Ссылки для упрощенного доступа

Рейтинг Кадырова: секрет влияния


Камера поймала Рамзана Кадырова в момент очередного селфи

Рамзан Кадыров, привыкший к первым местам рейтингов влияния, оказался в хвосте списка Forbes. Почему?

Рамзан Кадыров регулярно попадает в первые строки различных аналитических рейтингов. Глава Чечни - традиционно в лидерах рейтингов АПЭК, ФоРГО, "Медиалогии" и прочих известных в России аналитических агентств.

К последним успехам можно причислить второе место в августовском рейтинге АПЭК, где оценивается влияние глав субъектов федерации. Отличные позиции Кадыров занял и в последнем Национальном рейтинге губернаторов – там Кадыров оказался на 11-м месте.

Рейтинг "Индекс власти", проведенный агентством "Давыдов.Индекс", поместил Кадырова на второе место: оценка проходила по критериям "профессиональная репутация персоны, ее аппаратно-лоббистский потенциал, значимость курируемой сферы, возраст, наличие крупных успехов или неудач".

Не остается незамеченной и активность Кадырова в интернете: несмотря на блокировку аккаунтов в инстаграме и фейсбуке, он вошел в тройку лидеров рейтинга цитируемости губернаторов-блогеров за июль 2018 года, составленным "Медиалогией".

Рамзан Кадыров со Стивеном Сигалом
Рамзан Кадыров со Стивеном Сигалом

Большинство рейтингов строятся по схожим схемам – их формируют экспертные группы, которые анализируют деятельность персон за определенный период. Часто имена экспертов не раскрываются, что, по мнению составителей, делает рейтинг наиболее объективным.

Есть и другие методики – когда оцениваются публикации в интернете за выделенный срок. Они измеряются по качеству – позитивные, нейтральные, негативные.

Хотя методы подсчета известны, вопрос о реальности результатов рейтингов остается открытым. Ведь эксперты могут быть ангажированы, а публикации в СМИ – заказаны из управленческого аппарата.

В этом свете интересен недавний рейтинг российского Forbes. В списке политиков, бизнесменов, топ-менеджеров и силовиков Кадыров занял 91-е место. Оценка строилась исходя из активов, а также внутреннего регионального продукта региона – если речь идет о региональном руководителе.

"Есть, конечно, заказные рейтинги. Но думаю, Рамзан Кадыров не нуждается в том, чтобы заказывать рейтинги, которые искусственно повышали бы оценку его влиятельности", - считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев.

Если говорить о рейтингах честных или относительно честных, то вопрос в показателях, по которым в них оценивается влиятельность политиков. А значит - и о самой природе политического влияния, считает Силаев.

"Влияние политика может опираться на его статусную позицию или величину контролируемых им активов. Оно может опираться на его популярность. Оно может опираться на сеть отношений, связей, в которую он включен, и на его репутацию в этой сети и за ее пределами. Статус, активы, популярность измеримы. Сеть отношений, репутация по определению неформальны и неизмеримы, - поясняет Силаев. - Экспертные оценки влиятельности Кадырова основаны на сумме мнений осведомленных людей о том, какое место он занимает в российских верхах, и о его репутации как человека с большой властью и влиянием. Причем само это мнение, разделяемое большинством российского политического класса, тоже служит составляющей влияния Кадырова, поскольку поддерживает его репутацию".

Что касается ВРП Чеченской Республики, то, действительно, собственная ее экономика слаба, отметил эксперт.

"Ссылками на трагические события прошлых лет объяснять это все сложнее. Режим контртеррористической операции был отменен в республике в апреле 2009, почти 10 лет назад. И здесь есть связь между природой влияния лидера и положением республики. Кадыров достаточно влиятелен, чтобы выигрывать лоббистские схватки за деньги федерального бюджета, а его влиятельность слабо зависит от того, как развивается экономика его региона. Сильных стимулов заниматься экономикой у него нет. Да и по характеру он, кажется, к этому не склонен", - считает Силаев.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG