Ссылки для упрощенного доступа

"Что делать, если государство о нас забыло? Главное, чтобы Аллах помнил"


Иллюстративное фото

Бедные дагестанцы рассказали, как выживают на бюджетные подачки

Руководство Дагестана периодически рапортует, что за последние два года регион стал менее дотационным. Что, впрочем, не мешает прозябать в нищете обывателям.

По данным республиканского министерства труда и соцразвития, более 11% жителей находятся за чертой бедности, то есть получают меньше 11 тыс. 163 руб., которые в РФ являются прожиточным минимумом.

Согласно рейтингу РИА Новости, составленному на основе данных Росстата, Дагестан находится на 41 месте по уровню доходов населения: 15,2% – за чертой бедности, а 2,3% – крайне бедны.

Корреспондент "Кавказ.Реалии" поговорила с дагестанцами, чей месячный доход составляет 12-13,5 тысяч на семью.

"Тяжело на старости лет стоять на улице"

Алипат – 68 лет, она отработала на государство 44 года, за что получает 8 тыс. руб. пенсии. Сын пенсионерки погиб, его супруга, бросив троих детей, "подалась на заработки", а позже и вовсе исчезла.

Чтобы как-то свести концы с концами, Алипат в снег и дождь стоит в центре Махачкалы, где продает старые газеты, игрушки и какие-то инструменты.

"Мне много не надо, я бы и на пенсию свою прожила, но что делать с детьми? Они ходят в школу, их надо кормить, одевать, обувать. Они же не виноваты, что отец их покинул по божьей воле, а мать – по своей, – говорит она. – Я даже опекунство на них оформить не могу, чтобы хоть какие-то деньги получать. Мать их как бы жива, от детей вроде как не отказывается, но де-факто в их жизни не участвует. Нас выручают соседи – отдают одежду, из которой выросли их дети, благотворительные фонды тоже помогают периодически. В прошлом году внучка всю осень, до конца декабря, ходила в школу в старых кроссовках. Только в январе я сумела сэкономить две тысячи, чтобы купить ей зимнюю обувь".

Питаются члены семьи в основном крупами и картошкой, изредка родственники из села присылают овощи и немного мяса, могут сыр привезти. "Купить все это я не могу, – признается Алипат. – Часто люди берут у меня газеты, которые даже не открывают. Знаю, что они их выбросят, но хотят мне помочь, жалеют, многие от сдачи отказываются. Я им очень благодарна, но тяжело на старости лет стоять на улице и торговать барахлом. Не для этого, конечно, я всю жизнь работала. Что делать, если государство о нас забыло? Главное, чтобы Аллах помнил".

"Если это вообще можно назвать жизнью"

Салимат – 35 лет, она мать пятерых детей, муж бросил ее, когда женщина была беременна пятым ребенком.

"Он женился на другой и уехал, даже не знаю, где он сейчас. В школу у меня ходят только двое старших, трое младших сидят со мной дома, один из них – инвалид, на его пенсию в 12 тысяч живем. Если это вообще можно назвать жизнью", – устало произносит собеседница.

Устроить малышей в детский сад она не может, т.к. нет городской прописки. "Мы живем у чужих людей, спасибо им, что не берут с нас денег. Детей оставить не с кем, поэтому на работу выйти не могу, – объясняет она. – Несколько месяцев работала в пекарне, потом техничкой в кафе, но почти все деньги уходили на няню. У меня нет образования, где мне найти хорошо оплачиваемую работу? Иногда дома хлеб пеку на продажу, но получаю с этого максимум две тысячи рублей".

Сейчас общий бюджет семьи Салимат около 13 500 рублей, большая часть средств уходит на продукты и лекарства ребенку-инвалиду. "Не знаю, когда мои дети в последний раз видели мясо. Не могу позволить себе купить килограмм за 350 рублей – у меня на продукты заложено всего 4-5 тысяч рублей в месяц, – приводит свои расчеты она. – Я на рынок хожу перед закрытием, когда продавцы дешевле отдают товар. Иногда покупаю несколько килограммов куриных шей, крылышек, из них варим супы, нам надолго хватает. Хлеб не покупаю, т.к. дешевле дома печь".

Салимат покупает по несколько килограммов развесных макарон и другие крупы – сосед их привозит по оптовым ценам. "Пока не знаю, что мне делать, как выбраться из этой ситуации, – печалится собеседница 'Кавказ.Реалии'. – От количества забот, неопределенности и страха за будущее детей не могу даже нормально думать. Ждать помощи мне неоткуда, кому нужны мои дети, если их собственный отец от них отказался?"

"Самое трудное – это объяснить ребенку, что у нас нет денег"

Калимат – 46 лет, она инвалид и мать четверых школьников. Почти два года семья живет только на ее пенсию, поскольку муж болеет и не может работать:

"Я по состоянию здоровья тоже не могу работать, поэтому пытаемся выжить на 12 тыс. 534 рубля. Самая большая проблема – детская одежда и обувь, на них уходит больше всего средств. Не помню уже, когда покупала что-то себе. Младшие донашивают за старшими, а что делать? Выхода другого нет".

Около семи тысяч в месяц уходит на лекарства для Калимат и ее мужа. К счастью, помогает брат женщины, который живет в селе. "Можно сказать, что он почти полностью обеспечивает нас продуктами, иначе не знаю, что бы мы делали, – разводит руками она. – И так приходится постоянно выбирать, на что потратить наши копейки: не заплатить за коммуналку и купить ребенку обувь или не брать одно из лекарств, а вместо этого починить батарею, которая течет с прошлого года. Скоро же зима".

По словам Калимат, самое трудное – это объяснить ребенку, что у них нет денег. "И что даже 300 рублей, которые собирают в школе на поход в кукольный театр, – непозволительная роскошь для нас", – заключила дагестанка.

Отметим, что все наши собеседницы, несмотря на тяготы, настроены оптимистично. Оптимизм они поддерживают ради детей. На государство никто из них не рассчитывает, вся надежда на Всевышнего.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG