Грузины в горах Южной Осетии

Здесь грузины живут бок о бок с осетинами. Культура у них схожая. Оба народа гостеприимны, у обоих – бесконечные застолья. Сейчас в республике мир, хотя на скамейке рядом с детскими игрушками запросто может валяться жилет с гранатами – подарок российских солдат.

Накануне распада СССР грузины составляли около 30% населения Южной Осетии. Представители разных народов создавали семьи, жили в мире, но потом общество стали разрывать конфликты.

В результате конфликта Грузия де-факто потеряла часть территории в непосредственной близости от столицы, Россия взяла на себя обязательства финансово и политически поддерживать проблемную республику и осталась в международной изоляции. Сами жители Южной Осетии жалуются на коррупцию и проблемы с соцобеспечением. К тому же, они оказались отрезаны от Грузии. С гор ночью отлично виден автобан на Мцхету. Он рядом, но ведущие к нему дороги давно закрыты.

Граница прошла не только по земле, но и по семьям. - Дети мои в Грузии живут, братья и сестры – тоже, - жалуется осетинка Изольда. – До них отсюда километров 17, а друг друга не видим. Сфотографируй мой дом. Пусть хотя бы снимки они посмотрят. Некоторые жители Южной Осетии переходят в Грузию и обратно нелегально – с риском попасться пограничникам.

Сейчас в республике мир, хотя на скамейке рядом с детскими игрушками запросто может валяться тактический жилет с гранатами и автоматными рожками – подарок российских солдат. России благодарны, но многие понимают, что коррупция и неэффективная власть – прямые следствия ее политики в регионе: "Самое страшное – когда тебе просто так дают деньги".

О войне 2008 года говорят часто. Быстро понимаешь, что у этих людей своя правда, и они оборонялись от грузинских войск не по указке Москвы. Достаточно услышать, как из-за перекрытых дорог горцы лечили детей от поноса дикой грушей, а вместо пластырей клеили паутину. Но ненависти к грузинам нет, о них часто отзываются с симпатией, как о братском народе. Даже от участников конфликта порой слышишь: "Я много лет мечтал о том, что грузинские дома сгорят. А когда они действительно запылали, никакого удовлетворения не испытал. Только ужас. И мы в их домах не живем, и осетинские дома в Грузии пустуют…"

И все же в Южной Осетии еще живут грузины. К местному КГБ они относятся с опаской – в феврале 2018 года при подозрительных обстоятельствах погиб задержанный силовиками Арчил Татунашвили. По официальной версии, он пытался вырвать оружие у конвоиров, упал на ступени лестницы и умер в больнице от полученных травм. А вот на отношения с соседями грузины не жалуются. Благо, культура у них схожая. Оба народа гостеприимны, у обоих – бесконечные застолья: заскочив на минуту в любой дом, сложно уйти, не выпив пару литров вина. В горах и те, и другие давят виноград и варят чурчхелу, пальцы у всех черные от грецких орехов.

Дом Казбека – в стороне от дороги, змеящейся по горному ущелью Меджида.

Завидев гостей, хозяин тут же бежит за вином.

Пока мужчины пируют, осетинская жена хлопочет по хозяйству – приносит угощения и делает сыр.

Неподалеку живут Гиви Двалишвили и его супруга, осетинка Лейла. Сын возвращается поздно вечером. Он был на осетинской свадьбе и, по его словам, выпил семь литров вина.

Над жилищем Гиви, в Ардиси, стоит церковь. По легенде, раньше на ее месте высилась фамильная башня, в которой хранился серебряный крест. Ее полностью разрушила лавина. Когда снег сошел, изумленные горцы увидели среди груды камней нетронутую реликвию и решили в честь такого чуда воздвигнуть храм. Перед тем, как войти, Гиви обходит церковь и нежно целует каждый угол.

Над входом – надпись на грузинском и множество колокольчиков. Рядом висит большой колокол. Гиви звонит в него и входит в храм, сгибаясь под низкой притолокой.

Внутри двое верующих, грузин Гиви и наш осетинский проводник, сообща зажигают свечу.

Гиви бережно достает хоругвь. В полумраке светится серебряный крест – безмолвный свидетель давно прошедших времен.