Ссылки для упрощенного доступа

Ждать ли Ингушетии инвесторов на миллиардные проекты?

Ингушетия намерена привлечь на XV Международном инвестиционном форуме «Сочи-2016»6,4 млрд. рублей инвестиций в экономику. Однако, такие финансовые ресурсы в республику могут быть привлечены лишь под государственные гарантии, что губительно для экономики региона и не способствует развитию реальных секторов и конкуренции, считают эксперты.

Нежизнеспособные проекты

В Ингушетии есть успешно реализованные проекты, созданные по федеральным целевым программам, рассказал «Кавказ.Реалии» директор ингушского Центра молодежного инновационного творчества «Реновация», экономист Ахмед Парагульгов. И упомянул молочно-мясной комплекс, построенный в рамках государственной федеральной целевой программы, предприятие по выпуску минеральных вод, запущенное по программам государственно-частного партнерства.

При этом Парагульгов отметил, что большинство жителей республики при прочих равных условиях предпочитают работу на государственной службе, считая ее более перспективной. Экономист называет порог заработной платы от 20-25 тысяч рублей, преодолевая который, житель республики прдпочтет высокий зарабаток перед госслужбой с зарплатой от 12 тысяч.

Из новых проектов, на подписание которых на форуме в Сочи рассчитывает республика, Парагульгов назвал проекты по производству сжиженного газа, как сопутствующего продукта от добычи нефти в республике, а также производства аккумуляторов для автомобилей.

В регионе, где строится или же функционирует государственный промышленный объект, возникают проблемы с менеджментом, с реализацией произведенной продукции, с коррупцией.

Но на многие из функционирующих и запланированных к запуску производств внутри республики не имеется рабочая сила. «В регионе существуют сегменты, которые условны поделены по национальному признаку, так на сельхоз работы и автомойки преимущественно приглашаются жители из соседней Чеченской республики. В строительстве большой удельный вес приходится на мигрантов из азиатских стран», - отметил Парагульгов.

Несмотря на некоторое оживление в экономике региона, государственные проекты менее жизнеспособны, считает экономист. «Практика показывает, что в регионе, где строится или же функционирует государственный промышленный объект, возникают проблемы, то с менеджментом, то с реализацией произведенной продукции, провоцирующие появление сил, лоббирующих их интересы в государственных структурах и озабоченных оказанием им всяческой финансовой поддержки из казны. Несомненно, такой протекционизм порождает с одной стороны коррупционные риски, а с другой – иждивенчество государственных предприятий, их низкую эффективность и отрицательную рентабельность», - считает Парагульгов.

Выходом из этой ситуации могла бы стать приватизация госимущества, когда, за счет дисконтирования, предприятие продается частному инвестору.

Временное оживление

В такой небольшой республике, как Ингушетия, любые инвестиции и новое производство будут заметны, считает директор исследовательского центра RAMCOM, экономист Денис Соколов.

«Республика не большая, и Евкуров - один из немногих руководителей региона, который в ручном режиме может обеспечить поддержку инвестиционного проекта. Даже если никто из местных не пойдет туда работать - это все равно транспорт, логистика, жилье, торговля вокруг, в любом случае - это плюс», - сказал Соколов в комментарии «Кавказ.Реалии».

При этом экономист выделил проблемы, связанные с конъюнктурой российской экономики, как то нахождение на падающем рынке, когда внутренний спрос падает на все, а также ситуацию, при которой рентабельность многих инвестиционных проектов, как производства молочной продукции, продиктована мерами протекционизма и являются временными, до отмены санкций.

Однако, главными проблемами российской экономики, и Северный Кавказ здесь не является каким-то исключением, является отношение к праву собственности и ее защита в суде.

Если бы Ингушетия была интересна частному инвестору, он бы там был.

«Не ручного режима защиты собственности на Северном Кавказе нет. Потому, любые инвестиции могут проходить только в тесном сотрудничестве с местными и региональными властями. А здесь, любая инвестиция, если она долгосрочная, сразу поднимает вопрос, насколько на долгосрочные контакты и сотрудничество можно рассчитывать с региональной властью сегодня, так как она имеет свойство меняться. И то, что называется стандартной российской историей, когда «белые ушли — красные пришли», меняется власть и меняются люди, обслуживающие бизнес. Потому, бизнес, в любом случае, для власти остается сервисом. Бизнес должен создаваться для зарабатывания денег, а мы говорим про рабочие места. Это говорит о том, что целеполагание сдвинулось», - считает экономист.

Защита собственности и суд

Главным условием прихода инвесторов является прозрачная работа судебной системы, ее конкурентоспособность, отмечает Соколов.

«Если бы Ингушетия была интересна частному инвестору, он бы там был. Деньги можно сделать из чего угодно, но вся Россия не очень интересна частному инвестору из за того, что невозможно защитить свои права, собственность в суде...», - считает Соколов, добавляя, что для привлекательности региона для инвесторов должны быть созданы условия.

В истории с 6,4 млрд.рублей за которые Ингушетия поборется на форуме в Сочи, речь идет о федеральных программах.

В своей основе по программам развития средства идут на социальные объекты, такие как больницы, школы и финансирование инфраструктуры. Это то, что во Всемирном Банке называется «программами поддержки местных инициатив».

Ингушские программы будут реализовываться под гарантии минфина, что само по себе сродни государственным инвестициям, отметил Соколов.

«Кроме чисто экономических проблем при реализации таких программ, есть еще проблемы организационные. Это всегда бюрократия, изменение объемов и условий финансирования, что ставит крест на любом бизнесе, потому, что планировать ничего не возможно», - рассказал Соколов.

XS
SM
MD
LG