Ссылки для упрощенного доступа

В Северной Осетии опять спорят из-за пожертвований в древних святилищах

Общественность беспокоит вопрос: кто забирает оттуда деньги и на что они тратятся?

Несмотря на то, что Северная Осетия – по большому счету республика православная, на ее территории до сих пор существует много действующих святилищ – дзуаров, которые относятся к традиционной религии осетин. Ее соблюдают и христиане, и мусульмане. Так, например, именно поэтому по большим праздникам приносится в жертву баран или бычок, а на стол ставятся только три пирога.

В старые времена за сохранность дзуаров отвечали дзуары лæгтæ (буквально - люди святилища). Они ежегодно выбирались на общесельском собрании из числа наиболее достойных мужчин. Но сейчас все изменилось: многие из дзуаров попали в частные руки, земли, на которых они расположены, приватизированы, а пожертвования – под контролем местных властей.

Некоторые из тех, кто приватизировал землю, на которой находятся дзуары, прямым текстом угрожали нас убить, потому что мы пытались поднять этот вопрос.

Первый заместитель председателя движения «Высший совет осетин» Таймураз Хутиев обсуждал этот вопрос неоднократно, поскольку "люди, которые к святилищам никакого отношения не имеют, занялись самозахватом". "Кто первым пришел, кто смелее, кого руководство района незаконно поддержало – тот и забрал, - возмущается он. - Некоторые из тех, кто приватизировал землю, на которой находятся дзуары, прямым текстом угрожали нас убить, потому что мы пытались поднять этот вопрос".

Депутат парламента РСО-А Сослан Козаев недавно озвучил, что в праздник святого Хетага в его святилище собирается около четырех миллионов рублей.

Дело в том, что в дзуарах собираются не копейки, не десятки и даже не сотни рублей. Депутат парламента РСО-А Сослан Козаев недавно озвучил, что в праздник святого Хетага в его святилище собирается около четырех миллионов рублей. Сколько же дзуаров в Осетии всего, никто не знает. По некоторым данным, более тысячи.

По информации завотдела фольклора и литературы Северо-Осетинского института гуманитарных и социологических исследований Федара Таказова, действующих дзуаров в республике всего лишь около 100, а массовые пожертвования собирает и вовсе только 10.

Однако проблема с распределением пожертвований, соглашается Таказов, существует, потому что светские организации все время пытаются взять дзуары под контроль, чтобы расходовать собранные деньги на свои нужды.

"Сакральные территории не должны передаваться ни государству, ни общественным организациям, - настаивает собеседник "Кавказ.Реалии". - Ими должны владеть религиозные организации. Но на сегодняшний день у нас в республике таких нет". По его мнению, есть лишь те, которые называют себя представителями традиционных верований осетин, но по факту они как религиозные организации не работают.

Святилища стали коммерциализироваться около пятнадцати лет назад, когда их сакральный смысл стал теряться, а главной целью стала жажда наживы.

"Раньше святилища никогда не ставили у дорог, - рассказывает Таймураз Хутиев. – К ним нужно было высоко подниматься, и люди приходили в святилища только раз в год".

А с относительно недавних пор, продолжает общественник, ящики для пожертвований выносятся прямо к дороге и проезжающие мимо считают своим долгом остановиться и оставить там какую-то сумму. Поэтому, например, самое "прибыльное" святилище – Уастырджи Ныхас, расположенное на Транскаме. Это единственная дорога в Южную Осетию - люди туда ездят часто, поэтому денег в нем оставляют очень много.

Казбек Елканов заведует одним из самых известных святилищ в Осетии – Дзивгисским. Сам храм построен в XVII веке. Его главная реликвия – надочажные цепи, которые по преданию подарил жителям села Дзивгис сам бог Уастырджи. Должность главного жреца святилища Казбеку Елканову перешла по наследству: его семья из поколения в поколение следит за состоянием храма. Он категорически не согласен с учеными и представителями общественных движений.

Он уверен, что проблемы, которую обсуждают уже лет семь, нет. "Кто избирал "Высший совет осетин"? Он к нам никакого отношения не имеет. Мы сами, старейшины села, собираемся и распределяем пожертвования. Никто к нам лезть с советами не должен", - уверен Елканов.

Собеседник "Кавказ.Реалий" настаивает, что все пожертвования идут по назначению, то есть на благоустройство храма и проведение праздников.

И никто никогда не будет воровать пожертвования: люди должны бояться бога, a если есть где-то нерадивые люди, то их надо поставить на место.

"Мы отчитываемся за каждую копейку. И никто никогда не будет воровать пожертвования: люди должны бояться бога, a если есть где-то нерадивые люди, то их надо поставить на место. Закон предков нарушать нельзя, a кто его нарушит – будет указан. Те, кто что-то там говорит, сами ничего не знают и в этих вещах не разбираются", - резюмирует Елканов.

Тем не менее факты остаются фактами: ящики для пожертвований действительно стоят вдоль дорог, a машины возле них останавливаются каждые несколько минут. Если верить словам депутата Козаева, с седовласым Уастырджи у жреца крупного святилища в Алагирском районе сложились очень неплохие отношения - он ежегодно меняет дорогие автомобили.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG