Ссылки для упрощенного доступа

Туристическая сегрегация


Почему Кремль хочет, чтобы кавказцы обслуживали туристов, а не развивали собственную промышленность?

Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров заявил, что земли Мамисонского ущелья, переданные федералам под строительство горно-рекреационного комплекса, следует вернуть муниципалитету, чтобы местные жители могли использовать их под создание фермерских хозяйств. Кроме того, по его словам, территории можно рассматривать для реализации инвестпроектов.

При этом земли в горах Алагирского района по-прежнему находятся в «зоне особого экономического развития», хотя правительство России в 2016-м отменило саму особую зону.

Алагирский район не только является самым крупным районом Северной Осетии (большая часть земель района находится высоко в горах), но и знаковым - именно отсюда родом Вячеслав Битаров.

Еще летом после закрытия федерального проекта по развитию курортов Северного Кавказа власти утверждали, что на создание инженерной структуры в Мамисоне уже потрачено 2 миллиарда рублей. А за несколько месяцев до этого бодро рапортовали о том, что туристический проект «Великий шелковый путь» пройдет именно через Мамисон. Что же случилось?

Алагирский район не только является самым крупным районом Северной Осетии (большая часть земель района находится высоко в горах), но и знаковым - именно отсюда родом Вячеслав Битаров, который, вероятно, особенно заинтересован в его развитии. В этих местах уже находится один из самых известных высокогорных курортов региона – Цей. Однако возможности для его дальнейшего расширения ограничены. Цей способен принимать не более 600 человек, а после расширения - только 1800 посетителей.

Власти надеялись увеличить поток туристов за счет привлекательных зон в Мамисонском ущелье. Предполагалось, что курорт в Мамисоне выдержит нагрузку в более 36 тысяч человек в сутки (в туристических деревнях намеревались размещать свыше 28 тысяч отдыхающих). Проект предусматривал строительство 38 ресторанов на 6400 мест, 11 магазинов и двух spa-центров. Однако идея, судя по всему, не имеет перспектив.

Не все в Северной Осетии в восторге от упорного желания Москвы развивать горный туризм в республике.

Тем более, что не все в Северной Осетии в восторге от упорного желания Москвы развивать горный туризм в республике. Вице-спикер регионального парламента Станислав Кесаев неоднократно выступал с критикой Кремля, который хочет развивать туризм в ущерб республиканской промышленности: «Туристический кластер – это не спасение Северного Кавказа. Мы это увидели не только на Билалове (экс-председатель Совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа», уволенный Путиным в 2013-м, после чего бежавший из страны. - «Кавказ.Реалии»), но и на своем «Мамисоне».

Северная Осетия, как и другие республики СКФО, практически лишилась своего промышленного потенциала. Желание Москвы вкладываться в туристический сектор, обходя промышленность, воспринимается местными политическими элитами как расовая сегрегация - местному населению отводится роль обслуживающего персонала для московских туристов.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG