Ссылки для упрощенного доступа

Красный Крест на Северном Кавказе: миссия выполнена


Передача медикаментов в больницу. Чечня, 1995 год

Международный комитет Красного Креста в нынешнем году уже не работает на Северном Кавказе. В конце минувшего декабря, после 26 лет присутствия, там был закрыт последний офис. Почему так получилось и какую миссию в регионе организация считает успешно выполненной, рассказывает сотрудник пресс-службы МККК в России Галина Бальзамова.

- Мы начали работу на Кавказе в 1992 году, в связи с осетино-ингушским конфликтом в Пригородном районе. Оказывали помощь пострадавшим, содействовали поиску пропавших. Постепенно у нас появились представительства в каждой республике. За четверть века МККК оказал помощь двум миллионам человек на Кавказе. В Чечне во время и после войны запустили большие программы. По многим вопросам сотрудничали с Российским Красным Крестом. Это другая организация, нас иногда путают.

В 90-е оказывали медицинскую помощь, поддерживали больницы, предоставляли оборудование, медикаменты, расходные материалы, проводили тренинги для врачей. Также раздавали провиант, одежду и предметы первой необходимости, а в 97-м обеспечивали водой оставшихся в городе жителей Грозного. Устанавливали резервуары с водой, подвозили свежую. В начале двухтысячных в Чечне и соседних республиках мы стали выпекать хлеб из из привозной муки и раздавали бесплатно.

Помощь одиноким пожилым людям. Чечня, 2002 год
Помощь одиноким пожилым людям. Чечня, 2002 год

- Расскажите о долговременных программах Красного Креста.

- Когда проходит острая фаза кризиса, после войны, теракта, или стихийного бедствия, журналисты уезжают, внимание властей ослабевает. А разрушенные дома сами себя не построили, пропавшие без вести не нашлись. Мы остаемся с людьми в это время. Трагедия делит жизнь на “до” и “после” и невозможно вернуться назад. Мы помогаем вернуть пострадавшим уровень быта, достатка, привычный род занятий. Например, программой микроэкономических проектов.

В Чечне мы поддерживали женщин с детьми, оставшихся без кормильца. Наши сотрудники помогали написать бизнес-план, консультировали, если кто-то хотел открыть свое дело, купить оборудование под проект и развить его. Селяне хотели домашний скот. Женщины, умеющие шить, обращались за швейными машинками. Так, одна из местных жительниц попросила средства - собрать детей в школу, и приняла в дар машинку, нитки, ткань. Оказалось, что она шьет модные платья. Женщина быстро обзавелась клиентской базой и на следующий год уже сама собрала детей к 1 сентября.

Помню и другую семью. Отец столяр. Уцелел на войне, но лишился ног. Открыл мастерскую в гараже, но не хватало оборудования. Мы привезли ему инструменты и расходные материалы. А спустя десять лет один из наших чеченских сотрудников пошел покупать себе обеденный стол и встретил в мебельном того самого мастера! Оказывается, тот пошел в гору и владел уже магазином. Таких успешных историй немало.

Бесплатный хлеб для уязвимых жителей Грозного. 2002 год
Бесплатный хлеб для уязвимых жителей Грозного. 2002 год

- Как стало возможным продолжение работы МККК в Чечне после убийства шестерых иностранных сотрудников в госпитале в 96-м? Тогда писали, что это сделал полевой командир Хаттаб, которому якобы мешал крест - христианский символ.

- Трагедия сильно повлияла. И не только на нас. Для жителей села Новые Атаги, где сотрудники МККК были гостями, она стала огромным ударом. После этого все иностранные сотрудники уехали, организация прервала работу. Потом возобновили через местное отделение Красного Креста. Чуть позже делегаты стали приезжать в Чечню, но с вооружённым конвоем, хоть это и не в наших правилах. Охрану полностью сняли лишь в 2012 году. Математика тут, к сожалению, проста, чем меньше гуманитарных сотрудников, тем меньше людей может прийти на помощь.

- Когда вы впервые попали на Кавказ и что запомнилось?

- В 2010 году в первый раз приехала в Чечню. Ожидала, что увижу следы войны. Но летний Грозный сразу разбил все картинки в моей голове. Красивый современный город, сердечный прием коллег. Надо было сильно напрягаться, чтобы представить здесь разруху и бои. На Кавказе люди по-другому взаимодействуют. Какое-то совсем другое радушие, не как в Москве. Ближе что ли, друг к другу. И ощущение, что ты, конечно, по работе здесь, но в то же время, приехал в гости, к родне. Все тебя куда-то зовут, спрашивают, как ты, предлагают помощь, компанию, угощение.

Налаживание водоснабжения в чеченском селе. 2002 год
Налаживание водоснабжения в чеченском селе. 2002 год

- Как строится взаимодействие с местными властями?

- Где бы мы ни работали, это делается с разрешения властей. В России МККК подписал соглашение с Министерством иностранных дел. В регионах сначала договариваемся о встрече, объясняем, кто мы. Госслужащие на местах лучше знают, где находятся нуждающиеся в помощи люди и какая проблема самая острая. Взаимодействуем с ними.

В Чечне после войны подростки часто подрывались на оставшихся минах. Мы в партнерстве с местными администрациями проводили занятия, объясняли, как мины выглядят, как отличить боеприпас, не пострадать от него. Благо, у наших специалистов опыт и наработки в этом деле.

- Бывали случаи, что гуманитарной помощью для пострадвших пытается воспользоваться кто-то еще?

- Такое всегда вероятно. У нас во всех регламентах прописано: хорошо всех проинформировать, объяснить предназначение помощи. Кому и почему именно им. Листовки, буклеты, объявления, разъяснение причин. Обычно это самые уязвимые категории. Конечно, мы поможем в первую очередь потерявшей мужа женщине с ребенком, нежели молодому здоровому мужчине.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG