Ссылки для упрощенного доступа

Последние бурщицы Дагестана: как умирает древняя профессия


Секрет производства бурок может быть утрачен: последние работницы фабрики скоро выйдут на пенсию, а молодежь туда не спешит

Фабрика бурок в селе Рахата в Дагестане существует с 1926 года, но сегодня медленно умирает. Пастухи предпочитают носить не шерстяные бурки, а современную одежду, да и молодежь на фабрику работать не идет. Последние работницы фабрики скоро выйдут на пенсию, и секрет древнего производства может быть утрачен.

Сидрат Умахановой 52 года. Она родилась и всю жизнь прожила в родном селе, и большую часть жизни делает бурки. И ей, и большинству ее коллег немного осталось до пенсии."Когда они постареют, производство исчезнет навсегда, ведь молодые сюда не идут", – говорит Сидрат.

Али Магомедов, управляющий артелью по изготовлению бурок, рассказывает, что фабрика существует с 1926 года. "Даже во время Великой Отечественной войны в окопах что-то делали, чтобы солдатам спать, – говорит Али. – Но раньше здесь работали человек 250, а сейчас человек 15".

Традиционно бурка имела в жизни горцев не только практическое, но и ритуальное значение. Когда рождался мальчик, его заворачивали в бурку, чтобы вырос настоящим мужчиной. Когда мужчина умирал – его провожали в последний путь, тоже накинув на него его собственную бурку. Бурка также была подарком лучшему другу. Сегодня бурки нужны пастухам в первую очередь для того, чтобы спать в них холодными ночами в горах под открытым небом: свалянный войлок отлично держит тепло и мало пропускает дождь.

"Кому бурка попадает, тот счастливчик получается, в ней гарантированно тепло", – говорит Али, который свойства своей продукции проверил на собственном опыте.

Сидрат на фабрике – кто-то вроде бригадира.

"Мне было где-то 16 лет, я пошла в артель работать еще при Советском Союзе, это был 1982 год, – вспоминает она. – Сперва чесальщицей работала, а потом начала в бурочный цех ходить. Там моя тетя работала, она меня взяла в свою бригаду".

Технология изготовления бурок достаточно проста, но требует много физических сил.

"Первым делом мы едем за шерстью, покупаем хорошую, отборную шерсть. Привозим домой, перебираем, – показывает Сидрат. – Белая – для белых бурок, черная для черных".

После этого шерсть раскладывают на полу ровным слоем, смачивают ее горячей водой, и далее три-четыре женщины синхронно начинают закатывать ее в рулон. Чтобы руки не болели, бурщицы надевают специальные нарукавники. Три опытных работницы валяют одну бурку приблизительно час.

"После этого идет мойка, потом идет сушка, – рассказывает Сидрат. – Черные бурки готовим для покраски, потом после покраски опять моем, опять сушим. Потом проклеиваем специальным клеем, специально для бурок, чтобы волосы были красивые, твердые".

За эту тяжелую монотонную работу каждая бурщица получает лишь 500 рублей на человека в день. Сидрат рассказывает, что с 6 до 11 она работает в артели, а затем возвращается домой, где ее ждут домашние дела и снова бурки – те, которые она валяет дома в специально оборудованной комнате.

"Немножко дома чуть-чуть делаю. На одну зарплату ведь не будешь жить", – признается женщина. Сидрат говорит, что очень любит свою работу: ведь шерсть в буквальном смысле исцеляет. Но возраст уже начинается сказываться, и скоро, говорит Сидрат, она будет не в состоянии валять бурки. И поэтому передает навыки детям и внукам.

"Валять бурки – это чисто женская работа, не мужская, – считает Сидрат. – Я до пенсии должна работать: была бы пенсия, на двух работах не работала бы, наверное. Но до пенсии далеко. Возраст не тот, сейчас быстро устаём уже. Но пока Аллах здоровье дает, буду работать".

Екатерина Пономарева

Настоящее время

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG