности, один из родственников бывшего мужа подчеркнул, что она "замужем третий раз и живет с каким-то алкашем".

Магомед Даудов, дядя девочки, который привез, а затем, по словам Алибековой, инициировал похищение ребенка, рассказал на допросе, что "девочка с младенческих лет живет с отцом, бабушкой и дедушкой". Мать девочки опровергает эти слова и ссылается на отметки в паспорте о том, что Хадижат до 2020 года не пересекала российскую границу.

  • После почти года незаконного удержания отцом дети дагестанки Нины Церетиловой вернулись к матери. Осенью прошлого года приставы в Грозном выполнили судебное решение полуторагодичной давности о том, что 15-летний Мухтар, 12-летняя Марьям и 9-летний Ибрагим должны проживать с мамой. Предыдущая попытка организовать исполнительные действия в Дагестане провалилась - бывший муж Нины Магомед Церетилов не привез детей в службу судебных приставов. Вместо этого он вывез их в Чечню, в которой традиционно признается исключительное право мужчин на воспитание детей.
  • Жительница Нальчика Карина Кармокова – мать двоих детей. Она жалуется в суд на нарушение родительских прав. Ее оппонент – бывший супруг Мурат Ногмов – заявляет, что она уклоняется от исполнения материнских обязанностей, а дети сами предпочли жить с ним.
  • "Татуировки с надписями", "силиконовые губы", "незамужние сестры" и "проживание без присмотра мужчин" – все это может послужить доказательством для суда, что такая мать не может воспитывать детей. В Чечне и Ингушетии (реже в Дагестане) принято, что дети после развода должны оставаться в семье отца. В последнее время решения в пользу отцов на Северном Кавказе начали принимать и светские суды, ссылаясь "на традиции".

Форум

XS
SM
MD
LG