Ссылки для упрощенного доступа

Раскаяние не всегда помогает…


Силовые структуры мало заинтересованы в возвращении бывших боевиков к мирной жизни через комиссии, считают эксперты.

Силовые структуры мало заинтересованы в возвращении бывших боевиков к мирной жизни через комиссии, считают эксперты.

Что собой представляет работа по реабилитации бывших боевиков в Дагестане

В каждом муниципалитете Дагестана работают комиссии по примирению и согласию, главной целью которых является адаптация бывших членов незаконных вооруженных формирований и их пособников к мирной жизни. Республиканские власти считают, что в этом направлении сделано много работы, муниципалитеты докладывают о возвращенных к мирной жизни блудных сыновей. Правозащитники же, напротив, говорят о недостаточных усилиях власти, а то и грубых действий силовиков, которые могут свести на нет всю профилактическую работу.

Комиссии по адаптации лиц, решивших прекратить экстремистскую и террористическую деятельность, периодически докладывают о своей работе. В последний раз говорили о 32-летнем жителе Бабаюртовского района Рустаме Гашимове, который побывал в Турции и Сирии в рядах боевиков, но решил вернуться домой и начать мирную жизнь. Его осудили лишь на полгода условно. В комиссии заявляют, что такой срок он получил благодаря их ходатайству. Из 40 ушедших в Сирию жителей Бабаюртовского района, вернуться обратно удалось лишь половине. Их дела рассматривает комиссия. О подобной работе отчитывались и комиссии, действующие в Новолакском, Хасавюртовском, Кайтагском и других районах республики.

Нет отчета деятельности комисси, нет точных данных о количестве лиц, прошедших через нее.

В муниципалитетах комиссии по адаптации решили создать в 2013 году. На тот момент в республике действовала Комиссия при президенте Дагестана по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность. Новый глава республики Рамазан Абдулатипов принял решение ликвидировать ведомство и вместо него открыть Комиссию по примирению и согласию, в функции которой входила не только адаптация бывших боевиков, но и многие другие вопросы. Сделано это было, по словам самого Абдулатипова, для улучшения работы по профилактике экстремизма и терроризма. Однако, по словам правозащитников, работа силовиков принципиально не изменилась.

Если муниципальные комиссии периодически докладывают о своей работе, то о работе этой комиссии при главе республики практически нет данных. Нет отчета деятельности комисси, нет точных данных о количестве лиц, прошедших через нее. О работе по адаптации в последний раз докладывали в мае текущего года. Тогда заместитель министра внутренних дел Дагестана Василий Салютин в ходе совещания по профилактике преступлений заявил, что за 2015 года и первые четыре месяца 2016 года к мирной жизни удалось вернуть 68 лиц, примкнувших к незаконным вооруженным формированиям, а также их пособников.

Люди зачастую не знают к кому за помощью обращаться.

Помимо комиссий, в республике существуют еще три Центра по адаптации: в Махачкале, Хасавюрте и Дербенте. Руководитель дербентского центра Севиль Новрузова заявила «Кавказ.Реалии», что за текущий год в Центр обратились более 50 человек за помощью. По ее словам, реабилитируемые получают маленькие сроки, вплоть до условных, суды идут навстречу и дают возможность исправиться.

Руководитель другого такого центра в Махачкале – Хабиб Магомедов – также заявляет, что обращаются много лиц. Даже не те, которые хотят реабилитироваться, а просто те, кого преследуют силовые структуры из-за их религиозных взглядов.

«Почему-то и такие к нам идут, вместо того, чтобы обращаться в прокуратуру. Люди зачастую не знают к кому за помощью обращаться. Мы оказываем юридическую помощь, теологическую, психологическую. По сути, это социальная клиника», - говорит Магомедов.

Такая работа должна давать результаты, считает собеседник, но только если государство помогает ему до конца, вплоть до трудоустройства.

«Один из таких людей, которому мы помогали, хотел взять в аренду землю и заниматься хозяйством, но власти ему не дают его. Возникает угроза, что человек может вернуться к незаконной деятельности. То есть, не будет конечного результата. А когда нет результата, это потеря времени и денег. Вот эта работа не всегда делается», - отметил Магомедов.

По мнению адвоката Сапият Магомедовой, иногда силовым структурам просто не нужно, чтобы человек пришел и сдался через эти комиссии по адаптации, они хотят, чтобы он сдался им.

Силовые структуры мало заинтересованы в возвращении бывших боевиков к мирной жизни через комиссии.

«В моей практике был такой случай, когда молодой человек, входивший в «каспийскую группу» боевиков, обратился ко мне за помощью в реабилитации. Тогда я обратилась в комиссию по адаптации в Хасавюрте, но они захотели, чтоб он пришел к ним. А он не мог перебраться в Хасавюрт из Каспийска, потому что находился в федеральном розыске. Пришлось обратиться в МВД по республике, где гарантировали ему учитывать добровольную сдачу. Когда он сдался, я стала свидетелем того, как сотрудник одного из силовых ведомств мешал этому и хотел, чтоб он сдался им. Парень же боялся, что его убьют при сдаче. В итоге, парню дали четыре года колонии, хотя должен был попасть под амнистию», - рассказала Магомедова.

Такие факты, по словам адвоката, вредят работе по адаптации, а иногда складывается ощущение, что там нет желания помочь раскаявшимся. Магомедова считает, что силовые структуры мало заинтересованы в возвращении бывших боевиков к мирной жизни через комиссии. Тогда они лишаются лавров борцов против терроризма и экстремизма.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG