Ссылки для упрощенного доступа

Не пособничал, но вынужден скрываться?


Микаил Богатырев

Иса Богатырев, житель ингушского села Али-Юрт жалуется на многолетние преследования его семьи силовыми структурами, в частности, управлением ФСБ по Ингушетии.

Сын Исы, тридцатилетний Микаил, обвиняется в пособничестве террористу-смертнику Магомеду Евлоеву, взорвавшемуся в московском аэропорту Домодедово 24 января 2011 года.

Микаил отрицает свою причастность к преступлению. Как и другие обвиняемые по делу, он объявлен участником экстремистской организации "Имарат Кавказ".

Как сообщает Следственный комитет РФ, мужчине предъявляется обвинение по ч.2 ст 210 (участие в преступном сообществе), ч. 2 ст. 209 (участие в бандгруппе), ч. 3 ст 205 (участие в теракте) УК РФ. Богатырев утверждает, что его преследуют незаконно. Он скрывается, а родных вынуждают его "сдать".

Иса Богатырев, нездоров, ему трудно ходить. Однако, визиты сотрудников ФСБ и вызовы на допрос не прекращаются. Очередной допрос проходил 27 ноября. При входе в кабинет у него отобрали телефон и обыскали карманы, чтобы мужчина не вел запись разговора.

В доме Богатыревых прошло семнадцать обысков. Сестра Микаила, Эсет, рассказывает:

"Мы периодически ездим за рубеж, а по возвращении нас вызывают на допрос, угрожают, силовики говорят, что мой брат террорист, надо его выдать, все равно его убьют. ФСБ приезжает к нам с обысками в пять утра, заходят в масках, ведут себя агрессивно, издеваются, матерятся.

Я пыталась снимать их действия, но у меня забирали телефон и удаляли фото. Отца спрашивают: 'где твой старший сын'? Отец говорит: 'в могиле' (Муса Богатырев несколько лет назад был убит), ему отвечают: 'скоро и второй там будет'. Мы пытались найти адвоката, но на стадии ознакомления с делом все юристы отказались с нами работать".

Летом, в ходе очередного обыска, силовики взяли на проверку паспорта Богатыревых и незаметно испортили, в связи с чем младшего брата Микаила, Израила, не выпустили на учебу в Медину.

Семья Богатырева обращалась во все российские государственные инстанции, от регионального уполномоченного по правам человека до президента РФ, с просьбой прекратить незаконное преследование.

Ингушский омбудсмен почему-то передал письмо в комиссию по адаптации бывших террористов к мирной жизни. Управделами президента РФ отчиталось, что передало обращение Богатырева в ФСБ, а те, - что ведут проверку. Уже прошел год, но результатов нет.

В прокуратуре республике сообщили, что ингушские силовики действуют по заданию следователя ОВД Главного управления по расследованию особо важных дел СК Алексея Северилова, который расследует домодедовский теракт.

При обысках, полагает надзорное ведомство, сотрудники спецслужб в отношении семьи Богатыревых ничего не нарушают, полномочий не превышают и реагировать прокуратуре не на что.

Микаил Богатырев разыскивается за теракт в Домодедово
Микаил Богатырев разыскивается за теракт в Домодедово

В беседе с корреспондентом "Кавказ.Реалии" Микаил Богатырев рассказал, что о взрыве в Домодедово он узнал из СМИ: "Я тогда учился в исламском университете в Каире. В январе 2011, после каникул, я вернулся к занятиям. О теракте узнал уже в Египте, еще подумал: "ведь и меня могло убить там".

Микаил объяснил, что знал смертника из Домодедово, только как односельчанина: "Позже я узнал, что в селе идут обыски. Отец одного из подозреваемых оклеветал меня, сказал спецслужбам, что это я уговорил его сына "уйти в лес". Вскоре меня объявили пособником. Мой отец ездил к главе Ингушетии Евкурову, говорил, что я могу явиться в республику, если надо. Тот ответил, что розыск - формальность. А через несколько месяцев после взрыва я увидел себя в базе Интерпола. Я учился и работал, занимался оптовыми закупками. Как-то я поехал за товаром в Грузию, а на вылете обратно в Египет меня арестовали по российскому запросу"

По его словам, за него вступился университет, который попросил не депортировать, так как в России его могут убить: "Российские силовики уже приезжали за мной и Египет мне позволил улететь в другую страну. В этой стране меня задержали, но потом выпустили, не дождавшись от России доказательств моей вины. Здесь у меня нет проблем с законом, но в соседней стране война, положение нестабильно. Нет регистрации, нет медстраховки, нет гарантий безопасности. Кроме того, у меня нет средств на адвоката по делам Интерпола, поэтому я лишен свободы передвижения".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG