Ссылки для упрощенного доступа

“Тем, кто возвращается в Чечню, приходится довольно паршиво”


Чеченец, который уезжает в Европу через белорусский Брест. Фото из архива

Чеченские беженцы в Европе - одни из немногих, кто увидел в эпидемии коронавируса какое-то благо: депортации отказников были приостановлены. Окончание карантина и возобновление авиасообщения грозит новыми высылками, депортациями и экстрадициями.

Корреспондент “Кавказ.Реалии” опросил о причинах отъезда соискателей европейского статуса беженца, которым все еще грозит отказ и выдворение в Россию.

Зарема Эдилова, Германия

- Я уехала ради безопасности своих детей. У меня три сына. После развода они остались с отцом, как положено по обычаям, но против моей воли. Мне не позволяли с ними видеться. Знала, что он и мачеха их бьют, выгоняют ночевать на улицу. Но ни полиция, ни суды не могли мне помочь, принимали заявления, но смеялись: никто у нас не примет сторону женщины. Силовики даже угрожали мне расправой и я забирала заявления. Однажды я успела сфотографировать побои мачехи на старшем сыне и выложила в соцсети. Этот пост увидела женщина адвокат и помогла вернуть детей. Сторона отца не признавала решение и продолжала угрожать, что снова заберут мальчиков. Я решила, что неважно где жить, лишь бы с детьми.

Салам Витаев, Германия

- В России меня незаконно обвинили в членстве в террористической организации, финансировании бандформирований в Сирии и вербовке в них новых членов. Ничего из этого не было, я никого не вербовал и не спонсировал. Свидетелей против меня заставили это сделать под пытками. В Чечню мне категорически нельзя возвращаться. Никто, даже самый лучший адвокат, мне не гарантирует там безопасность.

Витаев один из немногих, кто от своего имени рассказал о преследовании со стороны силовиков. В прошлом году Германия отказала России в запросе о его экстрадиции.

Анзор, Швеция

- Меня родители буквально заставили уехать учиться в Европу. Доучиться я не смог, но попросил здесь убежище. Два моих родственника пострадали за критику властей республики и им пригрозили, что расправятся со всей родней. Получив первый отказ в Европе, я хотел вернуться, но жизнь дома неподвижная. Ты каждые четыре года ходишь голосовать как скажут, работаешь за мизер, читаешь инстаграм и ни на что не надеешься.

Дукваха Мицаев, Франция

- Я отсидел в российской тюрьме более десяти лет за снабжение оружием отрядов армии Масхадова. Вернувшись, занимался автомобильным бизнесом, потом торговал птицей на рынке, вся моя жизнь была прозрачной для полиции. Они часто проверяли меня. Я просто хотел мирно жить и неплохо зарабатывать и бизнес развивался, но полицейские стали придираться к религиозной одежде и к моей бороде.

В 2016 меня неоднократно забирали в отдел полиции и однажды сильно избили. Не отпускали, пока не пришел мой родственник, старейшина села. Поручился, что я больше не буду своим внешним видом “завлекать молодежь на путь экстремизма”, как мне предъявляли. Я переоделся в джинсы и футболку, но к бороде никого не подпустил, сказал, побрею сам. После этого меня отпустили. В тот же день я сел на поезд. Мои скитания по миру продолжаются, я все еще в ожидании решения о статусе.

Апти, Австрия

- Мою девушку готовились выдать замуж за сотрудника кадыровских структур. Мы просто поженились тайком и сбежали. Угрозы, конечно, получали, и моим родным сейчас не дают жить спокойно, требуют, чтобы я вернулся. Думаю, и уголовное дело на меня готово. Но все это не так меня огорчает, как разобщенность чеченцев в Европе. Одни свято верят в будущую свободу Ичкерии, другие молятся и пляшут на зикрах, еще одни, фанатики, которые отлучают от ислама всех, кто отклонился от их варианта веры на полградуса. Часть молодежи радикализована. Я пытаюсь разубеждать тех, кто всерьез верит в разные халифаты и даже ездил в Сирию. Я все свое красноречие использую, чтобы доказать: нет смысла туда соваться. Если вы такие религиозные, говорю, учитесь на врача и бесплатно людей лечите. Это лучше, чем поехать туда воевать, наполнить чей-то карман и умереть.

Из Чечни только хорошие новости...

Руководитель комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина рассказала корреспонденту Кавказ.Реалии, что в последние годы депортации чеченцев из стран Европы в Россию участились.

“Западу неинтересны наши проблемы. А то, что у нас не меняется ситуация, неприятно и для нас и для Запада, в Европе не хотят в это верить. Считают, что в России все спокойно, а в Чечне полный порядок. Из Чечни только хорошие новости. А другие не пропускают. Беженцам по-прежнему приписываются самые разные преступления, а Россия всё делает для того, чтобы их не признали политически преследуемыми”, - рассказывает Ганнушкина.

Светлана Ганнушкина
Светлана Ганнушкина

По словам правозащитницы, чеченцам инкриминируются организация незаконного вооруженного формирования, подготовка терактов и обучение в неформальных боевых лагерях: “Известен случай, когда человек отсидел в Чечне шесть лет за угон машины группой лиц, просил убежище за рубежом, но его вернули в Россию. Здесь его обвинили в том, что еще в 2014 году он якобы проходил обучение в лагере террористов под условным названием ‘Крым’ на территории Украины, в Винницкой области. Одного из наших коллег правозащитников даже вызывали на допрос, не мы ли отправили его в этот лагерь учиться. Оказалось, что это место проживания крымских татар после аннексии полуострова. Тот человек взял на себя вину, потому что ему угрожали преследованием его младшего брата”.

Ганнушкина заключила, что тем, кто возвращается в Чечню, “приходится довольно паршиво”.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG