Ссылки для упрощенного доступа

"Лежит на диване и умирает"


Скорая помощь в московской больнице

Больные раком и ВИЧ остаются без лечения

"Три недели назад моей маме стало плохо – у нее поднялась температура. Скорая привезла маму в больницу по месту жительства, в Королёве. Там в госпитализации отказали, сославшись на карантин. Сказали: "Если доживете до 6 мая, то мы вас примем". В итоге онкобольная лежит на диване дома и умирает", – рассказала Радио Свобода Марина Волкова. Два с половиной года назад её матери поставили диагноз – острый лимфобластный лейкоз.

"До сегодняшнего момента у нас всё было стабильно. В декабре случился рецидив на молекулярном уровне, но врачи из НМИЦ гематологии Минздрава, где мама до сих пор числится на амбулаторном лечении, этот вопрос решили и достигли ремиссии с помощью новых препаратов", – говорит Марина Волкова.

Единственное, что мама получала в больнице, – это парацетамол

Состояние здоровья мамы ухудшилось три недели назад, когда она жила в деревне во Владимирской области. С ней на связи всё это время находились врачи из НМИЦ Минздрава. Они подсказали, какие препараты можно принимать, но эти лекарства не помогали.

"Мама обратилась к врачам из местной больницы. Там взяли у нее анализ крови и сначала пытались лечить от пневмонии. Выяснилось, что препаратов, необходимых для лечения пациентов с лейкозом, у них нет, поэтому единственное, что получала там мама, – это парацетамол", – говорит Волкова.

От такого лечения лучше не становилось. Тогда Волкова обратилась к её лечащему врачу и получила разрешение на срочную госпитализацию. Принимать маму согласились в больнице по месту жительства – в Королеве. Однако когда карета скорой помощи приехала, врач сообщила, что учреждение закрыто на карантин и помочь она ничем не может.

Врач выдала нам справку в хоспис – “на всякий случай”

"По сути, маму просто оставили на улице. Мы пытались удерживать скорую как могли, потому что понимали: если возьмем маму к себе в машину, нам откажут в любой помощи", – вспоминает Волкова. Параллельно она дозвонилась до главного врача скорой помощи по Московской области. После нескольких часов переговоров ей предложили отвезти маму домой, а самой доехать до онкологического диспансера, где было выдано разрешение на госпитализацию.

"Я приехала к онкологу. Она нам посочувствовала и выдала справку в хоспис – "на всякий случай". Насколько я знаю, прежде чем выдать нам такую справку, врач должен принести медицинское заключение, в котором маму они должны были признать бесперспективным пациентом и на этом основании отказать в госпитализации. Такого заключения нам никто не дал", – добавляет Волкова. Что делать дальше, она не знает. Во всех больницах в госпитализации отказывают, ссылаясь на карантин. "Мы даже пытались отправить маму на лечение в Израиль, но не можем сделать и этого, пока закрыты границы, – отмечает Волкова, – мы даже онлайн-консультации не принимаем, потому что у нас нет необходимых для этого анализов крови, люмбальной пункции и КТ. Ничего из этого мы в течение нескольких дней сделать не могли, потому что у мамы держится температура, и нам везде отказывают".

Снять воспаление и сбить температуру без необходимых для этого препаратов тоже не получается. 28 апреля Волковой все же удалось добиться, чтобы ее маме сделали КТ. "На КТ у мамы выявили пневмонию. Бактериальная она или вирусная, врачи определить не могут, однако многие говорят, что это точно не коронавирус, так как для людей с онкологией он очень опасен и развивается гораздо стремительнее", – рассказывает Волкова.

Теперь для госпитализации мамы необходим третий отрицательный тест на коронавирус. Два отрицательных она уже получила. 28 апреля к больной приехала бригада скорой помощи. Они взяли тест, сейчас семья ожидает результатов.

"Вчера нам также удалось получить противорецидивные препараты, но принимать их мама пока не может. Сначала нужно выяснить, каким будет тест на коронавирус. Несмотря на то, что сделано много, по факту ситуация так и не сдвинулась с мертвой точки. Мама все ещё лежит на диване дома без оказания медицинской помощи, а данных, куда я смогу ее госпитализировать в случае отрицательного теста на коронавирус, у меня нет", – вздыхает Волкова.

По словам пресс-секретаря Министерства здравоохранения Московской области Елены Романовой, вопросы о госпитализации мамы Волкова должна была задать 28 апреля врачам поликлиники в Подольске, где было проведено КТ, поскольку "такие вопросы не решаются через СМИ". "Всю возможную помощь мама Волковой уже получила: ей сделали КТ и назначили лечение в домашних условиях. Пока больница в Королеве закрыта на карантин, после 8 мая, насколько я знаю, женщину туда госпитализируют", – отмечает Романова.

По её словам, жалоба Волковой на неоказание помощи не единственная, однако каждый случай очень индивидуален и "подогнать все истории под единую систему не получится".

О проблемах с оказанием медицинской помощи раньше сообщали онкобольные из Петербурга. Проходящих лечение в онкологическом центре им. Н.Н. Петрова предупреждали о его возможном закрытии в связи с карантином. Сообщение на сайте учреждения появилось 20 апреля, через три дня после того, как он оказался в перечне федеральных медцентров, которые могут быть перепрофилированы уже в мае. ​В итоге, благодаря созданной пациентами петиции, обращениям к местным депутатам и освещению истории в соцсетях и СМИ, онкоцентр удалось отстоять.

По словам онколога петербургской клиники "Луч" Полины Шило, массовое перепрофилирование онкоцентров и перебои с лечением затронули в основном Москву и Петербург. В регионах меньше выявленных случаев коронавируса, поэтому ситуация пока не настолько критична. При этом сроки получения химиотерапии задерживаются почти везде.

Полина Шило
Полина Шило

"У людей рушатся судьбы. Некоторые пациенты из регионов просто не могут приехать в Петербург или Москву, потому что рейсы отменены. По месту жительства необходимое лечение они получить тоже не могут, а даже когда пытаются – их не берут, потому что больницы везде переполнены", – рассказывает Шило. Когда закрывается на карантин или перепрофилируется одна больница, пациентов переводят на лечение либо в аналогичный центр, либо отправляют на лечение по месту жительства.

Иногда онкоцентры закрываются на карантин неожиданно. Врачи даже не успевают обзвонить пациентов и предложить им другие больницы, где они могут продолжить лечение.

Два из них закрыли, третье переполнено: люди лежат в коридорах, на одного врача по 40 пациентов

"Ещё одна проблема заключается в том, что онкологические пациенты болеют обычно не только раком, – отмечает Шило. – Недавно мы не могли никуда пристроить пациента с циррозом печени, потому что им в Петербурге занимаются всего три отделения. Два из них закрыли, потому что они находятся внутри крупного стационара, а третье переполнено: люди лежат в коридорах, а на одного врача приходится по 40 пациентов”.

В этой ситуации помощь получает тот, кто громче о ней просит, считает врач. Если пациент скромный, не привык ругаться и заявлять о своих правах, лечения он может не получить.

Нет четкой схемы

Сложности с получением медицинской помощи во время пандемии возникли не только у онкологических пациентов. Пострадали больные ВИЧ, гепатитами, а также редкими и хроническими заболеваниями. Информация об определенных ограничениях поступает практически из каждого региона, отмечает сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев.

От плановой терапии зависит жизнь пациента

"Какого-то тотального отказа в оказании медицинской помощи мы не наблюдаем. Где-то замечены только отдельные случаи, если регион в меньшей степени затронут коронавирусом, поэтому больницы перепрофилируются не так активно. Больше всего сообщений поступает из Калининграда, Московской и Ленинградской областей", – рассказывает сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов.

По его словам, перебои с оказанием медицинской помощи коснулись всех стран, которые столкнулись с коронавирусом. И такая проблема не только в России. Однако в России пока не выработана чёткая схема работы. "Важно понимать, что терапия, которой они лишаются, хоть и плановая, но не может быть отложена на неопределенный срок. От нее зависит жизнь или качество жизни пациента", – добавляет Жулев.

Радио Свобода направило запросы в пресс-службы Лениградской и Калининградской областей с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию, но ответа пока нет.

В случае возникновения проблем с лечением Жулев рекомендует в первую очередь обратиться в медицинскую страховую компанию, потом в региональное министерство здравоохранения, Росздравнадзор и в профильную пациентскую организацию. Таким образом формируется общая картина нарушений по стране, а Всероссийский союз общественных объединений пациентов при сотрудничестве с местными властями пытается проблему решить.

Выдали лекарства и расписали, как лечить пневмонию в домашних условиях

Продвинуться в решении сложностей с оказанием медицинской помощи больным гепатитами удалось, например, за неделю. О проблемах заявляли пациенты из 28 регионов. Где-то закрыли гепатологический центр, где-то его работа была сильно сокращена. "Мы тут же пытались связаться с врачами и региональными министерствами здравоохранения. В итоге сейчас я не смогу назвать ни один регион, где бы ситуация совсем не изменилась", – говорит председатель правления общественной организации "Вместе против гепатита" Никита Коваленко.

В основном обращения были связаны с невозможностью пройти терапию. "Пациент получал лекарства на неделю или на месяц максимум, а потом центр закрывался. Препараты заканчивались, получить их снова было негде. Теперь во многих регионах терапию стали выдавать сразу на весь курс лечения", – отмечает Коваленко.

Ситуация с ВИЧ оказалась более сложной. В то время как в некоторых регионах продолжают работать СПИД-центры, приспосабливаясь к удаленной или сокращенной работе, в Калининграде из-за коронавируса людей с ВИЧ выписывают из инфекционной больницы.

Тестирование на ВИЧ в Москве
Тестирование на ВИЧ в Москве

В городе на территории инфекционной больницы существовало отделение для ВИЧ-инфицированных. Рассчитано оно было на 40 человек, еще пять коек предназначались для паллиативных больных. 10 марта региональный штаб по борьбе с коронавирусом решил это отделение освободить.

"Первым делом выселили ВИЧ-инфицированных. Аргументировали это тем, что люди с ослабленной иммунной системой не могут оставаться рядом с людьми, больными коронавирусом. И этих же людей с ослабленной иммунной системой выписали, не долечив. Там были в том числе пациенты с пневмонией. Им выдали на руки лекарства и расписали, как лечить пневмонию в домашних условиях", – рассказывает председатель региональной общественной организации "Статус плюс" Светлана Просвирнина.

Другую часть пациентов, находящихся в более тяжелом состоянии, отправили в непрофильные городские больницы. В этой категории ВИЧ-инфицированных оказались в том числе люди из социально ослабленных групп – употребляющие наркотики, без прописки или недавно освободившиеся из тюрьмы. "Из одной больницы их быстро выписали за нарушение режима. Врачи там не умеют обращаться с такими пациентами", – отмечает Просвирина.

Скорая приехала только на третий вызов

По её словам, из-за закрытия отделения для ВИЧ-инфицированных, а также перевода части из них на домашнее лечение нарушилась маршрутизация препаратов. "Профилактика лечения и уход по ВИЧ называется каскадом лечения. Он должен быть беспрерывным. Сейчас у многих пациентов каскад лечения нарушен. Это может привести к росту смертности, увеличению вирусной нагрузки, а также приобретению сопутствующих заболеваний", – говорит эксперт.

Ранее губернатор Калининградской области Антон Алиханов сообщал, что вся инфекционная больница "заполнена больными с коронавирусом". В региональном оперативном штабе по контролю за коронавирусом уточняли, что в инфекционных отделениях продолжают лечиться пациенты не только с коронавирусом, "но и, например, с туберкулёзом и другими заболеваниями", а также долечиваются пациенты с пневмонией. Радио Свобода направило официальный запрос в Калининградский минздрав, ответа пока нет.

О том, что им не оказывают плановую помощь, жалуются пациенты и с другими заболеваниями. В Забайкалье 23 апреля умер от инфаркта 59-летний мужчина. Ему не оказали медицинскую помощь, так как врачам разрешили принимать вызовы только от пациентов с инфекциями. С похожей ситуацией столкнулась семья жительницы Курска Ксении.

– У дедушки случился инсульт. Скорая приехала не сразу, – говорит она. В итоге пенсионера положили в больницу скорой медицинской помощи. – В течение двух суток врач в палату к дедушке так и не зашел. Лечением занимались медсестры и санитарки. Они сказали, что у дежурного врача нет времени лечить всех. На следующий день у дедушки поднялась температура, они дали ему парацетамол и выписали. Еще через день мы узнали, что в больнице произошло массовое заражение. На коронавирус ни у дедушки, ни у нас тест так и не взяли.

Несмотря на то что такие истории из разных регионов ежедневно обсуждаются в медицинских пабликах, председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования Елена Чернякова утверждает, что плановая медицинская помощь оказывается в обычном режиме, а распоряжения принимать вызовы только у пациентов с инфекциями врачам не давали.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG