Ссылки для упрощенного доступа

"Российскими приоритетами в 2015 году оставались операции, проводимые в рамках информационной войны в контексте украинского и сирийского кризиса, а также политическая, научно-технологическая и экономическая разведка". Недавний ежегодный отчет чешской контрразведывательной службы BIS (Служба безопасности и информации) не оставляет сомнений в том, что Чехия, на первый взгляд одна из самых спокойных стран сегодняшней Европы, остается лакомым кусочком для разведок ряда крупных держав, в первую очередь России и Китая.

В случае с Россией речь идет еще и о серьезных пропагандистских усилиях, направленных на создание в Чешской республике общественной атмосферы, благожелательной к политике Кремля. Стратегическая цель этой работы – дискредитировать в глазах чешских граждан членство страны в Евросоюзе и НАТО и превратить Чехию в европейское "слабое звено", чья политическая элита была бы готова в значительной мере служить интересам Москвы. К выводам, схожим с теми, что содержатся в отчете контрразведки, пришли авторы аналитического исследования "Механизмы влияния России на внутренние дела Чешской республики", опубликованного на днях пражским исследовательским центром Evropské hodnoty ("Европейские ценности").

Прокомментировать эти выводы мы попросили одного из них – обозревателя пражского еженедельника Respekt, автора книги "Агенты Путина" Ондржея Кундру.

Ондржей Кундра

Ондржей Кундра

– Начнем с отчета чешской контрразведки – BIS. Активизация российской разведывательной деятельности не в первый раз упоминается в таких докладах в качестве одной из угроз безопасности Чешской республики. Чем-то существенным нынешний отчет в этом отношении отличается от предыдущих?

– Да, BIS уже несколько лет постоянно указывает на опасность российского шпионажа в Чешской республике, а в последние два года – и на кампанию дезинформации, развязанную Кремлем. В этом плане нынешний ежегодный отчет от предыдущих не отличается. Разве что об этих угрозах на сей раз говорится еще более четко и однозначно – и в большем объеме, чем в предыдущие годы.

– На что конкретно там делается упор?

– Дело в том, что отчет BIS состоит из двух частей – открытой и засекреченной. В открытой части по понятным причинам имена конкретных шпионов или подозреваемых не называются. Даже цели российских спецслужб в Чехии описаны достаточно общими словами. Указывается, что сотрудники этих спецслужб, которых хватает, в частности, среди персонала посольства в Праге, чья огромная численность не соответствует никакой дипломатической логике, занимаются разнообразной деятельностью: это и нелегальный лоббизм в здешних законодательных органах, и оказание влияния на общественное мнение, поддержание таких настроений, которые способствовали бы расколу в чешском обществе, и, например, технологический шпионаж.

– Недавно произошла смена директора BIS. Приведет ли это к активизации деятельности чешской контрразведки на российском направлении?

– Это покажут ближайшие месяцы. Но фактом остается то, что прежний шеф контрразведки Иржи Ланг находился во главе нее более 10 лет, и определенные признаки усталости там были. Новый директор, Михал Коуделка, принадлежит к более молодому поколению и известен как человек четких прозападных взглядов, понимающий характер угроз, которые создает нынешний российский режим. Он возглавлял отделение BIS по борьбе со шпионажем, которое занималось как раз противодействием российским и китайским спецслужбам.

– В исследовании "Механизмы влияния России на внутренние дела Чешской республики", соавтором которого вы являетесь, отмечается, в частности, что сеть разного рода прокремлевских, пропагандистских и дезинформационных интернет-медиа в Чехии "диспропорционально велика и хорошо развита". Если учесть также масштабы шпионажа, о которых пишет BIS, раздутые штаты посольства и другие прямые и косвенные признаки повышенной активности российских спецслужб, напрашивается вопрос: почему именно Чехия, откуда повышенный интерес к ней со стороны российских властей? Маленькая страна, не какая-то заметная держава…

С нашей стороны угрозы национальной безопасности, связанные с Россией, долгое время недооценивались

– Причин, по-моему, несколько. Одна – историческая: еще в 1960-е годы, в период "пражской весны", руководство СССР и КГБ "обкатало" в Праге создание резидентуры – до тех пор резидентур в странах советского блока не было. Целью этой резидентуры было оказание влияния на тогдашние политические процессы в Чехословакии. Эта миссия оказалась относительно успешной. Возникла определенная традиция присутствия здесь советских, а затем российских спецслужб. Отсюда – большое количество контактов, которыми российские шпионы здесь располагают, их определенная "укорененность" здесь. Некоторые из этих людей здесь когда-то вырастали и, как показывает практика, они с удовольствием возвращаются в "родные" места. Кроме того, с нашей стороны угрозы национальной безопасности, связанные с Россией, долгое время недооценивались. Контрразведка ими занималась мало, политическим приоритетом эти проблемы до относительно недавнего времени не являлись. Поэтому российской стороне выгоднее держать здесь, как на базе, сотрудников своих спецслужб, чем, допустим, в соседней Германии. Мы входим в Шенгенскую зону, отсюда эти люди могут выезжать без виз на пару дней на какие-то задания по всей Европе. В общем, Чехия для них служит этакой "пристанью" в Центральной Европе.

– Какие формы и методы укрепления российского влияния вы считаете сейчас самыми опасными для вашей страны?

– Их много. В первую очередь назову дезинформационную кампанию, которая заключается в создании соответствующим образом ориентированных медиапроектов, активной работе в соцсетях, "троллинге" и т. п. Замысел ясен: посеять в обществе хаос, способствовать его разделению на два непримиримых лагеря. В такой обстановке России легче добиваться реализации своих интересов. Очень существенная цель – превращение Чехии в своего рода "троянского коня" Москвы в Евросоюзе. Это важно, особенно когда речь идет о решениях, принимаемых консенсусом, – например, о санкциях против России. Естественно, проблемой остается и шпионаж как таковой, и тут дело не только в посольстве России с его подозрительно раздутыми штатами. Исходя из опыта ряда западных стран, нетрудно предположить, что и здесь находится определенное число "спящих" агентов без дипломатического прикрытия, живущих на первый взгляд обычной жизнью и подлежащих использованию при той или иной разведывательной необходимости. Ну и, наконец, попытки влиять на политические процессы через "дружественных" чешских политиков, в окружении которых есть люди с тесными контактами с Россией.

– Самым ярким примером такого политика является нынешний президент Чехии Милош Земан. А можно ли как-то обобщенно описать пропутинскую среду в Чехии – что это за люди?

Нетрудно предположить, что здесь находится определенное число "спящих" агентов без дипломатического прикрытия

– Речь не только о президенте Земане, но и, скажем, об экс-президенте Вацлаве Клаусе и людях из его окружения. Есть дружественные Кремлю люди и в нашем парламенте на довольно ответственных должностях. Мотивация здесь может быть самая разная: у одних – коммунистическое прошлое, у других – связанные с Россией бизнес-интересы, у третьих – убежденность в том, что Россия представляет собой некую реальную альтернативу западной модели. Тем не менее в целом эта проблема требует более подробного исследования. Так же как и проблема той кампании дезинформации, о которой я говорил: у нас пока есть лишь отрывочные сведения о том, кто играет в ней здесь первую скрипку, каковы источники ее финансирования, насколько она централизована и т. д. Я лично занимался подобным расследованием в отношении одного из прокремлевских сайтов, вышел на конкретных людей, но это все равно лишь частный случай, ведь таких интернет-проектов здесь очень много.

– Можете ли вы провести сравнение ситуации в Чехии с тем, что происходит в других центральноевропейских странах: Словакии, Польше, Венгрии? Кто из них в наибольшей мере подвержен "факторам риска" со стороны Кремля и его союзников, а кто – в меньшей?

– В принципе эти факторы действуют во всех бывших сателлитах СССР. Где-то это осознают лучше, где-то – хуже. Нынешнее чешское правительство и спецслужбы пытаются с этим что-то делать, но их возможности не безграничны: так, контрразведка долгое время страдала от недостатка финансирования и квалифицированных кадров. С точки зрения политической картина пестрая. Если наш премьер Богуслав Соботка придерживается прозападной ориентации, то президент с удовольствием высказывается по многим вопросам в унисон с Кремлем. В Словакии наоборот: премьер-министр Роберт Фицо известен дружественными высказываниями в адрес Путина, в то время как президент Андрей Киска указывает на угрозы, которые несет нынешняя российская политика. Что касается Венгрии, то глава ее правительства Виктор Орбан – один из давних европейских союзников Москвы.

С 1 января 2017 года начнет работу специализированный центр, который будет заниматься "факторами риска" со стороны России

Если вернуться к Чехии, то могу отметить положительный сдвиг: правительство приступило к практическим мерам. С 1 января 2017 года начнет работу специализированный центр, который будет заниматься "факторами риска" со стороны России. Там будут работать 15–20 специалистов. Речь идет не о полицейской или контрразведывательной деятельности, а о мониторинге пропагандистских ресурсов, просветительской и разъяснительной работе, – отмечает обозреватель пражского еженедельника Respekt, соавтор исследования "Механизмы влияния России на внутренние дела Чешской республики" Ондржей Кундра.

В докладе BIS говорится об активизации не только российских, но и китайских спецслужб в Чешской республике: "Китайские дипломатические, разведывательные и экономические институты интенсивно работают над формированием и развитием прокитайской инфраструктуры влияния в чешской политике и экономике". Ситуацию комментирует живущий в Чехии политолог Иван Преображенский:

Иван Преображенский

Иван Преображенский

В марте, когда в Прагу приезжал председатель КНР Си Цзиньпин, китайское присутствие в Чехии было очень заметно, и многие пражане были удивлены и даже шокированы тем, как активно ведут себя живущие здесь китайцы, вышедшие на улицу встречать своего лидера. Причем они явно нарушали тогда принятые здесь нормы поведения, и полиция часто на это закрывала глаза. Рассмотрим ситуацию шире. Видит ли Пекин в Чехии некую стратегическую базу для расширения своего влияния в Европе?

– Да, Пекин видит в Чехии достаточно удобный трамплин для проникновения в Европу. Технологически Чехия – одна из немногих стран со сравнительно небольшой экономикой, которая тем не менее может дать довольно много современных технологий. В Евросоюзе, если мне не изменяет память, только Чехия и Германия до сих пор остаются гипериндустриализированными странами, то есть такими, где индустрия приносит более половины ВВП, а сфера услуг остается не на первом месте. Здесь создается много современных технологических разработок, которые Китаю необходимы для дальнейшего экономического роста. Китай переживает сейчас сложную ситуацию, его экономика похожа на слишком раздувшийся пузырь, он стагнирует, и ему нужны технологии, возможности, идеи для того, чтобы совершить новый экономический прорыв. При этом возможности для сотрудничества в этом плане у Китая ограничены. Япония – потенциальный, военный в том числе, противник Китая. США очень жестко закрывают технологическое сотрудничество с Китаем, поскольку видят в нем потенциального главного экономического конкурента. Крупные европейские страны – Германия, Великобритания, Франция – также стараются нормировать свое экономическое сотрудничество с КНР. Таким образом, Чехия – идеальный партнер. Она сама ищет инвестиции, это не очень богатая по европейским меркам страна, и с ней гораздо легче договариваться, на нее легче влиять.

Насколько уязвима Чехия в этом смысле? И какой фактор тут может играть роль? Несколько экстравагантно ведущий себя президент страны Земан, известный своей благосклонностью к Москве и Пекину? Какое-то постсоветское наследие в Чешской республике?

В Чехии существует часть правящего класса, которая готова взаимодействовать с Китаем на его условиях

– Да, все вместе. В том числе готовность опять-таки продавать технологии. Недавно была новость о продаже Украиной уникальных авиационных технологий, оставшихся еще с советского периода. Чехия также обладатель достаточно большого количества технологий, которые она сама, может быть, даже не использует, но может их передавать. Например, атомный рынок Чехии в значительной мере занят сейчас российскими компаниями. Почему бы туда не зайти и китайцам, которые не обладают технологиями "мирного атома" в таких же масштабах, в каких ими располагает Чехия? Или авиационные технологии, которые здесь тоже есть. И, естественно, речь идет не только о покупке, но там, где возможно, о технологическом шпионаже, который обычно осуществляется либо крупными корпорациями, либо спецслужбами по всему миру. Китайская разведка старается проникать в те страны и государства, где настроены более лояльно к Китаю, готовы заводить с китайским бизнесом отношения, не выясняя подробно, что это конкретно за бизнес и не является ли он параллельно, скажем так, крышей для спецслужб. Японцы вообще утверждают, что воровство технологий – один из основных видов деятельности любых китайских корпораций за рубежом. В Чехии же существует достаточно большая часть правящего класса, которая готова взаимодействовать с Китаем на его условиях. В отличие от многих европейских коллег, чехи еще не обжигались в своих отношениях с китайцами. Скажем, у поляков уже были опыты негативного сотрудничества с ними, и хотя в Польше существует огромная программа взаимодействия с Китаем, в Польшу китайцам зайти было бы гораздо сложнее.

Можно ли предположить, какие методы использует китайская разведка? Вряд ли это внедрение нелегала, для которого создана легенда. Китайца все-таки легко отличить от европейца.

Китайцам нет необходимости засылать сюда каких-то нелегалов, ночью проникать куда-то и что-то фотографировать, как в шпионских фильмах

– Я думаю, что большой потребности в этом и нет. Прецеденты, конечно, в тех же США в свое время были, когда зарубежные китайцы, не в первом поколении проживающие в США, работали, по версии американских спецслужб, на китайскую разведку в области технологического шпионажа. В данном случае наиболее вероятно получение доступа к документации на почве экономического сотрудничества. Это то, в чем обвиняли китайцев в России в 90-е годы, когда им было легко приобретать практически любые документы. Это то, в чем их, собственно, обвиняют в Европе сейчас, не желая идти на слишком тесное сотрудничество во многих областях. Потому что получение китайцами технологической информации сразу приводит к тому, что они начинают создавать без всякого лицензирования, без защиты авторских прав свои аналоги. Приблизительно так, возможно, обстоит дело и здесь. Из доклада BIS не вполне ясно, честно говоря, какие именно способы, по их мнению, использует китайская сторона. Но предположить нетрудно, потому что ничего нового китайская разведка, скорее всего, не изобретает. Чешский правящий класс, экономический и политический, в значительной мере настроен на сотрудничество с Китаем. Это вообще особенность здешней элиты: государства, которые непосредственно не граничат с Чехией, по большому счету, не рассматриваются как серьезная потенциальная угроза. Хотя разговоров об этом может быть много, и спецслужбы могут об этом сообщать, но на подсознательном уровне всерьез эти угрозы мало кто воспринимает. Так что китайцам нет необходимости засылать сюда каких-то нелегалов, ночью проникать куда-то и что-то фотографировать, как в шпионских фильмах. Я думаю, что информацию они получают гораздо более простым и практически легальным путем.

XS
SM
MD
LG