Ссылки для упрощенного доступа

От Батай-мурзы до Кадырова: о годовщине добрососедства Чечни и России


Рамзан Кадыров

5 октября в Чечне отпраздновали 44-летие главы республики Рамзана Кадырова, День Грозного и очередную годовщину установления добрососедских отношений с Россией. В этот же день отметили еще одну историческую дату – добровольное вхождение Чечни в состав России. Впрочем, две последние годовщины у историков вызывают вопросы.

Установление добрососедских отношений между Чечней и Россией впервые отмечалось 12 лет назад, осенью 2008 года. Устроители этого поистине грандиозного праздника посчитали, что в 1588 году в Москву прибыло первое чеченское посольство во главе с Батай-мурзой Окоцким.

"Формально визит завершился документальным оформлением отношений вассалитета между одним из феодальных владетелей Чечни и московским государем", – писали ученые из Центра стратегических исследований Чеченской республики.

Понятно, что 5 октября как дату для отмечания вхождения Чечни в состав России выбрал сам Кадыров, решивший подарить соотечественникам очередной громкий праздник.

Чем же руководствовался глава республики? Ведь даже президент России Борис Ельцин, подписывая в мае 1997 года мирный договор с президентом сепаратистской Ичкерии Асланом Масхадовым, упоминал 400-летнюю историю военного противостояния России и Чечни, а вовсе не 432 года добрососедства.

"Ставится точка четырехсотлетней давности, когда в Чечне все время какая-то война. Теперь будем вести все наше сотрудничество мирным путем. Тут один пункт – мирный договор. Вот вся его главная начинка", – заявил Ельцин сразу после подписания документа.

Посольство, о котором никто не знал

Попробуем представить, что произошло 432 года назад и как в Москву прибыло то самое чеченское посольство. Тогда Русью правил царь Федор Иоаннович, который, как отмечают историки, был слаб здоровьем и умом и принимал мало участия в руководстве государством.

Царь любил церковную службу и колокола, трезвонить на которых забирался на колокольню, за что получил от отца прозвище "звонарь", говорится в биографическом указателе "Хронос": "Благочестие Федора не мешало ему наслаждаться кулачными боями и травлей людей медведями – потеха, редко заканчивавшаяся без крови".

"Жившим в XVI веке чеченцам, как язычникам, и понравились, наверное, некоторые экзотические забавы царя, но вряд ли они посчитали их достаточным основанием для подписания долгосрочного контракта в надежде добровольно стать частью всего этого карнавала", – говорит в беседе с корреспондентом Кавказ.Реалии проживающий в Норвегии историк Руслан Ахъядов.

"Если были бы мало-мальски реальные документы, подтверждающие предлагаемые концепции, то вся Чечня была бы сегодня обвешана цитатами из них", – добавляет собеседник, подчеркивая, что сам он считает, что давно пора наводить реальные мосты между двумя народами, обреченными жить в соседстве, тем более что особой разницы в их менталитете он не видит.

Еще один историк, попросивший не называть его имя, указывает, что Батай-мурза Окоцкий не был уполномочен говорить с Москвой от имени чеченского народа, а "максимум мог представлять только свое село".

(Не)добровольное вхождение

Что касается добровольного вхождения Чечни в состав России, то идея эта зародилась в 1982 году у партийного руководства Чечено-Ингушкой АССР. Подвести под него научную базу было поручено одному из самых известных в республике историков, работающих в Чечено-Ингушском государственном университете, профессору Виталию Виноградову.

Он и выступил одним из основных разработчиков концепции "добровольного вхождения", неоднозначно воспринятой частью ученых-кавказоведов.

Кстати, среди противников этой концепции был и декан исторического факультета Чечено-Ингушского госуниверситета Асланбек Хасбулатов, брат бывшего председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова, считавший, что ни народы России, ни чеченцы не заслуживают того, чтобы в основу их взаимоотношений был положен фальшивый сюжет.

Чтобы убедиться в ничтожности всех доказательств "добровольного вхождения", хватило бы знаний в объеме школьного курса истории, говорит чеченский историк Заурбек Магомадов, который в те годы работал в одной из сельских школ республики.

"В то время решения партии и правительства никто не мог подвергнуть сомнению. Поэтому "добровольно вхождение" было отпраздновано с митингами, торжественными собраниями и концертами", – вспоминает Магомадов.

Речь шла о заключении соглашения о взаимных мирных связях, а не о каком-либо подданстве, говорит доктор исторических наук Явус Ахмадов. Однако и в этот период в русско-чеченских отношениях было немало сложностей, они развивались далеко не всегда прямолинейно, и дело было прежде всего в непоследовательности политики царских властей, в игнорировании социально-экономических особенностей горцев, и чеченцев в том числе.

***

12 лет назад первое празднование 420-летия "добрососедских" отношений между чеченцами и Россией запомнилось тем, что в тот день в Грозном появился проспект Владимира Путина. Указ об этом 5 октября 2008 года подписал Рамзан Кадыров.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG