Ссылки для упрощенного доступа

Дагестанские "кирпичные рабы"


Этот мужчина попал в Дагестан из Донецка, но очень хочет обратно...

Этот мужчина попал в Дагестан из Донецка, но очень хочет обратно...

Основная рабочая сила на кирпичных заводах Дагестана – трудовые рабы из центральной России

Работников на кирпичные заводы в республике заманивают обманом, утверждают дагестанские правозащитники. Трудятся на заводах без заключения официальных договоров, десять часов в день и без качественного питания, а оплата – мизерная. Органы правопорядка отрицают факты трудового рабства в республике. Корреспондент «Кавказ.Реалии» провела день вместе с активистами, освобождающими трудовых рабов.

А вы поможете мне вернуться?

«Работа оказалась тяжелая. По десять часов в сутки. Без выходных. А кормили так – «на троечку», - говорит Александр Кузнецов, сотрудник одного из кирпичных заводов. Таких предприятий между Махачкалой и Каспийском – сотни. На них трудятся несколько десятков людей. Местных среди них не найти.

«Зарплату обещали в конце месяца. Я успел поработать только 20 дней. Если все высчитать – питание, сигареты, ночлег – получил бы девять тысяч», - продолжает Александр. Уехать с завода он давно хотел, но не мог. Некуда идти, не знает местность, да и хозяева завода угрожали расправой тем, кто убежит.

Сказали, что едем на кирпичный завод, а что он собой представляет в жизни не знал.

«Приехал из Нижегородской области. Сначала поехал на заработки в Москву, попал в рабочий дом. Там тоже положение – не ахти. На вокзале выпили с ребятами, когда очнулся, не оказалось документов. Потом познакомился с человеком из Дагестана. Пришлось приехать с ним сюда… Сказали, что едем на кирпичный завод, а что он собой представляет в жизни не знал», - делится Александр. Его теперь отправят домой.

Таких историй на протяжении пяти лет Закир Исмаилов, руководитель дагестанского отделения движения «Альтенартива», слышал множество. «Альтернативщики» борются в Дагестане с трудовым рабством.

Уехать отсюда трудно, тем более без документов и денег.

«Некоторым удается убегать с заводов. Но некоторых и возвращают, - рассказывает Исмаилов. - Хозяева ставят своих людей возле «Пирамиды» (кинотеатр в Махачкале, от которого выезжают автобусы в регионы центральной России – «Кавказ.Реалии»). То есть уехать отсюда трудно, тем более без документов и денег. Был один парень с Саратовской области, которого задержали вот так на автобусной станции. Оказалось, что он находился в розыске. Прикомандированные в республику сотрудники полиции его привезли в полицию соседнего с Махачкалой района. И что вы думаете? Приезжает туда хозяин завода, в котором он работал, и забирает его обратно за два КамАЗа кирпича».

Пока мы возились с Александром, к нам подошел взрослый мужчина и попросил 100 рублей. Сначала врал, что он сварщик, но оказалось, что он такой же трудовой раб из Донецка. Узнав, что мы приехали за таким же, как он, изменился в лице и спросил: «А вы поможете мне вернуться? У меня там в Донецке сын».

Они раньше попрошайничали, а тут преобразились

Кирпичные заводы разбросаны между столицей Дагестана и маленьким городом Каспийск. Кругом – одна серость. Горы строительного мусора. Целые котлованы со строительными лужами. Клубы дыма над кирпичными заводами на фоне синих гор – обжиг кирпича происходит на открытом воздухе. Неподалеку расположены жилые дома.

- Ничего, что вы выбрасываете в воздух яд? А люди, живущие буквально в нескольких километрах от заводов, рискуют получить онкологию? - спрашиваю у Магомеда, хозяина одного из заводов.

- А почему администрация города раздает тут участки по строительство домов? Мы здесь находимся раньше, чем они, - отвечет он. Сразу начинает говорить, что работники на завод приезжают добровольно.

Хозяин другого завода – Серкер – в беседе отмечает, что насильно тут никого не держат.

- Кто хочет уехать домой, мы отпускаем.

- А как они сюда попадают?

- Как попадают? Они приезжают на заработки. Спрашивают: у вас есть работа? Мы говорим свои условия, зарплату. Кто соглашается, остается. У нас трехразовое питание, есть место где спать…

И Магомед, и Серкер утверждают, что их работники занимались пьянством и попрошайничеством в Москве, «а вот как только попадают к нам – они тут же преображаются, на людей похожими становятся и пить перестают».

У руководителя «Альтерантивы» других примеров масса: среди тех, кого они освободили, были спортсмены, бизнесмены.

Заработал аж 5 тысяч рублей в месяц

Пока мы едем на очередной завод, Исмаилов рассказывает одну из многочисленных историй, связанных с работой:

Оказалось, что этот парень только освободился из тюрьмы. Должен был добраться до Коми. Но ему дали проездной только до Москвы. Вот он не знал, как ему быть. Там посредники его и хапнули.

«Чувствую, что мы сегодня столкнемся с одним из хозяев кирпичных заводов. Я записал номер его «Лексуса». Был такой случай недавно. Узнав номер моего телефона из интернета, звонит мне парень, по акценту - чеченец. Рассказывает, что с ними в автобусе из Москвы едет один русский и не знает куда и зачем его везут. Автобус этот как раз заехал в Махачкалу. Я предположил, что это очередная жертва хозяев кирпичных заводов. Поэтому быстренько звоню гаишникам, чтобы задержали автобус. А те отвечают: мы не имеем права, это другая территория. Дальше связываемся с другими их коллегами. Те тоже не захотели вмешиваться. Ладно. Мы сами кое-как догнали его. Он остановился. Выходят люди. С ними этот парень – русский. Его хотели посадить в белый «Лексус». Но хозяин машины увидел, что я иду за ним. И как дал на газ! Чуть руку парню не оторвал! Оказалось, что этот парень только освободился из тюрьмы. Должен был добраться до Коми. Но ему дали проездной только до Москвы. Вот он не знал, как ему быть. Там посредники его и хапнули».

Следующий завод отличается от предыдущего только тем, что серый двор украшают гусиное семейство, собака и одно дерево. Стали ждать хозяина, чтобы забрать документы Романа из Москвы.

И подъезжает тот самый «Лексус», о котором рассказывал Исмаилов.

- На каком основании вы его забираете?! – кричит пожилой мужчина, выходя из машины. - У нас с ним есть трудовое соглашение! Он еще не подошел к концу. Или пусть он оплатит мне дорожные расходы – 15 тысяч рублей! (Романа Михеева привезли на автобусе, проезд на котором стоит три тысячи рублей – «Кавказ.Реалии»). Он еще не отработал эти средства! Их привозит абсолютно посторонний человек… Эээ, дорогой, я вам тут не Крестный отец, или не Римский папа, чтобы ради вас раскидывался деньгами… Веди себя как мужчина (обращается к Исмаилову – «Кавказ.Реалии»). Че ты звонки делаешь тут налево-направо?! Надо же, вы – русские – такие правильные, а из нас делаете зверей! Как будто мы тут рабами их держим. Да они дома так не кушают, как я их кормлю. Вот поэтому я со всеми сначала веду беседу. Говорю, что здесь тяжело, специально пугаю, чтобы они уехали. Ан-нет! Мы, говорит, хотим работать! Понимаете, тут 70 человек. И все со своими прихотями!

Местность, где расположены заводы, мягко говоря, глаз не радует...

Местность, где расположены заводы, мягко говоря, глаз не радует...

Хозяин завода еще долго возмущался, но видя, что Исмаилов начал звонить в органы правопорядка, сменил гнев на «милость». Из его разговора мы поняла, что человек, который привозит людей на завод – это некий Ильяс из Хасавюрта. Он почему-то «упорно» не отвечал на звонки хозяина в тот момент, когда мы просили связать с ним.

Романа «альтернативщики» забрали. Его привезли в Дагестан с Ленинградского вокзала:

«Попал сюда обманным путем. Опоздал сначала в общежитие, поэтому ночевал на вокзале. Тут подошел человек. Он татарин, зовут Денис. Предложил работу, спросил кто я по специальности. Когда узнал, что крановщик, сказал: «На кирпичный завод Каспийска требуются крановщики. Оплата – 20 тысяч рублей, вахта через 15 дней. Кормят хорошо, выдают спецодежду. Еще оплачивают проезд от дома до Каспийска». Приехал я. Но условия тут совсем другие. Платят 10 тысяч. С них высчитывают сумму – за курение, мыльные принадлежности, мелкие покупки с магазина. Короче, вы сюда приедете, получите на руки чистыми 5 тысяч рублей за месяц».

Официальных заводов – 5, реальных – 500

Исмаилов считает, что тенденция трудового рабства в Дагестане не идет к снижению -наоборот. И кирпичных заводов в республике становится больше. Соответственно, и людей привозят по-прежнему.

«В одном из ежегодных посланий парламенту глава Дагестана Рамазан Абдулатипов говорил, что самый большой враг природы – это природоохранная прокуратура. И что хозяевами всех кирпичных заводов, которые находятся в республике (в Каспийске, Карабудахкенте, Махачкале), являются депутаты, прокуроры, разные чиновники. Поэтому, говорит, надо закрыть все эти заводы и выделить им отдельный участок. Но прошло два года, его слова остались всего лишь словами. Наоборот, этих заводов стало больше. Даже расплодились в южном Дагестане», - говорит Исмаилов.

В течение последних пяти лет движением было освобождено более 400 трудовых рабов.

Официально в Дагестане зарегистрировано шесть кирпичных заводов. Они платят налоги. Только число налогоплательщиков в разы меньше, чем на самом деле. В лучшем случае – это человек 5-6, в основном, родственников хозяина завода. Реально же на одном таком заводе в сезон может работать человек 70-80 (в ходе объезда заводоы нам были представлены списки работников).

Реальное количество нелегальных кирпичных заводов, по утверждению «Альтернативы», достигает аж 500. В течение последних пяти лет движением было освобождено более 400 трудовых рабов. Органы правопорядка республики часто оказывают помощь сотрудникам этой организации, хотя официально отрицают массовость этого явления.

По словам пресс-секретаря дагестанского следственного управления Расула Темирбекова, жалоб по фактам трудового рабства на кирпичных заводах от «Альтернативы» давно не было, а те, что были несколько лет назад, не подтвердились: «Они (работники – «Кавказ.Реалии») свободно перемещались, там нет охраны, паспорта при них. Их кормили. В одно время на всю Россию прогремела история Андрея Попова. Будто бы 20 лет его держат в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. Но этот факт тоже не подтвердился. Оказался просто дезертир».

Недавно на кирпичных заводах в пригороде Махачкалы состоялась прокурорская проверка, в ходе которой никто из работников не признался, что он трудовой раб. По мнению руководителя «Альтернативы» Исмаилова, это объясняется двумя вещами. Во-первых, люди боятся возмездия со стороны хозяев заводов. Во-вторых, они же не хотят быть вовлеченными в следственные мероприятия, поскольку закон их обязывает находиться в республике минимум два месяца, пока не закончится следствие по их делу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG