Ссылки для упрощенного доступа

"Чеченский след" Путина


Владимир Путин (архивное фото)

События на Кавказе и назначение Путина премьером были звеньями одной цепи

В официальной биографии российского президента Владимира Путина говорится, что предложение занять высокий пост в правительстве РФ было озвучено президентом Борисом Ельциным 5 августа 1999 года. К тому времени команда ("семья") президента уже несколько лет внимательно к нему присматривалась.

В мае 1998 года, став заместителем руководителя администрации президента РФ, Путин фактически превращается в полноправного члена узкого круга приближенных к семье Ельцина.

Уже в июле 1998-го он назначается директором ФСБ России, что делает его одним из самых высокопоставленных лиц страны. Вместе со своими коллегами из Санкт-Петербурга он проводит масштабное преобразование самой структуры спецслужб.

В марте 1999 года будущий президент становится секретарем Совета безопасности РФ, сохраняя при этом пост директора ФСБ.

В августе на фоне ухудшения ситуации на Северном Кавказе президент Ельцин предлагает Путину занять пост главы правительства. 9 августа 1999 года он объявлен первым заместителем и исполняющим обязанности председателя правительства РФ. В своем телеобращении к россиянам Борис Ельцин в тот же день официально​ называет его своим преемником.

Планы новой войны в Чечне

Чеченские представители в Москве уже в начале августа располагали конфиденциальными документами Совета безопасности от декабря 1998 года, а также протоколом заседания комитета Госдумы о начале военных действий в Чеченской республике.

Еще за два-три месяца до ввода российских войск в Чеченскую республику Ичкерия президенту Аслану Масхадову было известно о всех номерах воинских частей и о том, кто будет ими командовать во время возобновления военных действий на территории республики. Согласно этим документам, реванш за неудачу в первой чеченской кампании планировали в Москве еще задолго до августовских событий в Дагестане.

Власти сепаратистской Ичкерии на протяжении августа-сентября 1999 года предпринимали всевозможные шаги, чтобы связаться с новым премьер-министром России Путиным. Однако все компетентные службы – администрация президента РФ, правительство, военное ведомство - принципиально игнорировали усилия президента Масхадова выйти на руководство России и урегулировать разрастающийся в регионе конфликт.

Августовский поход радикальных салафитов (в те времена они были больше известны как "ваххабиты") на Дагестан был представлен как нападение на соседей и нарушение чеченцами мирного соглашения, подписанного в Хасавюрте 1996 году и в Москве в мае 1997 года.

По всей стране развернулась мощная информационная кампания по дискредитации чеченцев в глазах российского общества. Чеченских боевиков обвинили, в частности, в подрывах жилых домов Москве и Волгодонске. Попытки некоторых бывших сотрудников спецслужб, таких как Александр Литвиненко, поставить под сомнение официальную версию взрывов вызывало репрессии. Литвиненко, вынужденный бежать за границу, был отравлен российскими спецслужбами в Лондоне.

"Ни одного чеченца, даже по версии ФСБ, в этих операциях задействовано не было"

Как отмечал российский правозащитник Александр Подрабинек в интервью Радио Свобода в 2015 году, его поразил тот факт, что сразу на месте взрывов официальные лица говорили о "чеченском" следе.

Известный автор разоблачительных книг о действиях ФСБ в 1990-х - начале 2000-х годов Юрий Фельштинский, работавший в том числе и совместно с Литвиненко, указывал вот на какой любопытный факт: "как оказалось, позже, ни одного чеченца, даже по версии ФСБ, в этих операциях задействовано не было".

Все чаще заявления из Белого дома были резкими, содержащими безосновательные претензии к чеченскому руководству. Было очевидно, что в Кремле пытаются поставить знак равенства между Масхадовым и группами боевиков, которые решились провозгласить Исламскую республику в горной части Дагестана.

"Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов," – заявлял Путин в Астане в ответ на вопрос о бомбардировке Грозного в сентябре 1999 года.

"Путин пришел к власти именно на чеченской войне"

Александр Черкасов, председатель совета правозащитного центра "Мемориал", в беседе с "Кавказ.Реалии" выражает уверенность, что Путин пришел к власти именно на чеченской войне. Он напоминает, что к моменту назначения главой правительства его рейтинг составлял всего 2-3 процента. Однако по ходу развития конфликта на Северном Кавказе его рейтинг еженедельно повышался на 7 процентов, и к моменту выборов в парламент он оказался настолько недосягаем, что смог протащить в него лояльных к себе людей.

По прошествии двух десятков лет в России прослеживается попытка скорректировать то, что происходило летом и осенью 1999 года.

Смотреть комментарии (16)

XS
SM
MD
LG