Ссылки для упрощенного доступа

"Кривая статистика". Правда ли, что на Северном Кавказе растут реальные доходы населения?


Три республики Северного Кавказа вошли в список наиболее пострадавших от пандемии российских регионов. Из-за карантинных ограничений значительно упали доходы у жителей Дагестана, Северной Осетии и Карачаево-Черкесии. Однако, по другим данным, доходы в республиках, напротив, растут. Что не так с официальной статистикой – разбиралась корреспондент Кавказ.Реалии.

Недавно было опубликовано исследование международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, целью которого стало изучение доходов жителей российских регионов. По данным исследования, доходы россиян за девять месяцев текущего года существенно сократились. Авторы исследования связывают это с ограничительными мероприятиями во время пандемии.

Серьезно пострадала трудящаяся часть населения, а сам труд в России стал оплачиваться хуже

"Самые ощутимые финансовые потери понесло население Подмосковья – среднестатистический житель региона недосчитался в общей сложности 19,9 тыс. руб. за девять месяцев. Также сильно упали доходы населения в Свердловской области (-12,4 тыс. руб.), Дагестане (-9,6 тыс. руб.), Северной Осетии (-9,4 тыс. руб.), Тюменской (-8,5 тыс. руб.) и Омской областях (-8,1 тыс. руб.), Башкортостане (-7,8 тыс. руб.), Хабаровском крае (-6,7 тыс. руб.), Карачаево-Черкесии (-5,6 тыс. руб.) и Липецкой области (-5,5 тыс. руб.)", – говорится в исследовании.

По словам президента FinExpertiza Елены Трубниковой, в среднем номинальные доходы россиян за девять месяцев уменьшились на 0,7%, а с учетом инфляции и обязательных платежей сокращение составило 3,6%.

"Однако это падение было смягчено резким повышением социальных выплат, доля которых в структуре доходов населения достигла в третьем квартале почти 23%, – объясняет Трубникова. – По нашим подсчетам, фонд оплаты труда в реальном выражении сократился на 1,4%, а общие доходы от предпринимательской деятельности рухнули на 16,5%. Зато совокупный размер социальных выплат даже за вычетом инфляции вырос на 12,1%. Таким образом, серьезно пострадала трудящаяся часть населения, а сам труд в России стал оплачиваться хуже".

Трубникова считает, что одной из самых пострадавших категорий населения стали молодые специалисты, значительная часть которых трудится в сфере услуг в небольших частных компаниях.

"Кроме того, молодые люди без детей не получили той поддержки, которую государство оказало семьям с детьми – "детские выплаты" и повышенные пособия, – продолжает Трубникова. – С учетом того, что в России и так не хватает рабочей силы, пандемический кризис может иметь долгосрочные негативные последствия для рынка труда. Параллельно сокращаются и расходы населения, что тормозит потребительский спрос. От того, насколько долго затянется и будет исправляться эта ситуация, зависит дальнейшее развитие всей российской экономики и ее долгосрочный потенциал".

Эксперты считают логичным, что Дагестан и Северная Осетия пострадали сильнее всего.

"У меня только одна мысль, из-за чего это может быть. Если мы говорим про Осетию и про Дагестан, там большая доля общепита и других общественных заведений, которые закрылись из-за пандемии, – заявил в комментарии для Кавказ.Реалии экономический обозреватель Алик Пухаев. – Среди этих заведений очень много тех, которые находились в серой зоне, то есть не оформляли своих работников официально. Поэтому в официальной статистике мы можем не видеть какого-то существенного числа потерявших работу людей, но реально понимаем, что это число очень большое. Это я говорю про Осетию и Дагестан. В Ингушетии, в Чечне, в других соседних регионах нет столько заведений питания, которые могли бы настолько существенно пострадать от коронавирусного локдауна, по моему мнению".

С Пухаевым согласен и руководитель дагестанского проектно-ресурсного офиса развития территорий, член Общественного совета при министерстве экономики и территориального развития Дагестана Маир Пашаев.

"Доходы в Дагестане снижаются по нескольким причинам: снижение занятости вследствие распространения коронавирусной инфекции и ограничительных мер; снижение предпринимательских доходов по причине снижения потребления; предприниматели теневого сегмента экономики не смогли получить денежные компенсации. Чем выше в регионе деловая и предпринимательская активность, тем заметнее снижение. В Дагестане предпринимательская активность выше относительно соседних регионов. Речь идет об относительных параметрах, а не о бедности и провале экономики", – утверждает Пашаев.

Вымышленный рост?

В первых числах декабря та же международная аудиторско-консалтинговая сеть FinExpertiza опубликовала исследование о динамике доходов россиян за последние три месяца. Утверждается, что в третьем квартале 2020-го доходы россиян, наоборот, существенно росли по сравнению с первым полугодием. На эту статистику ссылались "Известия" и парламентская газета.

С такой "погрешностью" о какой точной оценке экономических показателей может идти речь?

Внимание в исследовании акцентируется на том, что в июле, августе и сентябре 2020 года по сравнению с апрелем-июнем номинальные доходы россиян не выросли только в 24 российских регионах из 85. Больше всего доходы якобы увеличились у населения в Краснодарском крае – на 51,6% (где составили 42,2 тысячи рублей в месяц), в Дагестане – на 30,6% (до 29,3 тысячи рублей на человека) и в Кабардино-Балкарии – на 25,3% (до 22,1 тысячи рублей).

Среди регионов с ростом доходов населения упоминаются и Ставропольский край, где номинальные доходы населения увеличились на 24% (до 24,7 тысячи рублей) по сравнению с предыдущим кварталом, Адыгея с приростом в 19% (до 31,9 тысячи рублей на человека), Чеченская Республика – 18,7% (до 25 тысяч рублей) и Северная Осетия – 15,8% (до 24,1 тысячи рублей).

"Достоверность качества подсчета под большим вопросом, – говорит профессор кафедры экономической и социальной географии географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. – Доходы на Северном Кавказе – это фантомная реальность. Их и в спокойной обстановке не могут нормально подсчитать, а тем более в коронавирусной. Я не комментирую недостоверную статистику".

Наталья Зубаревич
Наталья Зубаревич

По словам Зубаревич, чтобы статистика действительно отражала реальное положение дел, необходимо, во-первых, выявить теневые доходы, а во-вторых, увеличить число респондентов – сейчас в выборке 60 тысяч человек.

"Статистика кривая, поэтому сейчас обсуждать все это бессмысленно. Как должна я, к примеру, объяснить, почему весь год росли доходы в Калмыкии?" – задает риторический вопрос Зубаревич.

Ставропольский журналист, кандидат политических наук Антон Чаблин тоже не доверяет заявлениям о росте доходов.

"Официальная экономическая статистика, особенно для Кавказа, – вещь, мягко говоря, специфическая. Особенно в случае с уровнем зарплат, реальных доходов, занятости, безработицы. Искажения неизбежны из-за огромной доли неформального сектора экономики, который не улавливается традиционными статистическими инструментами. Даже по примерным подсчетам Росстата, доля неформальных доходов – то есть тех, источник которых невозможно выяснить, – в регионах СКФО варьирует от 20% в Карачаево-Черкесии до 60% в Дагестане. С такой "погрешностью", о какой точной оценке экономических показателей может идти речь? Или возьмём другой аспект: в регионах СКФО велика доля планово-убыточных предприятий – от 18% в Ингушетии до 45% в Северной Осетии. Очевидно, что это тоже элемент искажения экономической действительности – наивно полагать, что четверть, треть, а то и половина всего бизнеса в регионе работает в убыток. Просто "рисуют" нужные цифры, как и в случае с занятостью и доходами", – заявляет Чаблин.

Только цифры

На сайте Росстата опубликованы данные о доходах россиян по регионам за три квартала 2020 года. Согласно этим данным, Калмыкия и Адыгея показывают стабильный рост доходов, хоть и ниже прошлогоднего уровня.

Показатели по Краснодарскому краю, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии меняются то в одну, то в другую сторону. Дагестан, Чечня и Ингушетия превысили прошлогодние показатели, а Ставропольский край, если верить Росстату, стабилен и даже немного превысил результаты прошлого года.

Как может расти промышленное производство, если доля прибыли от него уменьшается?

"Данные Росстата о доходах населения, безусловно, отражают определенную реальность и необходимы для анализа происходящих в экономике и домохозяйствах процессов. Вместе с тем есть вопросы, например, к существующей методике определения уровня бедности по доле людей с доходами ниже величины прожиточного минимума, – говорит кандидат экономических наук Маргарита Кулова. – Почему-то расчет этого самого прожиточного минимума основан на учете самых минимальных физиологических потребностей людей без их социальных, культурных потребностей. Что такое 10–12 тыс. руб. прожиточного минимума и минимальной зарплаты сегодня? Разве эти суммы обеспечивают хотя бы выживание человека, будучи очень явно заниженными?"

Кулова обращает внимание на странности и при анализе статистических данных по прибыли организаций.

"В частности, в январе-сентябре индекс промышленного производства в Северной Осетии составил 131% по сравнению с январем-сентябрем 2019 года, а удельный вес налога на прибыль в доходной части бюджета в январе-сентябре 2020 года всего лишь 3,75% против прошлогодних 4,95%. Это при том, что в январе-сентябре 2020 года наблюдалось снижение удельного веса НДФЛ и акцизов в доходах бюджета. Как может расти промышленное производство, если доля прибыли от него уменьшается?" – удивляется экономист.

Есть и еще один рейтинг доходов жителей России, составленный крупным кредитным рейтинговым агентством "Эксперт РА". Согласно его данным на май 2020 года, основанным на данных министерства финансов, в десятке регионов-лидеров по падению доходов нет ни одной северокавказской республики.

Более того, с 1 мая 2019-го по 1 мая 2020-го свои доходы якобы смогли увеличить жители Северной Осетии (+26,8%), Чечни (+21,4) и Ингушетии (+18,3%). Также эксперты отмечают, что в некоторых регионах за четыре первых месяца 2020-го года выросли налоговые и неналоговые доходы. В Калмыкии они увеличились на 10 процентов, в Чечне – на 12, а Ингушетии рост составил 260 (!) процентов.

Тем не менее все это только цифры на бумаге. В действительности жители Северного Кавказа жалуются, что пандемия серьезно сократила их доходы. По данным РИА "Рейтинг", даже в относительно благополучном 2019 году самые низкие доходы были в Карачаево-Черкесии, Ингушетии и Калмыкии, которые в рейтинге из 85 российских регионов заняли 81-ю, 82-ю и 83-ю строчки соответственно. По данным агентства, только в Ингушетии за чертой бедности год назад жили более 30 процентов населения.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG