Ссылки для упрощенного доступа

“Не исповедуешь 'традиционный' ислам – значит, террорист”


Семья Эмир-Усеина Куку из Крыма, которого российские силовики поместили в феврале 2016 года в СИЗО, подозревая в связях с Хизб ут-Тахрир. 10 февраля, 2017 года

Правозащитники: российские правоохранительные органы безосновательно преследуют членов "Исламской партии возрождения"

В конце марта Северо-Кавказский окружной военный в Ростове-на-Дону признал уроженца Дагестана Гаджи Рамазанова виновным по части 2 статьи 205.5 УК РФ (участие в деятельности террористической организации) и приговорил к двум годам лишения свободы в колонии общего режима. Согласно обвинению, он принадлежал к исламской религиозной партии “Хизб ут-Тахрир” (“Исламская партия возрождения”), которая в 2003 году была запрещена в России как террористическая.

В феврале 2016 года к 9 годам заключения в колонии строгого режима был приговорен младший брат Рамазанова – Шамиль, также обвиненный в принадлежности к запрещенной организации.

Вскоре после этого приговора дагестанские силовики задержали девять мусульман. Часть задержанных вскоре отпустили, а четверых арестовали как активистов “Хизб ут-Тахрир”. Троим из них – Гаджи Рамазанову, Шарипу Хабибову и Магомеду Магомедову предъявили обвинение по второй части статьи 205.5, а последнему – Мураду Валиеву по первой части этой же статьи (организация деятельности террористической организации) и по части 1 статьи 30 статьи 278 УК РФ (приготовление к насильственному захвату власти)

По версии следствия, Валиев с 2015 года руководил группой “Хизб ут-Тахрир” на территории Дагестана, а в феврале 2016 года попытался возродить ячейку организации в Махачкале.

Уголовные дела в отношении Хабибова и Магомедова все еще рассматривают в ростовском военном суде, а Валиев был осужден в начале марта этого года. Он получил 5 лет лишения свободы в колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца

Процессы над Рамазановым и Валиевым попали в недавний обзор “Неправомерный антиэкстремизм в марте 2017 года” аналитического центра “Сова”. Центр проводит мониторинг проблем национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества, политического радикализма и соблюдения прав человека

Как отметила в беседе с “Кавказ.Реалии” специалист центра Мария Кравченко, на Северном Кавказе довольно редко преследуют приверженцев “Хизб ут-Тахрир”.

“Могу сказать, что [для Кавказа - "Кавказ.Реалии"] это новое явление. В целом, на Кавказе особая ситуация и антиэкстремистское законодательство применяется там не так, как в остальной России. Там положение почти военное, а антиэкстремистское законодательство – это всё-таки практика мирного времени”, - говорит Кравченко.

Родственник уроженца Дагестана, осужденного несколько лет назад за участие в деятельности “Хизб ут-Тахрир”, также отмечает, что эта организация непопулярна в республиках Северного Кавказа, где больше распространены салафитские течения.

“У нас те, кто не признают 'традиционный' ислам, обычно обращаются к салафитским учениям, которые часто негативно высказываются о 'Хизб ут-Тахрир', поэтому здесь это течение непопулярно. Если кавказцы и примыкают к тахрировцам, то это обычно те, кто живут за пределами Северного Кавказа. Преследуют их так же как 'ваххабитов', потому что власти не разбираются в течениях, не исповедуешь 'традиционный' ислам – значит, террорист, экстремист и так далее”, - считает собеседник “Кавказ.Реалии”.

Чаще всего дела о причастности к “Хизб ут-Тахрир” возбуждают в Татарстане, а теперь и в Крыму. Так, по данным “Совы”, в прошлом году по статье 205.5 УК было возбуждено как минимум 21 новое дело против 69 человек, подозреваемых в причастности к “Хизб ут-Тахрир”: двенадцать из них против 29 человек – в Татарстане и четыре против 15 человек – в Крыму.

хотеть можно чего угодно: считать что-то идеалом жизни – это одно, а вести террористическую деятельность – это совершенно другое

В центре “Сова” подчеркивают, что считают неправомерной практику преследования сторонников “Партии возрождения” по обвинениям в подготовке насильственного захвата власти и террористической деятельности в тех случаях, “когда эти обвинения выдвигаются лишь на основании партийной активности: проведения собраний, чтения литературы, и тому подобное”.

“Да, это действительно радикальная исламистская организация, да, они хотели бы установить шариат, но хотеть можно чего угодно: считать что-то идеалом жизни – это одно, а вести террористическую деятельность – это совершенно другое. Нет никаких сведений о том, что “Хизб ут-Тахрир” занимается терроризмом. Они запрещены в ограниченном количестве стран. Но поскольку у нас нет законодательства о терроризме, а есть статьи об организации и участии в террористических организациях, именно под эти статьи подводят и причастных к “Хизб ут-Тахрир”. И получается, что люди, занимающиеся религиозно-политической деятельностью, садятся на сроки, сейчас приближающиеся к 20 годам”, - отмечает Мария Кравченко.

После изменений в законодательстве и ужесточения наказания по статьям о терроризме, сторонники “Партии возрождения” порой действительно получают огромные тюремные сроки.

Так, в прошлом году в Санкт-Петербурге на 16 и 12 лет лишения свободы были осуждены уроженец Псковской области Дмитрий Михайлов и дагестанец Иса Рагимов, которых обвинили в организации местной ячейки “Хизб ут-Тахрир”.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG