Ссылки для упрощенного доступа

Северный Кавказ: инвестиционный рай или черная дыра?


Инвестеров также пугает и общая нестабильная обстановка в регионе...

Инвестеров также пугает и общая нестабильная обстановка в регионе...

Почему частный инвестор не идет на Северный Кавказ, а государственные инвестиции губят экономику региона

255 соглашений на 721,89 млрд.рублей — таков итог работы 15-го Международного инвестиционного форума в Сочи, завершившегося 2 октября. 86% этого объема сделок привлекли три региона СКФО и ЮФО.

Как соообщается на официальном сайте инвестиционной площадки, 6,39 млрд. руб. будет вложено в проекты на территории Ингушетии. Краснодарский край заключил 140 соглашений на общую сумму 644,5 млрд руб., а Ростовская область — на 20,7 млрд. руб. В этом объеме финансирования не учтены соглашения, информация об инвестициях в которые является коммерческой тайной.

Неэффективный бизнес

Об удачном и не очень опыте участия Ингушетии в инвестиционных проектах с государственным финансированием или обеспечиваемых гарантиями Минфина через институты развития «Кавказ.Реалии» писал в одной из публикаций на данную тему.

Чтоже касается Северного Кавказа, то регион не интересен потенциальному инвестору из-за ряда объективных причин, присущих российской экономико-правовой среде, считает директор исследовательского центра RAMCOM, экономист Денис Соколов.

Эксперт отмечает участие государства во всех крупных инвестиционных проектах, реализуемых на Северном Кавказе, как было с возведением садов и виноградников в КБР или Дагестане.

В ближайшей перспективе невозможно сделать что-либо, чтобы регион развивался.

«Такие проекты есть, но вопрос, сколько денег вложено и кому это выгодно, кому они приносят прибыль? Может они никогда в жизни не окупятся. Когда государство вкладывает деньги в бизнес — это неэффективные вложения. Бизнес — это всегда конкурентная, жесткая борьба за прибыль. Большинство игроков в этих проектах зарабатывают на строительстве. Надо построить логистический центр, там есть разница между реальной стоимостью и заложенной в бюджете. И эта разница — это вопрос тех, кто в этом участвует и им это действительно выгодно», - рассказал Соколов, добавив, что он «не верит в государственный бизнес, потому, что у менеджера всегда другие задачи».

В ближайшей перспективе невозможно сделать что-либо, чтобы регион развивался, полагает эксперт.

«Кавказ — это не отдельная часть РФ. Мы не можем изменить институты на Кавказе не изменив их в Москве. А этих условий нет. Первое, что защищает любую собственность — это судебная система. Наша судебная система эволюционирует в обратную сторону от того направления, где на горизонте может быть что-то гарантирующее безопасность для частной собственности. Защита контрактов, собственности и жизни — это вещи связанные. Если судебная система не работает — про инвестиции можно забыть. Все остальное — это игра в «получи субсидии и потрать»», - сказал Соколов.

Бизнес в системе традиционного права

Если пытаться развивать что-то на Северном Кавказе, то можно было бы опереться на некие институты защиты собственности, которые существуют в сельских обществах, куда крупные игроки не идут, и которые могут быть достаточно не прозрачными, как это не парадоксально звучит, для государственных институтов.

Например, выращивание в огородах, как в Левашах или как в Теберде или животноводство в Карамахах или производство обуви, где у обувщиков есть система решения проблем с налоговой и т.д.

«Вот если для этих отраслей создать расширение рынка сбыта, через систему факторинга, когда в сети идут поставки через закупку банком, когда маленькому производителю, не могущему прийти в сеть самому помогает банк, который покупает эту продукцию и она принадлежит банку», - сказал Соколов.

Фактором, стимулирующим инвестиции в региональную экономику, по мнению экономиста, могло бы стать обеспечение государством условий для беспошлинного ввоза и организацию лизинговых центров для бывшего в эксплуатации оборудования для производства тех товаров и услуг, которые уже производятся, где есть люди, уже задействованные в этом процессе и есть рынки, которые можно было бы расширить.

Чиновники не могут поменять судебную систему, потому что она должна быть конкурентной, публичной, прозрачной и понятной.

«Но это не возможно потому, что в составе госинститутов нет людей, заинтересованных в этом. Потому, что гораздо проще строить большой логистический центр в Пятигорске, который в проекте стоит 40 млрд, а на земле 10. 30 млрд — это достаточные основания, чтобы начать этот проект. А в истории с факторинговым кредитованием мелкого производителя ничего не получишь. У банка есть альтернатива, потому, что работа с факторингом сложная, нужно знать рынок, людей, которые производят, в лицо, их интересы, на кого рассчитывать, на кого нет. Здесь нет интереса у госчиновников, привыкших к другим способам решения своих финансовых проблем», - сказал Соколов.

Выделение денег не решит проблем в реальном секторе экономики, а разговоры про инвестиции абсолютно бессмысленные. При этом, пути решения есть, рынок огромный, мы имеем низкую конкуренцию и есть куда заходить, однако некому.

Чиновники не могут поменять судебную систему, потому что она должна быть конкурентной, публичной, прозрачной и понятной. Это возникает только при наличии политических условий. Суд должен быть конкурентным, а откуда ему быть таковым, если каждый судья контролируется ФСБ, а те, в свою очередь, богатыми людьми?

«5-10% встроенных в систему освоения бюджета и получения доходов с наших рынков — это хорошо живущие люди, неконкурентоспособные на открытом рынке, потому, ни один человек, имеющий отношение к принятию решений не заинтересован в низложении этой системы», - заключил Соколов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG