Ссылки для упрощенного доступа

Потерявший сознание свидетель по "делу Цкаева" смог окончить свои показания


Суд по делу Цкаева (архивное фото)

В Северной Осетии состоялось очередное судебное заседание по делу Владимира Цкаева, который скончался осенью 2015 г. после того, как был доставлен в отдел полиции Владикавказа. В его гибели обвиняются полицейские.

Оперативник Ираклий Бестаев, лишившийся чувств на последнем заседании по "делу Цкаева", в этот раз был готов к допросу лучше. На большинство вопросов судьи и прокуроров он отвечал "не могу знать" и "не помню", подытожив такие свои показания фразой "я опер, а не компьютер".

Бестаев был одним из тех сотрудников, которые доставили Цкаева в отдел полиции из дома. Он так и не смог пояснить, были ли надеты на Цкаева наручники и оказывал ли он неповиновение. Его показания во время следствия и на суде существенно разнились.

Был и ещё один момент, на который обратил внимание суд. Бестаев не смог ответить на вопрос, подсаживался ли кто в служебный автомобиль по дороге, но допустил, что это возможно.

Также в ходе заседания был допрошен родной брат Земфиры Цкаевой Сослан Дзотцоев. Он дал показания относительно состояния тела Владимира после вскрытия в морге. По его словам, на нем были синяки и кровоподтёки, а каждая нога была перемотана скотчем.

"На лице очень много ссадин было,- сказал Дзотцоев. - А кожа на руках была повреждена от наручников".

Также Дзотцоев рассказал, что он пытался увидеть журнал приема пациентов в Республиканской клинической больнице, однако его ему не показали. Тем не менее, он успел рассмотреть, что по факту запись о поступлении Цкаева в больницу была.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG