Ссылки для упрощенного доступа

"По квартире плавал диван". Как живет Туапсе после потопа


Наводнение в Туапсе

Спустя пять дней после потопа, что обрушился на черноморское побережье, Туапсе почти пришел в себя. Центральные улицы вычистили и вымыли. Почти ничто не напоминает о наводнении, кроме подмытого по краям асфальта, клумб, зияющих пустотами, и следов ила на стенах. Всего в Краснодарском крае жертвами наводнения стали 6 человек, еще около 300 получили ранения.

После наводнения в Туапсе дефицит чистой воды
После наводнения в Туапсе дефицит чистой воды

​Если уйти с центральных улиц, встречаешь людей с пустыми ведрами, которые спешно идут к синим бочкам – на раздачу питьевой воды. Во время наводнения повредился магистральный водопровод. Его исправили за четыре дня, глава Туапсинского района сообщил, что воду дали, но пить ее пока нельзя – Роспотребнадзор еще не выдал заключение о безопасности. Жители Туапсе рассказывают, что вода действительно появилась – на некоторых улицах. Все остальные застыли в ожидании.​

Очередь за питьевой водой
Очередь за питьевой водой

Пока краны пусты, люди набирают воду для хозяйственных нужд на улице – в реках, ручьях и во время дождя. Светлана Ивановна рассказывает, что в день аварии на водопроводе ей пришло оповещение от МЧС.

Светлана Ивановна
Светлана Ивановна

– Предупреждали, что воды может не быть. Мы набрали полванны, думали, хватит. Не ожидали, что воды не будет несколько дней. Хорошо, что дождь спасает. Без него было бы плохо. За питьевой водой надо в очереди стоять и в магазинах покупать. Жалко ее тратить потом, чтобы помыться или смыть унитаз, – говорит горожанка.

Продавщица в магазине по соседству, наоборот, сетует на возобновившиеся дожди.

– Скорее бы солнце уже появилось, – говорит она. – Вроде дождик мелкий моросит, а все равно страшно.

24 октября в Туапсинском районе начались сильные ливни. За полтора дня выпало больше 200 мм осадков, столько дождя, сколько должно выливаться в течение двух месяцев. Прибрежные города чаще страдают не от моря, а от дождей и рек, которые выходят из берегов. Туапсе – типичный пример. Он стоит между двух рек у подножья Кавказского хребта. Весь город – это бесконечные спуски и подъемы, здесь приходится то карабкаться вверх, то спускаться по крутым лестницам. Дома, которые стоят на возвышенностях, почти не страдают во время дождей, вся вода скатывается вниз. Но люди живут и в низинах.

Дворы в Туапсе после наводнения
Дворы в Туапсе после наводнения

Среди улиц, стоящих в низинах, – Деповская и Морская. Если в центре вода лишь слегка приподнимала плитку, то здесь кусками отрывало асфальт. Дворы залиты илом, бригады с лопатами ходят, чавкая резиновыми сапогами, ездит спецтехника. Здесь же люди собирают кучи мусора, которые когда-то были мебелью в их квартирах. Именно жильцы таких улиц будут дольше всего разбираться с последствиями подтопления.

"Так и живем, от ремонта до ремонта"

Наталья и Ольга –​ сестры, они живут на улице Деповской, на первом этаже двухэтажного дома. Ольга рассказывает:

– Во дворе у нас растет розовый куст. Я специально проверяла, во время дождя вода поднялась так, что скрыла его, только один цветок на макушке торчал из воды. Потом, смотрю, листья появились, думаю, наконец-то, уходит вода.

Ольга показывает уровень воды во время потопа
Ольга показывает уровень воды во время потопа

В день потопа женщины собирались уезжать в центр по делам и не обратили внимания на усиливающийся дождь. Когда поняли, что дождь не прекратится, вытаскивать из квартиры мебель и технику было уже поздно, надо было спасаться самим. Соседи со второго этажа приняли семью у себя. Выбраться из дома уже никто не мог, к ночи вода залила первый этаж. "Воды было почти по дверной глазок", – рассказывают жильцы дома. Только к утру они смогли попасть в свои квартиры. Ольга с трудом открыла деревянную дверь, которая разбухла от воды.

– По квартире плавал диван. Все, что мы на него в спешке побросали, осталось сухим. Еще на полу стояла кастрюля с помидорами, мы думали, зайдем, на нас овощи выплывут, – рассказывают сестры. – Заходим, а помидоры плавают прямо в кастрюле.

Почти все вещи утонули, деревянные шкафы разбухли и с трудом открываются, техника не работает.

Этот диван семье подарили после предыдущего наводнения
Этот диван семье подарили после предыдущего наводнения

– Мы сейчас живем в гостинице, – говорит Ольга. – Утром позвонили в администрацию, нас забрали МЧС, разгребли ил во дворе, помогли выбраться, и автобус увез в гостиницу. Но, понятно, долго там не проживешь.

Женщины планируют вернуться в квартиру, получить компенсацию и начать ремонт. В соседней квартире, рассказывают сестры, уже все вычистили, готовятся ремонтировать. Но в той семье есть мужчины, "а мы без мужских рук, потихоньку, своими силами".

– Так и живем, от ремонта до ремонта. В прошлый раз, честно, компенсации не хватило, добавляли свои средства. В этот раз тоже, наверное, придется, – говорит Наталья.

– Если честно, мне кажется, государству будет легче расселить эти дома, чем выплачивать всем компенсации почти каждый год, – добавляет Ольга. – Снесли бы эти дома, засыпали низину и подняли дома повыше.

Спасти удалось только вещи, которые вовремя отнесли к соседям
Спасти удалось только вещи, которые вовремя отнесли к соседям

"Там все разрушило землетрясение, сюда приехала в воду"

В соседнем доме на первом этаже четыре квартиры. Три пустуют – люди переселились к родственникам. В одной осталась семья Ивановых. У них нет родных в городе, поэтому сейчас они живут в гостинице и приезжают в затопленную квартиру, чтобы разбирать завалы.

Кухня в квартире Ивановых
Кухня в квартире Ивановых

Елена Иванова живет в квартире с матерью Ириной, братом Евгением и пятилетним сыном. Ирина рассказывает, как приехала в Краснодарский край с острова Сахалин.

– Там наш дом разрушило землетрясение. Лена и Женя тогда еще совсем детьми были, – говорит она. – Там все разрушило землетрясение, сюда приехала в воду. Дети жили в воде, внуки уже родились, а все то же.

Елена Иванова с сыном
Елена Иванова с сыном

Семья не так давно закончила ремонт – новая мебель и техника, обои, натяжные потолки. Они рассказывают, когда дождь только начался, сразу поняли, что дом затопит. Вода в такие моменты поднимается очень быстро, а уходит долго. Когда квартиру стало заливать, Ивановы подняли мебель на стулья, в прошлый раз вода дошла именно до этого уровня и остановилась. Елена спрятала одежду и обувь в диван, надеялась, что все останется сухим. Не помогло. Диван утонул, вся техника на кухне – тоже, только холодильник плавал по коридору. Елена отправила мать и сына на второй этаж, а сама спустилась в квартиру.

– До последнего она бултыхалась здесь и что-то пыталась спасти, – рассказывает Ирина. – Вещи ребенка в первую очередь и документы. Потом уже хватала, что могла.

Квартира Ивановых после потопа
Квартира Ивановых после потопа

К Ивановым уже приходила бригада, оценивала повреждения в квартире. Теперь семья, как и все пострадавшие от большой воды, получит денежную компенсацию, но только за вещи первой необходимости.

– Говорят, страхуйте остальное. Будто мы не застрахованы. Мы уже судились один раз, когда компания отказывалась выплачивать сумму, на которую мы страховались, – говорит Ирина.

– Компенсация не покрывает всего. Нам давали раньше по тридцать тысяч, только в 2014 дали шестьдесят, но и это мизер, – рассказывает Елена. – У нас ремонт на полмиллиона, мама все чеки сохраняет, собирает документальные подтверждения. У нас семья из четырех человек, мы эти деньги просто проедим, пока будем делать ремонт и снимать квартиру.

Ее брат Евгений объясняет, что менять придется все до основания, оббивать стены до кирпича и поднимать деревянный пол, иначе все зарастет грибком. Раньше квартиры подтапливало в теплое время года, и люди успевали высушить все к зиме. Что делать теперь, пока не знают. Надеются, что смогут просушить все к лету и сделать новый ремонт.

– Но летом снова придет вода, – говорит Евгений Иванов. – Понимаете, у людей в это время жизнь останавливается и идет вниз. Только через полгода-год ты начинаешь по чуть-чуть подниматься, восстанавливаться, снова нормально работаешь, живешь в нормальной квартире. И ты ждешь. Постоянно ждешь, что это случится снова. Дергаешься при каждом дождичке и начинаешь поднимать мебель. Что это за жизнь?

Ирина рассказывает, что первый раз дом сильно затопило в 2010 году. С тех пор она пишет в различные инстанции и требует, чтобы жильцов переселили.

Ирина Иванова
Ирина Иванова

– К нам приходила комиссия. Посмотрели, сказали, что стены хорошие, инженерные конструкции в порядке, дом не аварийный. Значит, можно жить. То, что это постоянно подтапливаемый участок, не учитывается. То, что с нами живет ребенок, не учитывается. Нам говорят, что наши соседи живут и не жалуются.

В соседних квартирах живут пенсионерка, семья налоговых должников и новоселы. Последние заехали две недели назад. Бывшие жильцы не предупредили их, что местность затапливает.

– Это же подсудное дело! – говорит Ирина. – Поэтому мы даже не пытаемся продать квартиру. Если рассказать, что здесь топит, какой сумасшедший ее купит? Можно, конечно, просто оставить дом, но где взять деньги на новый? Я пенсионерка и подрабатываю в магазине. Женька трудится на стройке. Дочь фотографирует, что-то зарабатывает для себя и сына своими силенками. Ипотеку мы не потянем. Поэтому я и требую, чтобы наш дом расселили. Нам никаких компенсаций от государства не надо, только дайте моему внуку сухое жилье.

Об этом говорят все жители затопленных улиц. "За гостиницу и за помощь администрации спасибо. Но это временные меры. А потом что?" – спрашивают люди. И удивляются, почему их дома до сих пор не расселили и не снесли, ведь это не первая, не вторая и даже не пятая вода.

Мягкую мебель после наводнения только выкидывать
Мягкую мебель после наводнения только выкидывать

"Мы все до последнего надеемся на русский авось"

Экологический активист Евгений Витишко отмечает, что такие подтопления ожидаемы и будут повторяться еще не раз, причем с большей частотой, чем раньше.

– На это повлияло много факторов. Они долго накапливались, выстроились один к одному, и вода пошла, как по линеечке, – говорит Евгений. – И не последнюю роль в этом сыграли процессы, которые происходят в городе сейчас. Во-первых, это непродуманная застройка. Раньше было много пустырей, в которые уходила вода. Теперь там здания, и некоторые из них даже образуют каменные ванны, которые воду задерживают. Во-вторых, это непродуманное благоустройство. Нас, экологов, обвиняют в том, что мы против благоустройства, но это не так. Мы просто за грамотное благоустройство.

Евгений Витишко
Евгений Витишко

Евгений говорит, что плитка, которую кладут по всему городу, мешает воде уходить под землю. Он объясняет, если бы в городе разбивали парки и другие зеленые зоны, они бы задерживали огромное количество воды во время дождей.

– Еще одна проблема – это система ливневок, о которой уже сказали все, кому не лень. Она построена давно и рассчитана на другие объемы воды. Сейчас у города изменились потребности. Однако асфальт и плитку положили поверх старой ливневой системы, да еще и не везде грамотно, – объясняет эколог.

Действительно, на тех улицах, по которым неслись потоки воды, ливневки встречаются редко, а некоторые из них даже стоят на искусственных возвышенностях. Как в них должна попадать вода – неизвестно.

Во дворах - свалки испорченных вещей
Во дворах - свалки испорченных вещей

Евгений говорит, что новая ливневая система с запасом для экстренных случаев во многом исправила бы ситуацию в городе:

– Система, которая существует сейчас, не вмещает такое количество осадков. 100 мм за раз – это опасное явление для любой местности. Но для Туапсе оно не экстраординарное. У нас регулярно выпадают такие осадки, а теперь их количество и частота будут увеличиваться.

Активист считает, что подобные наводнения и подтопления скоро повторятся, если не оценить новые условия и не перестроить город в соответствии с ними. Но эколог признает, что силами муниципалитета поменять хотя бы систему ливневок – уже неподъемный груз. Без помощи федерального бюджета не обойтись. Но для этого надо доказать, что город в опасной ситуации, и перестройка необходима. А Туапсе – один из многих.

Затопленная парковка супермаркета
Затопленная парковка супермаркета

– Я не знаю на нашем побережье ни одного города, который готов к таким ливням, – говорит Евгений Витишко. – Мы все до последнего надеемся на русский авось. В этот раз пронесло. Но критические ситуации будут накапливаться.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG