Ссылки для упрощенного доступа

"Не хочу рожать". Кто такие чайлдфри и как им живется в Украине, Азербайджане и Центральной Азии


Чайлдфри – это люди, которые сознательно решили не заводить детей. На постсоветском пространстве об этом начали говорить не так давно. Здесь чайлдфри часто сталкиваются с непониманием и ощущают давление не только родственников, но порой и врачей. "Настоящее Время" рассказывает истории чайлдфри из Украины, Азербайджана, Кыргызстана и Таджикистана.

Реджекторы и аффексьонадо

С английского childfree переводится как "свободный от детей". В русском языке существует термин "добровольно бездетный". Это люди, которые сознательно отказались заводить детей. Те, кто не может завести ребенка из-за проблем со здоровьем, сюда не входят.

Чайлдфри – понятие не новое. Такие люди были и раньше. Однако когда-то им приходилось отказываться не только от детей, но и от половой жизни, например, уходить в монастырь. Теперь же, когда контрацепция стала доступной, это повлияло и на количество чайлдфри.

Об отказе заводить детей в мире заговорили в 70-е годы. Первой это исследовала канадский социолог Джин Виверс. Она разделила чайлдфри на две группы. Первая – реджекторы (rejectors), что с английского переводится как отрицатели. Это люди, которых не умиляют дети, а процесс деторождения (беременность, роды и грудное вскармливание) у них вызывает неприятные эмоции. Вторая группа – аффексьонадо (aficionados), что можно перевести как ценители. Эти люди могут любить детей, однако не готовы изменить свой образ жизни и пожертвовать свободой ради ребенка.

В 2008 году британские исследователи Хизер Джоши и Дилан Нил определили еще две группы чайлдфри. Первая – "волнообразные отказники". Они в определенный момент могут хотеть иметь детей, после чего их мнение меняется. И так может продолжаться долго. Вторая группа – "постоянные откладыватели". Они планируют завести детей, однако не сейчас. И это "не сейчас" может растянуться до бесконечности.

Украина: нетолерантное принятие

В Украине понятие чайлдфри сейчас активно обсуждают в медиа и соцсетях. Все больше молодых людей открыто заявляют, что не планируют заводить детей. Однако общество в целом к этому пока не относится достаточно толерантно. Больше всего давления на себе ощущают женщины. (К мужчинам отношение снисходительнее, мол, еще успеет.)

Виктория: "Жить для себя"


"Меня часто спрашивали: "Что если сейчас не родишь, а потом пожалеешь?" Человек, конечно, о чем угодно может пожалеть. Но лично меня больше пугает вариант родить, а потом пожалеть, потому что здесь уже замешан другой человек, который не виноват, что его родили".

Одесситке Виктории Слинявчук 37 лет, она – IT-специалистка. Виктория убежденная чайлдфри и менять свое решение не планирует.

"Мне никогда не хотелось иметь детей, – говорит Виктория. – До какого-то момента можно было подумать, что это пока не хочется. Но когда мне было двадцать с чем-то лет, я поняла, что вообще не хочу детей".

"Жизнь с детьми меня не привлекает. Я себя не представляю в этой роли. У меня нет интереса и желания ими заниматься. Это очень тяжело и обременительно. А сами роды… Я этого ужасно боюсь. Это не то, что мне бы хотелось пройти в своей жизни".

Виктория открыто заявляет о своем нежелании заводить детей: "В первое время родственники считали, что мне со временем захочется. Больше всего меня этим донимали, когда мне было в районе тридцати. Сейчас донимают уже меньше. Родственники считают, что это неправильно. Моя сестра как-то спросила: "Как это без детей? Для чего ты будешь жить? Для себя?" Ну да, для себя. А что?"

"В обществе по инерции считают, что все должны рожать детей. Мол, всегда так было, и так должно быть. Никто даже не задумывается: "А нужен ли этому конкретному человеку ребенок?" Это просто автоматизм какой-то". Виктория полагает, что экономическая ситуация не сильно влияет на решение завести хотя бы одного ребенка: "Это больше влияет на то, что люди, которые хотели бы иметь двух или трех детей, заводят одного. Я знаю довольно много таких историй. Но, по моим наблюдениям, те, кто действительно хочет детей, то хотя бы одного в любой экономической ситуации заведет".

"Если мужчины возьмут на себя обязанности по уходу за детьми, то это может повлиять на некоторых женщин-чайлдфри, но точно не на всех, – говорит Виктория. – Для меня сам факт выносить и родить – это большое, сложное и рискованное дело. И тут уже никакой мужчина даже при всем желании не сможет помочь".

То, что сейчас в украинском обществе тема чайлдфри активно обсуждается, Виктория считает позитивом: "Когда мне было 20 лет, я думала, что такого нигде нет и что я один такой урод. Теперь об этом пишут и говорят. Это хорошо, поскольку появляются какие-то альтернативы. Люди вообще начинают задумываться, надо это или нет. А те, кто захочет иметь детей, будут это делать хотя бы осознанно, зная, что есть и другой вариант".

Юлианна: "Стереотип о стакане воды"

"Я не готова жертвовать собственными ресурсами – временем, карьерой, деньгами и собственным телом – ради так называемого счастья материнства. Лучше я время и деньги буду вкладывать в образование, здоровье и отдых".

39-летняя Юлианна Гевчук – IT-специалистка. Она живет и работает в Киеве. Несколько лет назад она окончательно решила не заводить детей: "Решение было абсолютно добровольным и обдуманным, поскольку родить позволяет и здоровье, и финансовые возможности".

"Общение с детьми мне никогда не приносило удовольствия, – говорит Юлианна. – У меня никогда не возникало желания сюсюкать и возиться с ними. Дети в общественном пространстве меня не раздражают. Но и терпеть, когда чужой ребенок лезет ногами в мою тарелку, тоже не буду".

"Я посчитала, что в ребенка до его совершеннолетия нужно вложить столько денег, что если хотя бы половину грамотно инвестировать или накапливать, то до выхода на пенсию можно иметь достаточно солидную сумму на счету".

"Стереотип о стакане воды в старости тоже не соответствует действительности, – продолжает Юлианна. – По моим наблюдениям, бездетные или незамужние женщины в старости более финансово независимы. Они знают, что в случае чего должны рассчитывать только на себя. А у большинства знакомых старших женщин есть здоровые дети, которые часто отнимают у них и так незначительный ресурс: сидят на шее, скидывают детей на бабушку или ждут смерти родителей, чтобы забрать квартиру".

"Я не боюсь старости и одиночества, – продолжает Юлианна. – В крайнем случае от одиночества спасает "бостонский брак", когда женщины живут вместе и заботятся друг о друге, необязательно это должны быть романтические отношения. Я боюсь бедности и немощи".

По словам Юлианны, она никогда не испытывала давления со стороны родственников или друзей: "Но я с детства была чем-то вроде "белой вороны", например, меня всегда больше интересовали книги и компьютеры, чем мальчики и тусовки. Поэтому, наверное, на меня давно махнули рукой". "Однако многие бездетные знакомые сталкиваются с беспардонным отношением, в том числе и у врачей. Одной гинеколог посоветовала родить "для здоровья", другой – вместо приема антидепрессантов посоветовали "родить девочку".

Азербайджан: страх сознаться

В Азербайджане наличие детей в семье считается обязательным. Через месяц после свадьбы все окружающие – от родителей до соседей – начинают донимать молодоженов вопросом "что-нибудь есть?", сопровождая его многозначительным взглядом. А через год советуют обратиться к врачам. Из-за бесплодия одного из супругов семья вполне может распасться (к мужскому бесплодию отношение "толерантнее"). Нередко молодой женщине, которая, по местным меркам, "засиделась в девках", советуют выйти замуж хоть за кого, просто чтобы родить в законном браке (потом в крайнем случае можно и развестись).

Понятие чайлдфри периодически всплывает в СМИ и соцсетях. Но пока что это, скорее, диковинный термин, значение которого редко кто применяет к себе. Останавливает звучащая в этом слове категоричность и опасение столкнуться с осуждением.

Мехри: "Может, в ближайшем будущем"


Так, например, 35-летняя Мехри (имя изменено по ее просьбе) не называет себя чайлдфри, хотя материнство ее никогда не привлекало. И когда Мехри выходила замуж, они с мужем договорились первое время не иметь детей. С тех пор прошло семь лет, но о ребенке пара все еще не задумывается. "У меня никогда не было такой эмоциональной реакции на детей, как у большинства девушек. Не хотелось тискать их, целовать и все такое. Если я так на кого-то и реагирую, то на кошек. И еще важную роль играет то, что, по-моему, ребенок вовсе не укрепляет семью, а наоборот. Мне кажется, что у очень многих семейных пар в Азербайджане после рождения ребенка начинается разлад в отношениях. Но, с другой стороны, я осознаю, что меня не должен пугать чужой пример".

У сестры Мехри дети есть и, соответственно, родители "обеспечены" внуками. Хотя это и не избавило ее пусть от мягкого, но все же давления с их стороны. Свекровь, в свою очередь, старалась давить на своего сына, мужа Мехри. Но безрезультатно.

Несколько лет назад Мехри с мужем, которому сейчас 33, переехали жить в Европу. Оба работают в сфере IT, завели двух кошек, ездят на загородные прогулки, а вопрос о том, становиться или нет родителями, для них по-прежнему открыт.

"У некоторых женщин материнский инстинкт проявляется только с рождением своего ребенка. Возможно, и у меня так случится. Я не испытываю как такового желания иметь детей, но и не настроена категорически против. Может, мы заведем ребенка в ближайшем будущем. А может, позже. Посмотрим".

Ильгар: "Может быть, однажды"

42-летний Ильгар (имя изменено) преподает математику в престижном бакинском лицее. Ему нравится учить чужих детей. Но совсем не привлекает мысль о том, чтобы завести своих.

"Во-первых, я ни в коем случае не хочу, чтобы мой ребенок родился и вырос в нынешнем Азербайджане. Во-вторых, в современном мире разумнее усыновить уже существующего ребенка, чем создавать нового. А в-третьих, я вообще не хочу семью, считаю ее архаизмом".

Такая позиция Ильгара как минимум трижды прямо или косвенно становилась причиной его расставания с женщинами.

"С одной мы расстались, потому что она хотела замуж, и в ее случае это подразумевало также и рождение детей, потому что взгляды у нее были гораздо традиционнее моих. С другой – наши отношения расстроились после аборта. Она не очень хотела его делать, но мы оба понимали, что не получится у нас быть родителями. Вскоре мы расстались. Формально не из-за этого, но, наверное, аборт все же повлиял. А третья история вообще была очень некрасивой и неприятной. Та женщина и сама не хотела рожать, забеременела случайно и пошла на аборт по собственному желанию. Но она ждала от меня моральной поддержки и не получила ее в достаточной мере. Я сделал все что мог, но этого было мало. В итоге мы плохо расстались, с обидами и обвинениями с ее стороны. Но, так или иначе, я никогда не стал бы заставлять женщину избавляться от ребенка против ее воли".

При этом Ильгар тоже не исключает возможности, что когда-нибудь решится на отцовство.

"Может быть, однажды я встречу женщину, от которой захочу иметь ребенка. Или которая сама будет хотеть этого настолько сильно, что я сдамся. В общем, не зарекаюсь. Но пока что – нет. Даже родители мои, кажется, уже устали донимать меня. Хотя занимались этим на протяжении двадцати лет. Хорошо хоть, у них есть внуки от моих брата и сестры".

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Санубар: "Пока не готовы"

Социолог Санубар Гейдарова высказывает сомнение, что в Азербайджане вообще существуют чайлдфри в полном смысле этого слова.

"Конечно, сейчас гораздо больше молодых людей, включая женатых, не торопятся заводить детей. Но это все же другое. Они не хотят "пока", а не "вообще никогда". Часто аргументируя это тем, что сперва надо купить собственное жилье, начать хорошо зарабатывать, встать на ноги и так далее, чтобы дать ребенку все самое лучше. Но даже эта категория весьма немногочисленная. В целом азербайджанские парни и девушки все же стремятся иметь детей".

Однако социолог допускает, что иногда материальная сторона вопроса – это просто отговорки, а на самом деле молодежь боится открыто говорить о своем нежелании, потому что против них ополчится вся родня. Об этом Санубар Гейдарова знает не только как эксперт, но и на собственном опыте. "Я и сама никогда не хотела детей. И мой бывший муж, с которым мы поженились в 24 года, был со мной в этом солидарен. Точнее, ему было неважно, и он оставлял выбор за мной и не настаивал. Но, если бы наши матери, бабушки и тетушки узнали правду, они бы нас просто прибили. Так что им мы говорили, что просто пока не готовы".

Скоро Санубар исполнится 37 лет, и она считает, что прежде ею руководил в первую очередь страх и неуверенность в своих силах.

"Я боялась, что не справлюсь. И, думаю, то же самое испытывают многие из тех, кто не хочет иметь детей. Наверное, это один из основных сдерживающих факторов. По крайней мере, в Азербайджане. Со временем я смогла справиться с этим страхом. Но желание рожать так и не появилось. Просто сейчас это уже не боязнь, а сознательный выбор".

Санубар рассматривает возможность однажды оформить опекунство над ребенком из детского дома:

"Если я когда-нибудь решусь, то возьму не младенца, а ребенка лет 11–12. Потому что моя главная цель в данном случае – дать ребенку, который в этом нуждается, шанс получить хорошее образование и помочь ему начать полноценную взрослую жизнь. Ну и, конечно, возможность жить в семье, иметь свой дом".

Центральная Азия: вопрос не обсуждается

В странах Центральной Азии, как и в Азербайджане, наличие детей в семье считается обязательным. Девочек здесь с детства учат быть покорными женами и хорошими матерями. Если же, например, женщина не может родить ребенка, зачастую именно сына, то мужчина может ее бросить или же завести "вторую жену", и окружающие за это его порицать не будут.

Понятие чайлдфри в странах Центральной Азии практически не обсуждается ни в обществе, ни в медиа. Говорить о том, что ты не хочешь иметь детей, просто не принято. Однако и здесь есть люди, которые добровольно отказываются становиться родителями.

Азиза: "Знаю, что все начнут давить"

26-летняя Азиза (имя изменено) живет в Бишкеке. То, что она чайлдфри, она поняла лишь после замужества.

"Это было не столько решение, сколько осознание того, что я не хочу иметь детей, – говорит Азиза. – Я не смогла найти в себе смелости сказать мужу о своем желании не иметь детей, потому что, когда мы поженились, у меня были другие взгляды на это. Мы обсудили, что у нас будут дети, когда я этого захочу".

"Мой муж – европеец, если бы мой муж был азиатом, такие обсуждения не были бы возможны. Пока что я говорю, что не готова иметь детей, не готова к беременности, не чувствую себя в финансовой безопасности. Он соглашается и говорит, что у нас будут дети только тогда, когда я этого захочу", – продолжает она.

О своем нежелании заводить детей Азиза рассказала лишь своей тете: "У нее более-менее свободные взгляды на жизнь. Попыталась сказать маме, но когда она поняла, о чем речь, стала меня уговаривать и убеждать, что все это пройдет, что без детей жить можно, но не будет смысла в жизни. Стала говорить о том, что мой муж мечтает о ребенке и что это эгоистично с моей стороны".

Азиза боится давления родственников, поэтому пока не решается обсуждать эту тему ни с кем: "Я знаю, что все начнут давить. Я пока не чувствую в себе достаточно сил и уверенности, чтобы противостоять социальному давлению. Я просто говорю, что пока мне еще рано заводить детей".

При этом Азиза не исключает, что ее решение может со временем измениться: "Думаю, все может быть. Я из очень традиционной среды и смогла изменить свое мнение. Так что и обратное, думаю, может случиться".

Руслан и Нигина: "Людей и так полно"

32-летний Руслан и 26-летняя Нигина просят не называть их настоящие имена. В браке они больше трех лет. Руслан – финансист, Нигина – дизайнер. Они живут и работают в Душанбе. К решению не заводить детей они пришли до знакомства друг с другом.

"Я человек творческий и понимаю, что я не смогу разрываться между ребенком, творчеством и супругом. Мне придется поменять образ жизни и принести себя по факту в жертву. Я не хочу рожать только из-за того, что у меня есть репродуктивная система. Этого недостаточно. Допустим, родить, потому что тебе хочется потаскаться с этими маленькими ножками и ручками. Но это не повод. Общественное мнение тоже не повод, чтобы рожать", – говорит Нигина.

"Беременность, роды и воспитание ребенка – это очень тяжело, но это настолько обесценено, что каждая рожает по два, по три подряд. Люди это должны делать осознанно, но это получается бессознательно, потому что так надо. Вышла замуж – нужно по-быстрому родить двоих-троих, чтобы дальше было легче. До сих пор женщины используют детей в качестве каких-то оков для супруга. Мне советуют: рожай побыстрее, чтобы муж не ушел. Так он уйдет, потому что я буду уставшей, я его сама выгоню. Также используют ребенка в качестве каких-то аргументов: "Вот, я тебе родила". То есть ребенка самого как личность ни во что не ставят".

По словам Руслана, он решил стать чайлдфри, поскольку так и не нашел ответ на вопрос, почему он должен заводить детей.

"Я общался с людьми, спрашивал, почему им хочется иметь детей. Причины все либо эгоистичны, либо навязаны обществом. Общественное мнение – это не догма, не гарантия верного решения. Эгоистичные желания иметь ребенка тоже не должны проявляться в таком случае, потому что ты берешь на себя ответственность за другого человека, ты не должен навязывать какую-то свою точку зрения этому человеку. Для себя я не нашел ответ на вопрос, зачем мне дети, и понял, что наверное, они мне особо и не нужны", – рассказывает Руслан.

"Есть еще такой момент – мы живем в полярном мире, где у людей разные ценности. И в зависимости от той среды, в которой ты живешь, важно сочетать те ценности, в которые веришь ты, и те, которые разделает общество, – продолжает Руслан. – Если ты начнешь ребенка воспитывать в духе ценностей, которые радикально отличаются от принятых в этом обществе, то ребенок будет чувствовать себя белой вороной, его начнут гнобить, а это повлечет за собой какие-то детские травмы. Если же ты будешь пытаться ребенку вкладывать ценности, которые есть в обществе, то это не то, во что ты веришь. Для себя я тоже не нашел ответ, как воспитывать детей в среде, в которой я живу".

Руслан и Нигина не скрывают своего решения, однако и не рассказывают об этом всем.

"У меня нет идеи пропагандировать чайлдфри в Таджикистане, – говорит Руслан. – Это мой выбор, я с ним ни к кому не лезу. И ко мне тоже пусть не лезут с моим выбором. Если мы видим, что человек понимает, что такое чайлдфри, и не задает кучу дебильных вопросов, либо же начинает задавать эти вопросы не со зла, а ему искренне интересно, то об этом стоит говорить. Если же ты видишь, что люди не готовы знать правду о твоей позиции в плане детей, то зачем им об этом говорить?"

"Первое время я пыталась доказывать, что я права, а сейчас не вижу смысла, – продолжает Нигина. – Если человек тебе уже в лоб говорит: "Когда же ты рожать будешь?", это мне говорит о его воспитании. Он даже не способен на какой-то адекватный спор. Он тебе навязывает это, упрекает тебя в том, что не родила. Я сейчас держусь из последних сил, потому что чем дольше мы живем, тем больше вопросов ко мне возникает, поэтому я злюсь".

Руслан и Нигина рассказывают, что их родственники адекватно восприняли их решение.

"Мама в первое время подшучивала, мол, может, станет бабушкой, – вспоминает Нигина. – Я тоже сначала отшучивалась, мол, ты у меня еще молодая (ей 44 года). Потом мы с ней поговорили об этом, я рассказала, что не хочу детей, муж тоже не хочет. Мать сказала: "Ну, это ваша жизнь". Бабушка тоже поддержала. У меня сестра тоже чайлдфри. Она тоже поддерживает. Первое время отец Руслана подходил ко мне со словами: "Давай девочку, я хочу внучку". Но после того, как за одним застольем поднялась эта тема и мы сказали: "Пока не хотим, переедем в свой дом – потом". Они это нормально приняли".

"Почему-то в основном отец и зять спрашивают. Мама и сестра очень тактичные", – рассказывает Руслан.

Руслан и Нигина не исключают, что в дальнейшем могут изменить решение и взять ребенка из детдома.

"Я думала о том, чтобы взять ребенка, а не рожать самой. Где-то есть ребенок, который ждет меня. Нет смысла рожать, людей и так полно. Я думала о нездоровом ребенке, о том ребенке, о котором все забыли. Это с моей стороны не будет эгоизмом, а помощью: просто осчастливить какого-то человека, подарить ему надежду", – говорит Нигина.

"Людей и так много на планете, – продолжает Руслан. – Для того чтобы становиться отцом и матерью, нет необходимости рожать. Может быть, лучше не создавать новых людей, а проявить ласку и тепло к человеку, который уже есть".

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (3)

Главные новости

XS
SM
MD
LG