Ссылки для упрощенного доступа

Владимир Владимирович наметил себе преемника.

"Будущий лидер, – сообщил он главному редактору агентства Bloomberg Джону Миклетвейту, – должен быть достаточно молодым человеком, но зрелым". Стало быть, инфантильных мужчин, а также умудренных опытом, но старых можно не рассматривать. Учитывая, что рамки поиска заметно сужены, попробуем догадаться, кого Путин имеет в виду.

Это ведь важная проблема, поскольку люди всерьез переживают: вот уйдет он, и грохнется страна. А еще раньше один большой начальник сказал, что без Путина нет России. И хотя сам президент большого начальника поправил, скромно заметив, что Россия обойдется без таких, как он, проблема осталась нерешенной. Причем в двух измерениях. Кто его сменит и собирается ли он баллотироваться в 2018 году.

На второй вопрос национальный лидер ответил уклончиво: мол, "могу либо принять участие в выборах, либо не принимать". Одно из двух, да. И если он откажется участвовать, "тогда будет избран другой глава государства". Зато портрет другого главы нарисовал довольно ясно. Молодой да зрелый. Кто бы это мог быть?

Есть Дмитрий Медведев, который, кстати, однажды уже работал преемником, но этот факт биографии нынешнего премьер-министра скорее свидетельствует против него. Поскольку по-настоящему молодой и зрелый политик не согласился бы добровольно отдавать высшую власть, выставляя себя на посмешище. Кроме того, сейчас, накануне парламентских выборов Дмитрий Анатольевич слишком уж часто стал отливать в граните разные издевательски правдивые фразы, губительные и для него самого, и для рейтинга партии власти. Складывается даже впечатление, что он всеми силами стремится доказать свою профнепригодность, дабы старший в тандеме, не дай бог, не подумал, будто он мечтает вернуться в Кремль. Короче, бывший президент РФ с каждым годом все меньше становится похож на президента будущего, и едва ли Путин имел его в виду.

Еще есть генералы, начиная с Шойгу, хотя Владимир Владимирович, как известно, отдает предпочтение молодым и зрелым ребятам из ФСО, ФСБ и некоторых других родственных структур. Однако их так много, этих организаций и генералов, временно брошенных на укрепление каких-нибудь регионов или покуда не брошенных, что прямо в глазах рябит. То есть буквально десятки, если не сотни разнообразных чекистов полностью соответствуют образу преемника, обрисованному главой государства, и поди угадай, кого из них он предпочтет. И когда: в 2018 году или еще через шесть лет, или – внезапно – лет через пять, или завтра? Он же любит удивлять подведомственный ему электорат и мировую общественность. Иначе ему и уходить не интересно, и оставаться, и возвращаться.

Уходить Путину некуда и незачем – ни в 2018 году, ни позже

Оттого в поисках преемника стоит поразмышлять о решениях неожиданных, непредсказуемых, парадоксальных. Как бы противоречащих здравому смыслу, но на свой лад вполне логичных и консервативных. Следует попытаться понять, о ком он думает, представляя себе преемника – в расцвете сил, но весьма искушенного. Без которого нет России или как минимум трудно, практически невозможно Россию сегодня вообразить.

В 2018 году ему исполнится 66 лет; возраст для политика молодой, но, конечно, зрелый. Уходить не хочется, да и некуда, вообще говоря. Вариант, связанный с попыткой реально освободить трон для какого-нибудь окончательного преемника, закосив под Дэн Сяопина, слишком рискован. Ибо Россия не Китай, здесь другие традиции, а найти второго Медведева, на которого можно будет полностью положиться, отойдя в тень, не удастся. Особенно среди генералов – молодых, зрелых, поджарых волков. Притом что уникальный в своем роде Дмитрий Анатольевич неизбираем.

Главная же проблема заключается в том, что никакого иного Путина на месте Владимира Владимировича россияне нынче себе не представляют. Это касается элит, равно партии бабла и партии крови, которые более или менее успешно вписались в эпоху, по справедливости названную путинской. Это касается и населения, которое, согласно всем опросам, горячо поддерживает курс национального лидера. И даже часть несогласных, в остальном явных врагов государства и агентов Госдепа, страшится перемен, которые наступят по завершении эпохи.

Правда, с ними можно поспорить, указывая на то, что с дороги, которой повел страну Путин, свернуть не так-то просто. Отдавать Крым? Уходить из Донбасса? Отменять дикие законы, принятые в последние годы? Заканчивать холодную войну с Западом? Такого рода решения мертвым, но агрессивным российским обществом сегодня воспринимаются как предательские, и это еще очень надолго. Вне зависимости от того, уйдет Путин или не уйдет.

Оттепель – она ведь начинается не по начальственному щелчку, а когда осмелевший социум прозревает, что жить по-старому уже немыслимо, и на это обычно уходят долгие десятилетия. По крайней мере в России. А эпоха вставания с колен и тотального расчеловечивания только началась, и тот, кто после Путина рискнет разоблачать культ личности ушедшего президента, вряд ли достучится до соотечественников.

Поэтому уходить ему некуда и незачем – ни в 2018 году, ни позже. Разве что под воздействием обстоятельств неодолимых, но мы о них так мало знаем, что бессмысленны любые прогнозы. А пока он остается, можете не беспокоиться, и решительно отвергнутая им фраза большого начальника оборачивается грозным пророчеством. Порождая разные уточняющие вопросы. Переживет Россия Путина или не переживет? Погубит он Россию или не сумеет? Ответов нет, как нет и преемника.

XS
SM
MD
LG