Ссылки для упрощенного доступа

Скорость для Кадырова


Владимир Путин и Рамзан Кадыров

Нужна ли России новая железная дорога в Грозный

Глава Чечни Рамзан Кадыров попросил президента построить высокоскоростную магистраль (ВСМ) между Краснодаром и Грозным, которая может обойтись федеральному бюджету в 1,2 трлн рублей. Эксперты предупреждают, что экономической целесообразности в этой идее нет.

Глава Чечни предложил включить строительство Транскавказской ВСМ в стратегию пространственного развития до 2025 года. На этот период уже запланировано реализовать 9 проектов, в том числе продолжение строительства ВСМ Центр – Юг, которая соединяет Москву и Адлер. Глава Чечни предлагает добавить к этой ветке магистраль от Краснодара до Грозного. Владимир Путин поручил главе Минэкономики Максиму Орешкину и министру транспорта Евгению Дитриху рассмотреть это предложение. Заместитель руководителя Минтранса Алан Лушников видит в проекте перспективу:

"Если посмотреть на макрорегион – Махачкала, Грозный, Ставрополь, Ростов-на-Дону – это очень густонаселенная территория, очень демографически динамично развивающаяся, поэтому строительство там высокоскоростной магистрали в перспективе может дать очень серьезный мультипликативный эффект".

Прежде чем масштабный план начнет реализовываться, проект новой магистрали должен пройти оценку социально-экономических эффектов. От результата этой оценки зависит, включат ли ВСМ Краснодар – Грозный в план магистральной инфраструктуры в рамках Стратегии пространственного развития.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев считает, что с экономической точки зрения этот проект нецелесообразен и вряд ли будет реализован.

Думаю, что этот проект не реализуют, потому что очень сложно найти экономическое обоснование для этого

– Грозный не является таким крупным экономическим центром, который генерирует большую деловую активность, – считает Силаев. – Его транспортные потребности вполне могут быть обслужены действующими маршрутами и имеющимися дорогами. Я думаю, что этот проект не реализуют, потому что очень сложно найти экономическое обоснование для этого. Есть масса других претендентов, у которых есть более убедительные экономические основания, чтобы попросить деньги на крупный инфраструктурный проект.

Новые маршруты скоростных (более медленный, по сравнению с высокоскоростными, класс) поездов обещали уже давно. В 2011 году тогда еще премьер-министр Владимир Путин на заседании Президиума Правительства Российской Федерации, предложил связать в единую сеть скоростного движения те города, в которых пройдут матчи чемпионата мира по футболу в 2018 году. А в 2010 году Владимир Путин пообещал, что высокоскоростное сообщение будет организовано между Москвой, Казанью, Самарой и Ульяновском для перевозки болельщиков. Однако на данный момент скоростные поезда по-прежнему ходят только между Санкт-Петербургом и Нижним Новгородом с остановкой в Москве.

Николай Силаев считает, что сейчас вряд ли кто-то будет вкладывать большие деньги в проект, который предложил Кадыров. Отчасти это связано с тем, что Северный Кавказ за последние годы получил очень много государственных инвестиций в инфраструктуру и уже неплохо обеспечен в этом плане.

Согласно исследованию РБК, с 2007 по 2015 год Чечня входила в тройку самых дотационных регионов: за этот период республика получила из федерального бюджета 539 млрд рублей в виде субсидий, субвенций и дотаций. В 2017 году Чечня наравне с Крымом стала получателем одной из крупнейших государственных дотаций – 40,4 млрд рублей.

По мнению Николая Силаева, северо-кавказское руководство нередко увлекается подобными масштабными проектами. Например, глава Дагестана Рамзан Абдулатипов хотел построить новый порт в Махачкале, деньги на который планировал получить от Китая. Однако потребности в этом порте не было. “Рамзан Кадыров – один из северо-кавказских начальников, которые время от времени такими идеями увлекаются”, – говорит Силаев.

На сегодняшний день в России не так много направлений, где возможно передвижение на скоростных поездах, а именно к ним относится “Сапсан”. Высокоскоростная магистраль предполагает движение с еще большей скоростью – 350–400 километров в час. В России первая высокоскоростная магистраль должна соединить Москву и Казань по плану только к 2023 году. Стоимость этой магистрали оценивается в 1,6 трлн рублей. Ранее, в 2013 году, были планы построить ВСМ Москва – Санкт-Петербург, но этот проект был отложен на неопределенный срок. И это при том, что отдельная ВСМ между Москвой и Петербургом могла бы решить большую логистическую проблему: Сапсан между двумя столицами ходит по обычным рельсам, поэтому мешает грузовым составам и электричкам. Кроме того, на обычных путях скоростной поезд не может развить максимальную скорость. Проблема совмещения быстрых и медленных поездов мешает развитию скоростного сообщения, которое идет намного медленнее обещанных темпов.

"Для "вставки в график" 1 пары скоростных (до 200 км/ч) пассажирских поездов требуется "снять с графика" 6 пар грузовых поездов", – говорится в итоговом докладе экспертной группы по реформированию железнодорожного транспорта, который был подготовлен в рамках создания правительственной стратегии развития России до 2020 года. Движение поездов по одним путям приводит также к увеличению нагрузки на диспетчерскую, так как скоростным поездам приходится обгонять грузовые.

"Сапсан"
"Сапсан"

После запуска Сапсана между Москвой и Петербургом проблемы возникли и у обычных пассажиров, которые раньше добирались из пригорода на электричках. Например, был ликвидирован бюджетный поезд "Юность", который ездил по маршруту Москва – Санкт-Петербург; отменили несколько электропоездов. Из-за того, что Сапсан ходит не по отдельным путям, после запуска заметно увеличилось количество несчастных случаев на железной дороге: под колеса Сапсана стали регулярно попадать люди.

В 2010 году Сапсан начал ходить между Москвой и Нижним Новгородом: на обычных путях он развивал скорость 160 км/ч, хотя сам поезд способен ехать на скорости до 250 км/ч. В 2015 году "Сапсан" сняли с этого маршрута из-за увеличения спроса на поездки Москва – Санкт-Петербург и заменили на менее быстрые "Ласточку" и "Стрижа". Только в марте этого года "Сапсан" вернули на это направление.

Очевидно, что эксплуатация скоростных поездов на обычных железнодорожных путях имеет много недостатков и приносит убытки. Развитие сети отдельных, дублирующих магистралей ВСМ ОАО “РДЖ” преподносит как решение проблемы – по нынешнему плану такие маршруты должны соединить более 100 российских городов. Именно в этот проект Кадыров хочет включить новую магистраль в Грозный. Однако на данный момент Кавказ не входит в число приоритетных направлений: даже магистрали до Махачкалы и Кисловодска не планируется строить раньше 2030 года. Первый этап программы, железнодорожные ветки из Москвы в Казань и Тулу и еще четыре отрезка, по плану должен завершиться через два год. А пока что РЖД начало проводить собрания для собственников земли, которая находится в зоне строительства магистрали Москва – Казань, чтобы известить их о порядке изъятия земельных участков.

Итак, развитие масштабного инфраструктурного проекта потребует колоссальных вложений – в условиях, когда другие, социальные программы уже подтолкнули Кремль к повышению НДС и пенсионного возраста. Генеральный директор исследовательского агентства InfraNews, транспортный эксперт Алексей Безбородов считает, что ВСМ в Чечню не сможет себя окупить, но в целом оценивает развитие железнодорожной сети как полезный для общества проект.

– Любое расширение мобильности граждан Российской Федерации идет на пользу стране, – говорит Безбородов. – С экономической точки зрения ни одна ВСМ еще нигде не окупилась. Это же касается и TGV (французская сеть электропоездов. – РС), и ICE (сеть высокоскоростных поездов в Германии. – РС). Но стоит также обратить внимание на количество созданных вокруг них предприятий на вокзалах. Или, например, на создание целой отрасли во Франции под названием "отрасль выходного дня", когда из Парижа люди едут в Ниццу. Это все деньги, это большое движение денег. Вокруг вокзалов возникнет целый кластер людей, которые будут что-то продавать, работать в такси, сдавать номера в гостиницах. Это бизнес. Как только железная дорога проходит мимо тебя, ты сразу начинаешь делать бизнес.

Сможет ли стать Чечня благодаря ВСМ направлением туризма “выходного дня” станет ясно не раньше чем через 10 лет.

Алина Пинчук, "Радио Свобода"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG