Ссылки для упрощенного доступа

"Сказал, что его пытали"


На суде по мере пресечения Абдулмумину Гаджиеву

Редакция дагестанской газеты "Черновик" просит Владимира Путина взять под личный контроль расследование дела своего сотрудника Абдулмумина Гаджиева. Попытка уголовного преследования журналиста абсурдна, а обвинения против него не могут быть основаны на косвенных показаниях свидетеля, данных под пытками, считают в издании.

Гаджиева подозревают в финансировании терроризма и в участии в террористической организации. По этому делу в аналогичном статусе числятся еще десять человек, в том числе известный исламский проповедник Абу Умар Саситлинский (Исраил Ахмеднабиев). В последнее время он известен своими благотворительными проектами в Африке: собирает деньги для строительства там колодцев. По версии следствия, подозреваемые собирали деньги в благотворительные фонды Саситлинсого "Ансар", "Мухаджирун" и "Амана", зная, что они будут использоваться якобы для финансирования экстремистской организации "Исламское государство".

Во время допроса Гаджиева он сказал следователю, что из всех подозреваемых знает только с Саситлинским. Он познакомились в 2011 году, когда тот пришел в редакцию "Черновика" с просьбой взять у него интервью. Во время беседы, по словам Гаджиева, они говорили "на общие темы". Связи с ним он не поддерживал. Кроме того, по словам Гаджиева, ему ничего не известно о деятельности благотворительных фондов, через которые он якобы финансировал терроризм.

16 июня, во время избрания меры пресечения в Советском районном суде Махачкалы, Гаджиев отрицал свою вину и сказал, что показания против него пытками выбили у подозреваемого Кемала Тамбиева.

"Следствию ничего не оставалось, кроме как найти какие-то показания каких-то свидетелей, имена которых мне абсолютно неизвестны. Каким образом, по каким фактам эти свидетели утверждают, что я финансировал терроризм, мне не понятно. Поскольку несколько раз при допросе я услышал фамилию «Тамбиев», которую я услышал первый раз, я в клетке спросил, кто здесь Тамбиев. Один человек отозвался. Я посмотрел на этого Тамбиева. Это был измученный, избитый человек, у которого был синяк под глазом. Сразу этот Тамбиев передо мной извинился. Сказал, что его пытали", – рассказал Гаджиев.

Следом состоялось заседание по избранию мер пресечения Тамбиеву и еще одному подозреваемому – Абубакару Ризванову. По данным "Коммерсанта", он главный из подозреваемых, после Саситлинского . В ходе процесса Тамбиев подтвердил, что давал показания против Гаджиева и других фигурантов дела под пытками.

Во время пресс-конференции адвокатов по этому делу, защитник Мурад Магомедов рассказал, что в протоколе допроса Тамбиева отмечено, что о финансировании Гаджиевым терроризма ему известно от третьего лица.

Дагестанского журналиста подозревают в финансировании терроризма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

Редактор отдела политики издания Магомед Магомедов считает, что Гаджиеву невозможно было вменить наркотики или оружие, так как у него репутация не запятнавшего себя криминалом человека: будет очевидно, что запрещенные в обороте вещи ему подкинули. А вот обвинить в финансирование терроризма, по мнению Магомедова, очень удобно, учитывая, что Гаджиев придерживается умеренных салафитских взглядов.

"Помимо этого, Гаджиев – сотрудник «Черновика». Нашу газету просто ненавидят близкие к коррупционным кланам и группам политики и оборотни в погонах. Они, к сожалению, все еще влиятельны в Дагестане и в силовых структурах. Поэтому, отчасти, мы рассматриваем ситуацию с Абдулмумином, как попытку повлиять на редакционную политику газеты либо вообще закрыть ее", – добавил Магомедов.

Гаджиев мог пострадать за свою религиозную деятельность, полагает адвокат дагестанского отделения правозащитного центра «Мемориал» Шамиль Магомедов.

"У меня сложилось впечатление, что в Дагестане идет зачистка от проповедников нетрадиционного ислама. У меня недавно было дело в отношении парня, который отучился в Египте. К нему на работу часто приходили знакомые и друзья советоваться в вопросах религии, потому что хорошо разбирался в исламе. В отношении него возбудили дело, якобы он одного человека уговорил уехать в Сирию. Сам он говорит, ни разу этого человека в глаза не видел. Дело построено только на свидетельских показаниях, как и в деле Гаджиева", – рассказал адвокат.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG