Ссылки для упрощенного доступа

Насилие со стороны чиновника обрело форму системы


Магомед Даудов с Рамзаном Кадыровым

Магомед Даудов с Рамзаном Кадыровым

Рукоприкладство чеченских чиновников давно не вызывает вопросов

История избиения исполняющего обязанности председателя Верховного суда Чечни Тахира Мурдалова спикером местного парламента Магомедом Даудовым стала одной из громких в новостной картине прошедшей недели. Сам пострадавший опроверг факт побоев, хотя Верховный суд России экстренно созывал заседание с целью обсудить инцидент в Грозном.

"Слова судьи о том, что его не били, не являются основанием для прекращения расследования", приводит слова члена Совета по правам человека при президенте России Александра Мукомолова "Кавказский узел". Вопрос еще не закрыт, и требует своего логического завершения.

Факты такого рода не являются единичными в Чечне, что вызывает беспокойство у населения республики. Чаще всего в рукоприкладстве обвиняют высокопоставленных лиц во властной системе.

История избиения чеченского старика Денилбека Асхабова спикером парламента Чечни Магомедом Даудовым показывает, как себя ведут чиновники, уверенные в своей безнаказанности.

Асхабов: "28 марта 2009 года в Шали, в самом центре села выставили тело убитого сына со своим товарищем, меня подозвали к нему, спросили, узнаю ли я своего сына. Я ответил, конечно, узнаю. Это Юсуп.

После чего я произнес обычную молитву по погибшему: "Пусть всевышний примет твой газават". Рядом стоял некто, которого они все называли Лордом, бандит он, и сейчас рядом с Рамзаном все время бывает.

Он ударил меня по лицу, я упал... После его удара, кто-то ударил ещё прикладом, и я потерял память... Меня избивали долго, я перенес в тот день два инфаркта... На месте не смог вылечиться, и мне помогли выехать в Москву, где сделали операцию на сердце... Вот и живу теперь после этой операции..."

Драка в стенах Госдумы России чеченского депутата Адама Делимханова с Алексеем Журавлевым в декабре 2013 года вызвала скандал общероссийского масштаба. Многих удивляет ещё и то, что чеченский депутат не расстается с золотым пистолетом даже в стенах российского парламента. Делимханов позднее уладил конфликт со своим коллегой, но образ чеченского чиновника с оружием в руках, дерущегося в стенах парламента, основательно запечатлелся в памяти россиян.

В истории Руслана Кутаева, арестованного в 2015 году по ложному обвинению также фигурирует случай рукоприкладства со стороны того же Даудова а также заместителя министра ВД Чечни Апти Алаудинова.

«Даудов Магомед и заместитель министра внутренних дел Чеченской Республики Алаудинов Апти… начали наносить по всему телу и голове удары ногами и руками. В результате чего я потерял сознание, но, придя в сознание, услышал, как Даудов Магомед приказал закинуть меня в подвальное помещение…» (из объяснений Кутаева следователю). Во время слушания дела Кутаева и Даудов, и Алаудинов отказались признать акт насилия над задержанным.

Угрозы и преследования лиц, критикующих систему, чрезвычайно актуальны для жителей республики, хотя характерно это не только для Чечни. Чиновническое рукоприкладство можно наблюдать и в соседних республиках. Но именно в Чечне насилие, исходящее от чиновников, обрело форму системы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG