Ссылки для упрощенного доступа

Крепнет ли исламский радикализм в Башкортостане?


Архивное фото. Норвежские полицейские

Издание "ИноСМИ" опубликовало перевод статьи самой популярной норвежской газеты "Афтенпостен​". В материале речь о том, что в Башкортостане крепнет радикальный ислам. Поводом для публикации стала новость о 20-летнем башкортостанце, который недавно напал с ножом на случайную покупательницу в магазине. Действия молодого человека в полиции охарактеризовали как теракт. Описывая регион происхождения подозреваемого, журналисты обратились за комментарием и к исследовательнице Норвежского института международных отношений Юлии Вильхельмсен (Julie Wilhelmsen). Эксперт, по словам издания, заявила, что в Башкортостане крепнет исламский радикализм. "Idel.Реалии" разбирались в аргументации такого посыла.

Руководитель проекта Российского фонда фундаментальных научных исследований "Мусульманские джамааты в контексте этнополитических процессов в национальных республиках (на примере Республики Башкортостан и Кабардино-Балкарской Республики)​ Азат Бердин не видит связи между "странным нападением некоего человека, недавно получившего паспорт в Башкирии" и тезисом, вынесенным в заголовок.

– Совершено непонятно, как одно из другого следует: из статьи неясна ни организация, к которой принадлежал "террорист", ни даже его национальность. Более того, по сообщению телекомпании NRK со ссылкой на адвоката задержанного Уле Лунда, подозреваемый уже поменял показания и утверждает, что "было нечто, что велело ему убить" и вообще он был несколько не в себе. Террорист, тем более религиозный, не меняет мотивов и не снимает с себя ответственности по определению, – отмечает эксперт.

Смысл терроризма, по словам Бердина, заключается именно в демонстрации такой ответственности, а вовсе не в том, чтобы напасть с ножом на покупательницу в супермаркете с задачей, как заявляется, "убить как можно больше людей в разных странах" и после всего этого прикрыться собственными отговорками о том, что был не в себе.

Башкортостанский эксперт считает, что привязка полиции к версии "религиозного терроризма" одна – факт, что преступник получил паспорт в Башкортостане.

Бердин отмечает, что Башкортостан в материале преподносится стереотипно и просто – "экзотичная "мусульманская" республика в России с воинственной историей, и поэтому версии соответствующие".

– Упомянутая в тексте "Хизб-ут-Тахрир" – действительно организация, запрещенная в России (в отличие, скажем, от Украины), но терактами в России она не занимается, у нее другой профиль и вряд ли имеет отношение к данному инциденту. Все это не означает, что проблем в мусульманской сфере Башкортостана нет – естественно, они есть, и не могут не быть в столь сложном полиэтничном и поликонфессиональном регионе. И в целом, достаточно успешно решаются – что отмечено и норвежскими коллегами, подчеркнувшими "мирный" характер региона, – заявляет эксперт.

При этом, по его словам, имеющиеся в республике проблемы никак не связаны с инцидентом в Норвегии.

Напомним, старший научный сотрудник Норвежского института международных отношений рассказала, что за последние десять лет в Башкортостане усилился радикальный ислам.

"Вследствие двух чеченских войн на соседних северокавказских (речь о Дагестане и Чечне – ред.) территориях началась исламская радикализация, – отмечала она. – В то же время при президенте Путине окреп российский национализм".

Поэтому мусульмане Башкортостана вдохновились тем, как разрастаются другие исламские общества и вдобавок начали ощущать недовольство, что постоянно оказываются в тени российского национализма, который их не принимает. Из-за этого позиции радикального ислама укрепились и в Башкортостане, объясняла Вильхельмсен.

Неуспешные проповедники радикального ислама

Между тем, пару лет назад эксперт из Башкортостана Айсылу Юнусова рассказала в СМИ о том, что "успешной" деятельность проповедников радикального ислама она бы не называла. При этом аналитик подчеркнула, что динамика роста преступлений экстремистской направленности в республике соответствует общероссийской.

Проникновение идеологии радикализма и экстремизма в мусульманскую среду, она тогда объяснила, усилением потока мигрантов из стран Центральной Азии.

"В составе трудовой миграции в республику выходцы из стран с мусульманским населением составляют подавляющее большинство (85 процентов), – заявляла тогда эксперт. –​ Поэтому в контексте распространения экстремизма на почве ислама проблема миграции очевидна".

Не тот заголовок

Корреспондент "Idel.Реалии" связался с норвежским экспертом Юлией Вильхельмсен. Аналитик отмечает, что ее аргументы по данному вопросу не основаны на ее собственных иследованиях, а базируются на данных российских ученых.

При этом, говоря о радикализации в России, она прежде всего опирается на ситуацию на Северном Кавказе.

Что касается заголовка материала норвежской газеты, она отмечает, что не она дала название статье.

По данным "ИноСМИ", газета является либерально-консервативной. Люди, которые занимаются изучением норвежской прессы, считают, что одной из самых больших заслуг "Афтенпостен" является создание и воспитание патриотических чувств среди жителей города Осло. Раньше его жители, в отличие от остальной части страны, не были патриотами и не ощущали себя норвежцами. Частично причиной данной ситуации было то, что в городе очень много иммигрантов, а также то, что в Осло люди живут разобщённо.

Взгляд из Москвы

Корреспондент "Idel.Реалии" обратился к старшему научному сотруднику МГИМО, исследователю ислама в России Ахмету Ярлыкапову, чтобы он обозначил свою позицию о тенденциях в вопросе радикального ислама.

– Я думаю, что как раз в Башкортостане сейчас более или менее все благополучно и радикализации как тенденции нет. Если говорить в общем по России, то по стране – да, большой потенциал радикализации. Но региональные особенности надо учитывать, – констатирует он.

Рамазан Алпаут, "Idel.Реалии"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG