Ссылки для упрощенного доступа

Шейх Али объединяет мусульман "Мединой"


Али Евтеев, бывший глава ДУМ Северной Осетии, ныне руководит исламской онлайн-академией "Медина"

Исламская онлайн-академия в Стамбуле под руководством экс-муфтия Северной Осетии стремится к объединению джамаатов

Исламская онлайн-академия "Медина" с центральным офисом в Стамбуле существует уже три года на добровольные пожертвования мусульман разных стран. Значительная часть ее студентов – жители Северного Кавказа. А вдохновитель и руководитель проекта – бывший муфтий Северной Осетии – Алании Али Евтеев. О своем детище шейх Али рассказал "Кавказ.Реалии".

Как возникла идея создания академии "Медина"?

– Из желания сделать обучение массово доступным. Из своего опыта преподавания в мечетях и в медресе знаю, что людям сложно ходить на учебу. В наше время люди должны быть все время в движении, у них мало времени. У нас в республике я замечал, что группа начинается с 80-100 человек, а затем посещение падает до 10 после того, как проходит эйфория и наступают будни. То есть массовый доступ к знаниям и сложность посещения занятий, дефицит учебных заведений и преподавателей в России говорит в пользу интернета и быстрого доступа к информации. Конечно, есть издержки. Нет, например, прямого контроля учителя, когда занимаются "глаза в глаза". Но мир изменился, сегодня даже родители потеряли эту возможность с детьми. Основное внимание детей и подростков приковано к гаджетам.

- Что представляет собой программа обучения в "Медине"?

- Наша программа нацелена на широкие массы мусульман, на людей, которые хотят практиковать ислам, но не хотят или не могут глубоко погружаться в изучение шариатских наук. После развала Советского Союза получение религиозных знаний, на мой взгляд, приобрело излишне академический характер. И для многих это стало преградой на пути к получению жизненно необходимых знаний. Люди могут 10-15 лет быть в исламе, но не знать элементарных вещей. Потому что у них психологический барьер: если надо изучать, значит надо все бросить, найти много времени, а еще лучше переехать в арабскую страну. Мы стараемся помочь решить эту проблему. Наши первые выпускники, буквально все, говорили, что освоили программу нашей школы у себя на работе. Кто-то - медик, кто-то - офисный работник. Есть пенсионеры. Первый наш выпускник – пенсионер, он чеченец, ему за шестьдесят.

- Как бы вы охарактеризовали уровень выпускника "Медины"? Это уровень медресе или выше?

- В русскоязычном сегменте нет стандартного представления о том, какой должна быть программа медресе. В арабском языке это и вовсе означает просто "школа" во всех понятиях и формах. В России, в Татарстане, например, принято делить на такие уровни, как мактаб, затем медресе. Мактаб – начальный уровень. Медресе – посерьезней, выпускник может быть имамом мечети, например. И это в свою очередь тоже зависит от предъявляемых требований к имаму в определенной местности. Мы же разделили на три уровня. Сейчас первый готов уже полностью, и у наших студентов есть доступ к нему, мы его назвали медресе. Второй мы назовем колледжем, третий – институтом. Выпускник медресе будет знать самые необходимые основы для своей личной практики, а вот уже выпускник колледжа сам сможет научить этим основам, он сможет быть имамом, проповедником, который знает основы ислама и может о них рассказать. Сейчас мы уже приступили к записи второго уровня – колледжа. С помощью Аллаха он будет доступен уже в сентябре этого года.​

- Что нужно сделать, чтобы начать учебу в "Медине"?

- Мы максимально упростили нашу программу. Человек через два-три клика регистрируется. Со своего аккаунта в соцсетях или с почты заходит в свой личный кабинет, проходит тест на определение своего уровня и получает доступ к урокам. Он сам себе выбирает график. Все, что нужно – это доступ к интернету. Единственное ограничение - это невозможность скачивания уроков в видеоформате.

Одна из наших главных задач задач – дать комплексное образование. Мы видим, например, нехороший перекос в увлечении фикхом (исламским правом) и вероубеждением в ущерб таким наукам, как адаб, исламская этика. На выходе получается, что человек, обладая какими-то знаниями об обрядовой стороне ислама, очень непривлекательно выглядит, не знает, как себя вести в соответствии со своей религией. У нас семь дисциплин, они разбиты на пять курсов, 360 уроков - вся программа.

– Сколько студентов сейчас в "Медине"?

– Мы перешагнули порог в 15 тысяч. Мы увидели очень большой запрос на предоставленную нами услугу. Ученики нашей школы - из 54 стран мира. Лидирует по количеству Россия, затем Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Украина и остальные страны. Программа рассчитана на русскоязычного человека - в основном, на мусульман. Хотя, судя по отзывам и вопросам, много и немусульман. Кстати, каждый ученик может задавать вопрос учителю, и каждый гарантировано получит ответ в течение 24 часов.

– Как отбирали кандидатов в преподаватели?

– При подборе учителей у нас было три требования: профессиональное шариатское образование, хороший русский язык и практика преподавания или проповеди. И мы старались набрать преподавателей помоложе. Все-таки среди наших учащихся люди от 14 до 40 лет, средний возраст – 25-30 лет. Поэтому мы постарались, чтобы учителя тоже были в диапазоне 25-40 лет. В основном, это преподаватели из Татарстана, Кавказа и центральной части России разных национальностей.

Когда люди начинают изучать ислам, часто возникает вопрос "а чьих вы будете?", то есть прежде всего об акъыде (вероучении). Как вы отвечаете?

– Нас пытались квалифицировать. Слава Богу, все запутались в нас, и это хорошо. Мы всячески уходим от определения нас иначе как "мусульмане-сунниты". Какие-то дополнительные определения - салафиты, ашариты, суфии-матуридиты и др. - все эти деления в принципе не имеют под собой никакой основы. Мы хотим быть мусульманами. Аллах назвал нас мусульманами, пророк всех мусульман призывал быть братьями, поэтому мы не разделяем между мусульманами. Кто-то может с нами соглашаться в каких-то вопросах, кто-то - нет, наш коллектив – это в каком-то роде экспериментальная попытка возродить высокую культуру взаимодействия между мусульманами с разными взглядами. Мы ведь не отрицаем, что деление между мусульманами есть. Я как руководитель постарался набрать команду абсолютно пеструю и научить их работать вместе даже при наличии каких-то разногласий. Люди понимают, что это не то место, где можно сидеть и, распивая чаи, тратить годы на разбор каких-то незначительных вопросов.

Может ли дистанционное обучение способствовать снижению напряжения между различными группами?

– Однозначно. Ведь просвещение всегда облегчает и налаживает жизнь общества. Чем больше уровень образования в массах, тем меньше авторитет людей, которые пытаются быть наставниками, не имея при этом глубоких знаний. Обладая азами, многие студенты исламских учебных заведений начинают полагать, что они умнее основной массы. Представьте себе человека из неграмотного общества, который вдруг научился читать и писать. Относительно нас это всего лишь первоклассник, относительно неграмотных он "ученый".

– Следите ли вы за тем, как развивается религиозное образование в России?

– Да, конечно слежу. Ситуация практически такая же, как и десять лет назад. Дефицит учебных заведений. Сама Россия и постсоветское пространство очень велики территориально. Практически невозможно обеспечить доступ к живому образованию для всех. Надеюсь, что мы станем хорошим прецедентом к появлению все большего количества школ.

Позволяет ли предложенная вами форма обучения освободиться от излишнего внимания чиновников?

– Думаю, да. Но особого вмешательство в процесс исламского образования я, честно говоря, не замечал. За исключением постоянного желания что-то привести к какой-то форме. Часто используется, например, термин "традиционное российское исламское образование". Думаю, мало, кто понимает, что это такое. Особенно чиновники.

– Кроме знаний, что еще получают ваши учащиеся?

– Даем людям свободу доступа к знаниям, возможность не быть привязанным ни ко времени, ни к месту, а также массовый доступ для широкой аудитории. А еще наши ученики получают по окончании аттестат. Также есть мотивирующие призы. Лучшему ученику сезона мы высылаем в подарок Айпад. А лучший ученик года получит бесплатную путевку в хадж (паломничество в Мекку – ред.).

– Уместно бывшего имама Северной Осетии спросить о количестве учащихся в "Медине" из этой республики. Сколько их?

– Я не располагаю данными. Но интересно. Надо посчитать. По России у нас лидеры среди регионов - Татарстан, Кавказ и Москва. По Кавказу – Дагестан, естественно, в лидерах. Даже из Саудовской Аравии и из Египта есть ученики. Есть даже и выпускники "Аль-Азхара", хафизы Корана. Я спросил, в чем их интерес. Один сказал, что у него с русским языком плохо, нужно знать исламскую терминологию на русском языке. Я, говорит, у вас экзамены провалил. Он из дагестанского села поехал в Египет, а в русском у него провал. Решил нашу школу пройти, подтянуть язык.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG