Ссылки для упрощенного доступа

Карабах раздора. Что ждёт Северный Кавказ после военного конфликта?


Гадрут. 25 ноября 2020 года

Прошлогодняя война между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе и на прилегающих территориях не вызвала масштабной реакции на Северном Кавказе. Но, учитывая заметно усилившуюся вовлечённость Турции в конфликт, роль России в нём, географию и историю региона, Северный Кавказ оказался на переднем крае бурной внешнеполитической деятельности РФ.

Министерство обороны РФ формирует отряд миротворцев в Кабардино-Балкарии. Общественности об этом стало известно в марте. Отряд планируется оснастить двумя десятками единиц спецтехники. Военнослужащие пройдут обучение по восстановлению дорожного движения, электро-, водо- и теплоснабжения для различных социальных объектов и жилых зданий.

Местные СМИ сообщают, что бойцы уже обучаются обезвреживанию и укладке мин и ведению боевых действий. По мнению экспертов, подготовка бойцов отряда может занять от одного до шести и более месяцев, в зависимости от поставленных перед военнослужащими задач и их изначальной подготовленности.

В то же время военные эксперты затрудняются ответить на вопрос о целях создания миротворческого отряда на территории Кабардино-Балкарии. Некоторые предполагают, что новое подразделение может быть отправлено в Грузию, Молдову, Украину или даже Сирию. Другие говорят, что отряд, скорее всего, предназначен для службы в Нагорном Карабахе.

Северный Кавказ оказался на переднем крае бурной внешнеполитической деятельности РФ

Когда конфликт только начался, чеченские официальные лица стремительно прокомментировали войну соседних государств. После первых столкновений в сентябре 2020 года глава Чечни Рамзан Кадыров дипломатично призвал обе стороны к сдержанности и похвалил Россию за её миротворческие усилия. Министр здравоохранения Чеченской Республики Эльхан Сулейманов в своём инстаграм-аккаунте выразил свою безусловную поддержку азербайджанской стороне в противостоянии с Арменией. Сулейманов родился и вырос в Азербайджане и, по его словам, сопереживал азербайджанцам, испытывающим бедствия в результате войны.

Чечня и Дагестан наиболее близки Азербайджану среди северокавказских республик по географическим, историческим и культурным показателям. К примеру, в Дагестане проживает 130 тысяч азербайджанцев, а в Азербайджане – более 200 тысяч представителей дагестанских национальностей. В то же время в ходе первой русско-чеченской войны в 1994–1996 годах многие жители Чечни бежали в Азербайджан. Но географическая и культурная близость не всегда означают хорошие отношения. Активисты в Дагестане регулярно поднимают вопросы дискриминации представителей дагестанских национальностей в Азербайджане.

Статус-кво в армяно-азербайджанском конфликте оказался в прошлом году сломан в результате военной победы Азербайджана. Баку удалось отбить у Еревана значительную часть Нагорного Карабаха, а также практически все азербайджанские районы вокруг него. Впервые в истории постсоветской России Турция заявила о себе как о серьёзном игроке на Южном Кавказе, так как оказала значительную поддержку выигравшей стороне. Россия же, наоборот, оказалась на стороне проигравшей Армении, хотя президент Владимир Путин и усиленно пытался сохранить нейтралитет в армяно-азербайджанской войне.

У президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана есть далеко идущие планы на Северном Кавказе

Известный российский политолог Андрей Пионтковский уже поспешил заявить о том, что у президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана есть далеко идущие планы на Северном Кавказе. При этом якобы северокавказские лидеры будут приветствовать усиление турецкого влияния, а глава Чечни Рамзан Кадыров "с удовольствием присягнет новому халифу".

Конфликт в Нагорном Карабахе может повлиять на ситуацию на Северном Кавказе несколькими способами. Одним из самых очевидных является перемещение беженцев. В северокавказских республиках проживают представители как азербайджанской, так и армянской национальности. Соответственно, в случае продолжительных вооружённых столкновений определённая доля беженцев потянется в регион к своим друзьям и родственникам.

Диффузия конфликта с Южного Кавказа на Северный может происходить также через создание новых воинских соединений в регионе, наподобие формируемого в Кабардино-Балкарии миротворческого батальона. Такие соединения, скорее всего, будут нанимать в свои ряды местное население. Главой российских миротворцев в Карабахе вскоре после прекращения огня осенью прошлого года был назначен Рустам Мурадов, табасаранец родом из Дербентского района Дагестана. Такое назначение вряд ли будет иметь какие-то последствия для Северного Кавказа, но широкое участие северокавказских миротворцев в операциях на Южном Кавказе может принести с собой дополнительную милитаризацию региона, распространение нелегального оружия и общее повышение уровня конфликтности.

Также надо учитывать и влияние сложной и разветвленной северокавказской диаспоры в Турции. В стране на протяжении десятков лет функционирует большое и сильное черкесское сообщество. В основном оно берёт начало еще в 19-м веке, когда Российская империя изгнала большую часть черкесов с северо-западного Кавказа в Османскую империю. К черкесам примыкают и другие группы потомков северокавказских переселенцев и беженцев. Кроме того, уже в наше время после открытия границ в Турции осело немало представителей северокавказских народов из-за географической и культурной близости, а также благодаря довольно либеральному иммиграционному законодательству этой страны.

Учитывая географическое положение Турции и размер её северокавказской диаспоры, присутствие страны (включая сферы бизнеса и культуры) на Северном Кавказе довольно скромно

Учитывая географическое положение Турции и размер её северокавказской диаспоры, присутствие страны (включая сферы бизнеса и культуры) на Северном Кавказе довольно скромно. Скорее всего, такое положение складывается из-за сознательного сдерживания турецкого влияния российским государством. Такая политика Москвы, возможно, помогает обеспечивать контроль над Северным Кавказом, но также, несомненно, искусственная изоляция региона негативно сказывается на экономическом развитии северокавказских республик. Стремление преодолеть это положение вещей существует как в среде северокавказской диаспоры, так и в самом регионе.

Наконец, развитие конфликта в Нагорном Карабахе может оказать и стратегическое влияние на смену вектора российской политики на южном направлении. В случае постепенной утери влияния на Южном Кавказе, согласно наиболее мрачным прогнозам политологов, российские власти могут потерять интерес и к Северному Кавказу. Если бы у современной России не было внешнеполитических амбиций на Южном Кавказе, то вполне можно допустить, что и на Севере интересы Москвы резко бы сузились или даже сошли на нет. Если Северный Кавказ перестанет быть мостом для России на Южный Кавказ и далее на Ближний Восток, то его геополитическая ценность в глазах российских стратегов серьезно снизится, а голоса в пользу ухода из региона усилятся. И хоть на сегодняшний день не приходится говорить о снижении интереса России к Кавказу, прошлогодняя вспышка армяно-азербайджанского конфликта показала, что иногда события могут принимать неожиданный оборот и быстро менять ситуацию в регионе.

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG