Ссылки для упрощенного доступа

Шариат, вандализм, наркотики


На суде обвиняемые отказались от признательных показаний, данных на предварительном следствии, указывая, что признания у них выбивали под пытками...

На суде обвиняемые отказались от признательных показаний, данных на предварительном следствии, указывая, что признания у них выбивали под пытками...

Северо-Кавказский окружной военный суд рассматривает дело в отношении десяти жителей Кабардино-Балкарии, обвиняемых в попытке создания в республике Халифата. Им вменяют попытку насильственного захвата власти, содействие террористической деятельности, покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов, изготовление и хранение оружия и организацию НВФ. Подсудимые своей вины не признают.

Сегодня, 11 октября, в военном суде Ростова-на-Дону продолжают допрашивать свидетелей обвинения по делу о попытке «создания Халифата в Кабардино-Балкарии». На скамье подсудимых – восемь человек. Это Олег Мисхожев, Ахмед Балкаров, Ислам Шогенов, Руслан Кипшиев, Кантемир Желдашев, Артур Каров, Заур Текужев и Руслан Жугов. Залимхан Тхамоков, скончавшийся на стадии предварительного расследования, и Ибрагим Гугов, убитый во время задержания в августе этого года, также проходят подсудимыми по этому делу.

Подзащитный признает только участие в перезахоронении друга.

Согласно версии обвинения, в 2013 году Тхамоков и Мисхожев создали незаконное вооруженное формирование (НВФ), входившее в состав террористической организации «Имарат Кавказ», и привлекли в него своих знакомых. Следствие утверждает, что Мисхожев, назначенный в банде «амиром», обеспечивал участников боеприпасами и взрывчатыми веществами, планировал время, место, способы и формы совершения преступлений. Целью подсудимых являлось «насильственное изменение конституционного строя России в Кабардино-Балкарии и установление на территории КБР исламского государства - Халифата с шариатской формой правления», говорится в обвинительном заключении. По данным источников следствия, первым делом подсудимые планировали убить в Нальчике полковника полиции Темботова: 26 декабря 2013 года под днище его автомобиля прикрепили взрывное устройство, которое в итоге не сработало.

Кроме того, подсудимых обвиняют в незаконном обороте оружия, взрывчатки, наркотиков, а также в перезахоронении согласно исламским обрядам своего друга Александра Попова, которого родственники погребли по православным обычаям. Следствие сочло это вандализмом и надругательством над умершим.

Уголовное дело занимает 55 томов, рассмотрение дела по существу началось 6 сентября 2016 года.

На суде обвиняемые отказались от признательных показаний, данных на предварительном следствии, указывая, что признания у них выбивали под пытками. «Моего подзащитного задержали на сутки раньше, чем оформили арест, и приходится только догадываться, что с ним делами в это время, но он дал признательные показания. При этом сначала они были оформлены как объяснительная, поскольку их брали без адвоката, но позже эти показания легли в основу обвинительного заключения», - рассказал «Кавказ.Реалиям» защитник Кипшиева Тимур Лакунов.

Подзащитный Лакунова признает только участие в перезахоронении друга, но при этом настаивает, что это был правильный поступок по отношению к умершему единоверцу, а не акция протеста или вандализм. Кипшиев, как и остальные подсудимые, утверждает, что не состоял ни в какой террористической организации, а боеприпасы и наркотики ему подкинули.

Невиновность подсудимых подтверждают даже показания в суде свидетелей обвинения, считают адвокаты. Так, на заседании 29 сентября по видео-конференц-связи из колонии в суде выступил Казбек Небежев, осужденный за пособничество боевикам. Как сообщал тогда «Кавказский узел», в ходе допроса свидетель заявил, что с подсудимыми не знаком и никогда их не видел. 4 октября двое свидетелей, выступавших в качестве понятых во время обыска подсудимого Желдашева, заявили на суде, что на самом деле не видели, как у молодого человека изымали гранату и патроны: когда полицейские привели их к месту следственных действий, боеприпасы уже лежали на земле.

Причину расхождения показаний, данных на следствии и в суде, свидетели объяснили тем, что подписывали протоколы не читая. На предыдущем заседании, 7 октября, коллега подсудимого Мисхожева Альберт Уянаев рассказал, как Мисхожев проводил встречи со своими друзьями на скамейке возле работы, во время которых они по большей части обсуждали благотворительность. Разговоров о халифате или мятеже Уянаев не вспомнил. Кроме того, Мисхожев, по его словам, никогда не употреблял наркотиков. Когда на суде были оглашены показания Уянаева, согласно которым он слышал, как Мисхожев в разговоре произносит слова «джихад», «шариат», «амир», свидетель отметил, что не помнит, в каком контексте эти слова были произнесены.

«Что касается Уянаева, то в протоколе его показаний прямо записано, что информацию о том, что Мисхожев возглавлял НВФ, он услышал от следователя. Я задал вопрос: что же получается, следователь рассказал вам, а потом вы следователю? Уянаев ответил, что так и есть», - говорит адвокат Лакунов.

Еще одна свидетельница, 20-летняя Милана Мидова, которая участвовала во встречах с Мисхожевым и другими молодыми людьми, на суде отказалась от первичных показаний о призывах к созданию халифата, заявив, что подписала протокол из-за угроз со стороны следователя.

Следователи около 30 раз выносили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с применением насилия к подсудимым.

«Все уголовное дело держится на первичных признательных показаниях, которые были даны обвиняемыми под пытками, других доказательств нет. У обвинения вообще никакой конкретики: в неустановленное время в неустановленном месте неустановленными способами мой подзащитный, Ислам Шогенов, якобы помогал, содействовал, участвовал. В общем, собрали в кучу разные случаи и сделали большое дело. Обвинение говорит, что по условному знаку Шогенова Олег Мисхожев и Ахмед Балкаров подложили СВУ под днище машины сотрудника полиции, но ни одной фотографии или аудиозаписи не было предоставлено в качестве доказательства, хотя сотрудники утверждают, что следили за моим подзащитным и прослушивали его», - говорит адвокат Аральбек Думанишев.

При этом Ислам Шогенов – единственный подсудимый, который не дал признательных показаний на предварительном следствии. «После пыток он готов был во всем «признаться», но ему не успели дать расписаться в протоколе, захотели сделать это с адвокатом по назначению, который не станет заморачиваться, но по назначению вызвали меня. В результате он написал заявление по поводу давления на него, была проведена экспертиза, которая подтвердила, что его пытали током», - поясняет Думанишев.

Возбудить дело по факту пыток не удается уже 2,5 года. За это время следователи около 30 раз выносили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с применением насилия к подсудимым.

"Кавказ.Реалии" в соцсетях: Facebook, Twitter, Vkontakte, Odnoklassniki

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG