Ссылки для упрощенного доступа

"Не единственная жертва". В Абхазии отменили оправдательный приговор экс-силовикам


Заседание Верховного суда по делу Анзора Тарбы

Верховный суд самопровозглашённой Абхазии отменил оправдательный приговор суда первой инстанции четырём бывшим сотрудникам МВД. Теперь дело возвращается в Генпрокуратуру и будет расследоваться заново.

Экс-работники МВД Бадри Джикирба, Аслан Чедия, Адгур Аутлев и Виталий Кулов – фигуранты дела о халатности и превышении должностных полномочий. Оно было возбуждено после гибели задержанного Анзора Тарбы в здании министерства внутренних дел. Тарба был доставлен туда в ночь с 6 на 7 июля 2019 года за административное правонарушение – якобы за употребление наркотических веществ. Через четыре дня он умер. По версии следствия, его избивали, чтобы получить признание в причастности к похищению человека.

Суд первой инстанции вынес оправдательный приговор милиционерам ещё 10 ноября, но Генпрокуратура его обжаловала. Кассационной коллегии Верховного суда по уголовным делам лишь с третьей попытки удалось перейти к рассмотрению материалов: стороны дважды ходатайствовали об отводе судей, и их требования удовлетворялись.

Как офицеры, носящие погоны, они должны были разобраться и показать органу расследования, кто виноват

Все подсудимые проработали в системе МВД от 8 до 15 лет и были на хорошем счету у руководства. "Если взять за основу, что они не причастны и не могли даже представить в мыслях, что в здании МВД мог кто-то пострадать, то абсурдно, что они не давали показания в суде, отказывались отвечать на вопросы потерпевших и прокуроров. Это их право, но человек невиновный так себя не ведет. Как офицеры, носящие погоны, они должны были разобраться и показать органу расследования, кто виноват. Неужели кто-то поверит, что в вечернее время здание МВД, куда даже я – начальник судебного управления Генпрокуратуры, должен получать пропуск, захватили шестеро людей, вооружённых дубинками, наручниками, запугали дежурных? Очень нелогичные действия оправданных. Неужели, если бы они не пытались скрыть следы преступления, не удаляли бы запись с камер, не пытались бы ввести органы в заблуждение, неужели они бы не разобрались в ситуации, находясь в трёх метрах от места преступления?" – задавал в прениях вопросы прокурор Даур Амичба.

Адвокат потерпевшей, сестры убитого Аиды Тарбы Автондил Чкадуа обратился в прениях к своим коллегам – защитникам оправданных. Его возмутило, что оппоненты считают бессмысленным возвращение дела на дорасследование.

"То есть получается, что убийства не было? Может, Анзор Тарба живой? Когда они [адвокаты] говорят о справедливости, то хочу спросить – где она? То есть дело не будем возвращать, оправданных отпустим, убийства не было?" – возмущался Чкадуа.

Сама Аида Тарба так же требовала провести расследование заново. "Наказать виновных! Как можно быть начальником и утверждать, что никто ничего не видел? Спокойно смотрят и говорят: он просто умер. Если он виновен – посади его на все 40 лет, но ты не имеешь права истязать человека! Он прошёл такие пытки, которых во время войны не было в Абхазии", – утверждает сестра погибшего.

Адвокат двух подсудимых Нино Корсая замечала в ответ, что защита не оспаривает факт убийства Анзора Тарбы, но не понимает, почему к ответственности пытаются привлечь только четверых милиционеров.

"Было ли убийство Анзора Тарбы? Было убийство. Убийство было зверским. Но есть те, кто хочет, чтобы именно эти люди [фигуранты] понесли наказание за то, что они не совершали", – сказала Корсая.

Может быть, сегодня реальные убийцы в здании МВД так же бьют людей!

Защитник Адгура Аутлева Виктория Джинджолия поддержала сказанное коллегой, но отдельно заострила свое внимание на проблеме насилия в стенах МВД. "Мы тоже хотим справедливости и чтобы были наказаны реальные убийцы. Может быть, сегодня реальные убийцы в здании МВД так же бьют людей! Я адвокат, я знаю, как относятся к моим подзащитным. Их так же бьют! А наши подзащитные здесь сидят! То есть кто-то их всё-таки продолжает бить? Значит, это не наши подзащитные? Значит, не только под руководством Бадри Джикирбы и руками Аутлева это делается?" – заявила Джинджолия.

Сами подсудимые выступать с последним словом в прениях отказались. В их отношении выбрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на два месяца.

По словам невестки убитого Татьяны Гварамии, семья приветствует решение Верховного суда и считает его абсолютно справедливым, хоть и внезапным. "В течение двух лет нам казалось, что весь мир против нас, и так и было. Никаких надежд мы не питали вообще. Нам с первого дня говорили, что это дело мёртвое, а я так даже как юрист не считаю. Не нужно сравнивать наше дело с "глухарями". Наш случай – беспрецедентный. Убийство в ночное время в режимном объекте! Тут же даже искать никого не надо, надо просто привлекать к ответственности должностных лиц!" – рассказала Кавказ.Реалии Татьяна.

Сейчас семья собирается инициировать создание парламентской комиссии и обратиться к президенту страны. "Пока шёл суд и мы обивали пороги администрации президента, кабмина, парламента, нам говорили, что не имеют право влиять на судебную власть. Мы не умственно отсталые, мы это понимаем, но вот сейчас дело вернулось в прокуратуру. И я считаю, что раскрытие его – проблема не моей семьи, а государства. Это его лицо. Бывшее руководство МВД должно понести наказание. Гарри Аршба был министром внутренних дел, полгода после убийства продолжал работать, даже не принёс семье извинения, и потом беспрепятственно уехал из Абхазии, сегодня его нет в стране. Если на правительственном уровне нельзя справиться с человеком, кто это должен делать? Мы? Я хочу знать, что они собираются делать с бывшим руководством МВД", – сказала Татьяна Гварамия.

Люди, которые должны быть обвиняемыми, проходят по делу либо свидетелями, либо вообще никак 

Уполномоченная по правам человека Асида Шакрыл в комментарии Кавказ.Реалии заявила, что суд первой инстанции плохо поработал и это было очевидно: "Но надо отметить, что и к прокуратуре много вопросов. Люди, которые должны быть обвиняемыми, проходят по делу либо свидетелями, либо вообще никак. Сейчас самое главное – провести расследование тщательно, объективно, беспристрастно. Я надеюсь, именно так и будет".

Омбудсмен добавила, что пытки в режимных объектах не прекращаются и жалобы ей поступают систематически: "Мы пишем в наших отчётных докладах, что пытки продолжаются. В основном речь идет о тюрьме. И прокуратура не реагирует соответствующе. Никто не выясняет истинные причины. Надо понимать, что Анзор Тарба – не единственный убитый силовиками гражданин Абхазии".

Текст может содержать терминологию и топонимы, используемые в самопровозглашённой республике Абхазия

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG