Ссылки для упрощенного доступа

Грузинская мечта кобинских осетин


Мцхета-Мтианети, монастырь на Военно-Грузинской дороге

Около двухсот жителей Северной Осетии много лет безуспешно пытаются добиться от грузинских властей права посещать дома и могилы предков в приграничном регионе Мцхета-Мтианети. В так называемые черные списки они попали несколько лет назад из-за желания оформить за собой имущество в селении Коби.

"Подарок" большевиков

Кобинская котловина, а также Гудское и Трусовское ущелья расположены между Главным Кавказским и Боковым хребтами. В общей сложности в этих местах ранее существовали 33 осетинских села, родом оттуда представители 85 осетинских фамилий. Однако в 1922 году большевики присоединили эти районы к Грузии.

Впрочем, в советское время этому мало кто придавал значение. Формально та же Кобинская котловина оставалась чуть ли не пригородом Владикавказа. К концу 70-х годов здесь проживало около 3000 осетин, но в последующие годы из-за непростых климатических условий многие стали перебираться на постоянно место жительство в Северную Осетию, возвращаясь к своим домам в летний период.

Даже после развала Союза и появления погранично-таможенных постов многие выходцы из селений Кобинской котловины не меняли привычный уклад: зимовали во Владикавказе, а летом возвращались в горы и вели дачную жизнь, занимаясь земледелием и скотоводством.

Ситуация стала меняться около 15 лет назад, после осложнений в российско-грузинских отношениях. А после военного конфликта в августе 2008 года в Южной Осетии эти районы оказались отрезанными от Северной Осетии. Тогда полностью и обезлюдели осетинские села в Грузии.

Кобинский список

В 2010 году грузинские власти в одностороннем порядке открыли безвизовый режим сначала для жителей Северного Кавказа, а затем и других российских регионов. На горнолыжные и морские курорты Грузии потянулись многочисленные российские туристы.

Ситуацией пытались воспользоваться и выходцы из осетинских селений. Однако для многих из них въезд оказался под запретом. Так и появился кобинский "черный список". В числе первых в нем оказался Гаирбек Салбиев, который в 2008 году от имени возглавляемой им общественной организации "Дарьял" заявил об "исторической справедливости возвращения осетинских земель". И если в отношении него и нескольких его соратников позиция грузинских властей вполне понятна, то десятки других кобинцев, не выдвигавшие никакие политические требования, свое нахождение в "черных списках" называют необоснованным.

В их числе и лидер общественной организации российско-грузинской дружбы "Казбек" Сергей Туати. До 2014 года он беспрепятственно посещал отцовский дом с большим садом в с. Коби, но затем и он оказался невъездным. В этом он винит антигрузинские заявления Салбиева: по его словам, из-за его необдуманной позиции сегодня страдают сотни осетин.

"Мы всегда были сторонниками неделимого грузинского государства, уважаем ее территориальную целостность и суверенитет. Поэтому обидно такое отношение к себе", - сетует Туати.

По информации "Кавказ.Реалии", на конец 2018 года "кобинский список" состоял из 157 имен. "Политических" в нем - единицы. Большинство же людей в списке оказались после попыток взять выписки из похозяйственных книг органов местного самоуправления и узаконить свои дома и земли.

Журналист Алина Туаева более 15 лет поднимает на страницах североосетинской печати и телевидении проблему "потерянных земель". К слову, она - в том же списке, хоть и родилась в Коби и могла бы претендовать на грузинское гражданство. Она уверена, что стоп-лист гораздо обширнее.

"Я с 2006 года не могу попасть на родину, посмотреть, в каком состоянии наш дом, прибрать могилы своих дедушек и бабушек. Не говоря уже о том, чтобы посетить святые места, которые так дороги каждому кобинскому осетину", - говорит Туаева.

По ее словам, осетинские селения в Гудском и Трусовском ущелье уже полностью вымерли, дома полуразрушены, а то и вовсе сравнялись с землей. В Коби жилища более или менее сохранились. Но там остались лишь две осетинские семьи – Кобловы и Абаевы, которые стараются приглядывать за домами соседей.

Туаева уверена, что позиция грузинских властей связана с желанием создать в Кобинской котловине большую рекреационную зону. Отсюда уже протянута дорога на известный горнолыжный курорт Гудаури. Более того, ранее вынашивалась идея построить в этом месте крупный логистический центр.

Опрошенные "кобинские черносписочники" просят у грузинских властей немного: соблюдения прав человека и возможность посещать родные дома, могилы предков и многочисленные культовые объекты.

Мэр Казбеги: "Политика есть политика, а между людьми никаких конфликтов нет".
Мэр Казбеги: "Политика есть политика, а между людьми никаких конфликтов нет".

На замок

"Кавказ.Реалии" не удалось получить комментарии в администрации грузинского региона Мцхета-Мтианети. Однако в неофициальной беседе с туристами из Владикавказа мэр Казбеги Александр Загашвили рассказал, что совсем недавно на государственном уровне принято распоряжение: не пускать выходцев из Коби и их родственников на территорию страны. При этом не важно, куда они направляются – в Тбилиси или Коби.

"Очень сожалею и понимаю их. Я за то, чтобы границ вообще не было в 21-м веке. Политика есть политика, а между людьми никаких конфликтов нет", - отметил Загашвили.

С ним солидарен и депутат парламента Грузии, представитель правящей партии "Грузинская мечта – демократическая Грузия" Лери Хабелов, взявшей курс на евроинтеграцию.

В беседе с корреспондентом "Кавказ.Реалии" он рассказал, что примерно три года назад к нему устно обращались выходцы из Коби.

"Тот вопрос мы так и не довели до конца. Я предложил им подготовить официальное обращение на мое имя. Но так и не увидел его на бумаге. Иначе как-то можно было бы попробовать решить эту ситуацию. Да, сейчас у нас нет контактов с Южной Осетией. Но как минимум нужно пускать людей из Северной Осетии посещать могилы своих предков", - заключил Хабелов.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG