Ссылки для упрощенного доступа

Заповедник с оговорками. Будет ли уничтожено Лаго-Наки?


Кавказский заповедник. Архивное фото

В Адыгее может появиться первый в России биосферный полигон на территории заповедника. Согласно опубликованному 13 марта распоряжению премьер-министра Михаила Мишустина, он будет создан на плато Лаго-Наки и Фишт-Оштеновском горном массиве, которые входят в Кавказский заповедник и объект всемирного наследия ЮНЕСКО "Западный Кавказ". Благодаря новому статусу здесь можно будет развивать рекреационную и туристическую деятельность, вести застройку.

Теперь на всей территории полигона могут появиться горнолыжные курорты, несмотря на то что аналогов природного комплекса нет не только в России, но и в мире. Власти Адыгеи же настаивают: создание инфраструктуры поможет развивать данную территорию и даст значительные вливания в бюджет республики от притока туристов.

"Природоохранный статус этих территорий, а также полная открытость в прямом и переносном смыслах любой деятельности, которая на них ведётся, с неизбежностью повлечёт и жёсткий контроль, – заявил министр природных ресурсов и экологии России Александр Козлов. – Соблюдение экологических норм и требований – приоритет на данной территории".

Перед Олимпиадой тоже обещали

У экологов и общественников такой уверенности нет. Председатель краснодарского отделения "Зеленой лиги" и член федерального совета партии "Яблоко" Евгений Витишко напоминает: из запланированных и подписанных экологических программ при подготовке к Олимпийским играм в Сочи большая часть до сих пор не выполнена, хотя российские чиновники самого высокого уровня в предолимпийские годы клятвенно обещали их реализацию.

Из запланированных и подписанных экологических программ при подготовке к Олимпийским играм в Сочи большая часть до сих пор не выполнена

"Ключевые пункты большой международной программы "По восстановлению экосистемы реки Мзымта" так и остались на бумаге, – перечисляет эколог. – В нарушение обещаний идёт строительство дороги в урочище Энгельмановы Поляны. Программа компенсационных высадок привела к катастрофе, когда вместе с саженцами из Италии завезли бабочек-огнёвок, уничтоживших большую часть реликтовых самшитовых лесов Кавказа. Примеров масса. Я не верю, что в случае с Лаго-Наки власти поступят иначе".

Витишко подчёркивает, что уже проводимые в районе Лаго-Наки работы, например, строительство дороги или начавшаяся несколько лет назад переделка мостов в Апшеронском районе, "ведут" к горнолыжному комплексу "Лунная поляна", который по документам используется для изучения изменений климата научным центром "Биосфера", но, по данным экологов, аффилирован с президентом Владимиром Путиным и является одной из VIP-дач.

"Можно предположить, что вся возня с освоением Лаго-Наки затеяна вовсе не из-за развития массового туризма, а из-за возможности строить инфраструктуру и улучшать логистику для VIP-объектов, закрытой от чужих глаз территории", – рассуждает эколог.

При этом Витишко отмечает, что экологи готовы к диалогу: необходимо детально обследовать территорию и обозначить приоритетные участки, которые ни в каком случае не могут быть затронуты стройкой. По словам специалиста, никакие компенсационные дополнительные "прирезки" территории не станут равнозначными, потому что биосферный полигон займёт наиболее ценные в природном плане территории Фишт-Оштеновского массива. Тем не менее строительство трасс и рекреационных объектов при этом возможно на отдельных участках северо-восточной части плато рядом, где уже нет заповедных земель, а гостиниц и кемпингов – в существующих населённых пунктах.

От властей ждут диалога

Понятие биосферного полигона, в рамках которого разрешается научно-природоохранная деятельность, было введено еще в 90-х, когда в РФ был принят закон об особо охраняемой природной территории. В 2011 году на таких участках позволили заниматься "развитием познавательного туризма, физической культуры и спорта", для чего допускалось "размещение объектов капитального строительства и связанных с ними объектов инфраструктуры". Сначала такие полигоны можно было создавать только за пределами особо охраняемых природных территорий, но в 2016 году Госдума разрешила открывать их и в заповедниках.

Лагонакское высокогорное пастбище площадью чуть более 13 тысяч гектаров было передано Кавказскому заповеднику постановлением правительства Республики Адыгеи в 1992 году. Именно эта территория и фигурирует в качестве биосферного полигона. Фишт-Оштеновский массив – ещё порядка четырёх тысяч гектаров – в полигон изначально не входил, так как был в составе основной территории заповедника и имел более высокий охранный статус.

Мы считаем, что подход, когда биосферный полигон создаётся внутри заповедника за счёт его участков, противоречит самой идее биосферных резверватов

"Так как оба участка входят в границы объекта ЮНЕСКО, любая деятельность, против которой может быть Центр Всемирного наследия, несёт для России имиджевые риски, – считает директор представительства WWF России в экорегионе "Российский Кавказ" Валерий Шмунк. – Мы же опасаемся, что включение в границы полигона этих четырёх тысяч гектаров из основной части заповедника может стать крайне негативным прецедентом для сети особо охраняемых природных территорий России. Мы считаем, что подход, когда биосферный полигон создаётся внутри заповедника за счёт его участков, противоречит самой идее биосферных резверватов. Создание полигонов внутри особо охраняемых природных территорий недопустимо, и налицо необходимость внесения поправок в федеральное законодательство".

Шмунк констатирует: до сих пор неясно, планируется ли какое-либо развитие на этих четырёх тысячах гектаров, и это отсутствие прозрачности подогревает обстановку вплоть до возникновения конспирологических теорий, например, предположений о строительстве VIP-дач.

"Нужен нормальный конструктивный диалог со всеми заинтересованными сторонами, иначе ничего не выйдет. WWF России будет делать все возможное, чтобы такой диалог состоялся. С учётом того, насколько негативно у нас относятся к разного рода петициям, считаю, что для общественных организаций единственный работающий инструмент – только конструктивная работа. Взвешенно, аргументированно, без эмоций", – считает эксперт.

Туризм – это и хайкинг с рюкзаками и палатками, и оборудованные горнолыжные трассы с громоздкой инфраструктурой, обращает внимание Шмунк, указывая, что понятие туризма не закреплено законодательно.

"Также необходимо законодательно проработать понятие "экотуризм", тем более что в международной практике уже огромный массив наработок на эту тему есть, а министр природных ресурсов Александр Козлов дал соответствующее поручение, – подчёркивает Шмунк. – Нужна золотая середина. Любые отели, парковки, курорты и тому подобное должны находиться за границами особо охраняемой природной территории, а не внутри, а доходы от коммерческой деятельности всей этой инфраструктуры могут существенно пополнить бюджеты субъектов Федерации и самих территорий. Иных способов снять напряжение между необходимостью решать социально-экономические проблемы и как-то при этом сохранять природу человечество пока не изобрело", – подытожил представитель WWF России.

Конкуренция Красной Поляне

Нужно провести детальные геологические и гидрологические исследования, изучить структуру карстовых гор, перенести краснокнижные растения на безопасные для них площадки

При общественном мониторинге проектирования и строительства инфраструктуры серьезных последствий удастся избежать, уверен директор Института региональных биологических исследований и председатель адыгейского отделения Всероссийского общества охраны природы Валерий Бриних. По его словам, именно на этих стадиях подрядчики часто экономят, игнорируя экологические требования и нормативы из-за высокой затратности их соблюдения. Например, нужно провести детальные геологические и гидрологические исследования, изучить структуру карстовых гор, перенести краснокнижные растения на безопасные для них площадки.

"Попытки начать здесь более активную хозяйственную деятельность предпринимались и в прошлом. Насколько я знаю, такие планы были у председателя совета директоров "Курорты Северного Кавказа" Ахмеда Билалова, но после провала подготовки верхнего кластера Олимпиады в Сочи и критики со стороны Путина они были свёрнуты", – уточнил Бриних.

Собеседник подчёркивает: при научном экологическом сопровождении проектных работ и правильном подходе к строительству влияние на высокогорное плато будет несущественно, хотя неизбежно приведёт к негативным последствиям для отдельных видов растений и животных.

"Открытым остаётся вопрос, например, утилизации отходов. Так, по расчётным нормам, при размещении одного человека нужно затратить 200 литров воды – это уборка, стирка, приготовление еды, гигиенические процедуры. Воду нужно доставить на плато, а затем куда-то деть. Слить просто в землю не получится, здесь карстовые породы и загрязнённая вода уйдет в Майкопский водозабор", – описывает одну из вероятных проблем эколог.

В то же время, продолжает Бриних, ранее сам руководивший Кавказским заповедником, Лаго-Наки может стать более востребованным горнолыжным курортом, чем сочинская Красная Поляна, – власти республики это понимают, а инвесторы готовы вкладываться в реализацию проекта.

"Красная Поляна ограничена долиной Мзымты и, собственно, горными склонами. Лаго-Наки – это более широкая территория с пологими спусками, здесь есть подъезды и из Апшеронска, и со стороны Адыгеи. В отличие от Красной Поляны, трассы здесь могут быть доступны не только профессиональным спортсменам, но и массовому туристу, тем, кто только осваивает сноуборд или лыжи. Если не сильно задирать цены, отдых здесь в будущем составит конкуренцию горам Сочи", – подытожил эксперт.

Сейчас на платформе Change.org размещена петиция "Не позволим превратить Кавказский заповедник (Лаго-Наки) в горнолыжный курорт!". Её на данный момент подписали десять тысяч пользователей.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG