Ссылки для упрощенного доступа

Депутаты парламента Адыгеи предложили внести поправки в республиканский закон о сохранении объектов культурного наследия, в частности, установить границы охранных зон памятников. Вместе с тем, экологи высказывают необходимость позаботиться не только о сохранении самих памятников, но и зоны вокруг этих объектов.

Авторы обращения, к примеру, предлагают создать охранную зону вокруг дольменов в пределах 50 метров. Дольмены – это погребальные ритуальные сооружения, которым более пяти тысяч лет. При захоронении усопших в мегалитах, вместе с ними клали драгоценные вещи, которые должны были пригодиться ему в том мире для новой жизни и которые, судя по всему, интересуют и "черных копателей" сегодня.

Эти мегалиты с недавних времен взяло под защиту государство, также дольмены являются объектами наследия ЮНЕСКО. "Этих древних памятников сейчас осталось всего несколько сот", - говорит "Кавказ.Реалии" археолог из Адыгеи Аслан Тов. Однако, и до сих пор находят новые дольмены на территории республики.

Как пояснил "Кавказ.Реалии" эколог и активист из Адыгеи Валерий Бриних, на территории Адыгеи находится около 30% из федеральных особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Бриних говорит, что эти территории сейчас защищены лишь режимом строгой охраны Кавказского заповедника и международными обязательствами РФ согласно Конвенции о всемирном наследии, но на практике никаких особых мер охраны не осуществляется.

"Масштабы незаконных рубок леса и заготовок древесины по так называемым «серым схемам» в горных лесах Адыгеи поражают. Фактически, уже не осталось, за пределами заповедника и нескольких ООПТ республиканского значения, нетронутых хищническими рубками старовозрастных лесов. Вырубаются даже святая святых – генетические заказники", - сказал Бриних в интервью "Кавказ.Реалии".

Кроме таких уже банальных вещей как незаконные приисковые рубки леса и разработка карьеров по добыче нерудных материалов, экологи бьют тревогу, что практически полностью отсутствует природоохранное и санитарное обеспечение рекреационной деятельности в горной труднодоступной местности. Здесь сейчас строится множество турбаз, гостиниц, ресторанов, "но никто из государственных органов не спрашивает у их хозяев, куда те девают твердые и жидкие бытовые отходы", - отмечет Бриних. В горных лесах мусор сваливают на полянах и в балках, а жидкие коммунальные стоки сливают прямо на рельеф или в ручьи и многочисленные карстовые воронки и трещины, по словам эколога.

Официальной статистики по количеству нарушений в охраняемых зонах Валерий Бриних не знает, но, по распространенному среди экспертов мнению, официально выявляется лишь около 10% всех реальных правонарушений в области охраны природы и природопользования. Остальное – латентная часть незаконного природопользования. Валерий Бриних говорит: "С конца 2015 года, когда я выявил в Майкопском районе незаконную рубку леса одним из авторитетных предприятий республики, я добиваюсь возбуждения уголовного дела и расследования всех обстоятельств, но получил от полиции уже 14 отказов в возбуждении уголовного дела. Управление лесами Республики Адыгея, вместо того, чтобы оформить незаконную рубку, сделало этому предприятию разрешительные документы "задним числом". Прокуратура Адыгеи в этой ситуации заняло выжидательную позицию, так как в случае признания рубки незаконной, придется привлекать к ответственности не только руководителей предприятия-нарушителя, но и начальника Управления лесами республики и других должностных лиц Управления".

Также, по словам эколога, в бизнесе по карьерной добыче гравия и песка легальная часть, по официальным оценкам правоохранительных органов Адыгеи, составляет лишь 30% от общего объема добычи.

По оценке Бриниха, участие региональной власти в работе охраны природоохранных зон является "неудовлетворительное".

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG