Ссылки для упрощенного доступа

Политический налог


Последние 15 лет в России налог на доходы граждан взимается по единой ставке - 13%

Последние 15 лет в России налог на доходы граждан взимается по единой ставке - 13%

В Госдуме России подготовлен очередной законопроект, предусматривающий введение так называемой "прогрессивной" шкалы подоходного налога на граждан или налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Сегодня все работающие в России платят его по единой ставке – 13%. Теперь ее предлагается сохранить в отношении доходов от 15 тысяч до 200 тысяч рублей в месяц (то есть примерно от 230 до 3100 долларов по текущему курсу). Это в пять раз больше средней по стране номинальной зарплаты сегодня (в июне – около 38 600 рублей). Меньшие доходы – освободить от налога вообще. А в отношении тех, чьи заработки выше, предлагаются ставки НДФЛ в 30% и даже 70% – в той части, которая превышает определенные уровни. Поэтому такую схему часто и называют "налогом на богатых".

Авторы законопроекта – группа депутатов фракции от Либерально-демократической партии России (ЛДПР) – отмечают, что отмена налогообложения для наименее обеспеченных слоев населения и применение повышенной ставки при обложении "сверхдоходов" наиболее обеспеченных групп является одним из способов снижения имущественного неравенства населения. Они приводят оценки, что сегодня 10% наиболее обеспеченных граждан России в 16 раз богаче 10% наименее обеспеченных. Такой разрыв, продолжают авторы законопроекта, превышает максимально допустимые значения, рекомендованные ООН. В наиболее индустриально развитых странах этот показатель гораздо ниже – от 3,5 до 7 раз. Поэтому в основе предлагаемого проекта закона – принцип прямой зависимости между уровнем годового дохода и ставкой НДФЛ, налога на доходы физических лиц, отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

"Прогрессивная" шкала подоходного налога на граждан уже применялась в новейшей истории России – с 1992 по 2000 год. И когда в 2001-м переходили к нынешней, то есть "плоской" шкале – 13% для всех, главной целью провозглашался вывод зарплат "из тени", что должно было повысить общую собираемость налога. Впрочем, как отмечал, например, руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич в интервью нашему радио летом 2013 года, все время после кризиса 1998 года доля "теневой" зарплаты в России держится примерно на уровне 30% – не растет, но и не сокращается.

Интервью с ним было записано в тот же день, когда первый вице-премьер России Игорь Шувалов заявил журналистам в кулуарах проходившего тогда Петербургского экономического форума: "Если переходить к другому налогообложению индивидуальных доходов, это было бы целесообразно сделать с 2018 года, когда закончится нынешний политический цикл. Мы давали обещание, что в пределах этого политического цикла налоговая система должна быть стабильной". Напомним, весной 2018 года в России пройдут очередные президентские выборы. К 2018 году общество может быть в совершенно другом состоянии, чем сейчас, продолжал Игорь Шувалов: "И роль, которую "плоская" шкала играла и играет, наверное, будет исчерпана" (цитата по "РБК").

Выдвигать этот лозунг и идти с ним на предвыборную кампанию означает очень четко настроить против себя людей с высокими доходами

Тогда, летом 2013 года, не было еще ни санкций и контрсанкций, ни резко подешевевшей нефти, ни кризиса в российской экономике. И вот прошло три года… В какой степени, на ваш взгляд, можно говорить о том, что "плоская" шкала подоходного налога в России себя исчерпала?

Сергей Алексашенко, бывший заместитель министра финансов России и первый заместитель председателя Центрального банка, ныне – старший научный сотрудник исследовательского института Brookings в Вашингтоне:

– Мне кажется, что разговор о том, что "плоская" шкала подоходного налога в России себя исчерпала, несколько от лукавого. Конечно, "прогрессивная" шкала никогда в России не приносила много доходов. Вообще считалось, что подоходный налог – это не очень важный источник пополнения бюджета. И его давно передали на региональный и местный уровни. Вместе с тем, на мой взгляд, у "плоской" шкалы подоходного налога есть более важная роль – это некая политическая договоренность между населением и государством. Точнее между населением с высокими доходами и государством: вы можете зарабатывать честно, а мы вам обещаем, что не будем повышать для вас налоги. И как мне кажется, то, что президент Путин обещал не повышать налоги до 2018 года включительно, говорит о том, что эта инициатива ЛДПР в ближайшие пару лет не имеет никаких перспектив. Если начнется повышение подоходного налога, я абсолютно уверен, что никакого значимого финансового эффекта мы не увидим, а вот стремление людей уйти "в тень" только усилится.

Собственно, сам кризис налоговых неплатежей в стране, доставшийся в наследство с 90-х годов, был разрешен в начале 2000-х во многом благодаря тому, что ставку подоходного налога сделали и низкой, и "плоской"

Стран, где действует "плоская" шкала подоходного налога на доходы граждан, в мире намного меньше, чем тех, где этот налог взимается "прогрессивно". Если иметь в виду, условно, теорию оптимального налогообложения, можно ли говорить о том, что "плоская" шкала есть либо некое временное решение (например, для развивающихся рынков), либо просто целенаправленная льгота (скажем, для привлечения зарубежных капиталов)? А что "прогрессивная" шкала и есть некая "норма" для уже более или менее "устоявшихся" экономик? Или здесь вообще все иначе?

Михаил Горст, эксперт Высшей школы экономики в Москве:

– Когда устанавливают режим налогообложения, руководствуются, скорее, вопросами очень практическими. Исторически так сложилось, что "прогрессивное" налогообложение личных доходов сейчас присутствует в большинстве стран. Оно хорошо работает, и, собственно, никто не хочет ломать работающую систему. В России эта система работала плохо, поэтому вместо нее и ввели другую. Которая, честно говоря, и сейчас работает хорошо. Поэтому, с этой точки зрения, ломать ее, на мой взгляд, не стоит. Что же касается самой инициативы, самого законопроекта, то очевидно, что это вещь исключительно популистская. Достаточно посмотреть на сроки, в которые они предлагают это ввести, да, собственно, и на сам текст, который выполнен крайне небрежно и противоречиво. Там есть даже ошибки… То есть никто, видимо, и не рассчитывает, что этот законопроект как-то пройдет.

В целом, безусловно, если "прогрессивная" шкала будет введена, то формально доходы регионов в части НДФЛ увеличатся. Другое дело, что взамен?

"Прогрессивная" шкала налога на доходы граждан просуществовала в России девять лет, пока в 2001-м от нее не отказались в пользу нынешней, "плоской" шкалы в 13%. То есть она существует уже 15 лет. Тогдашний переход привел ли к радикальному увеличению собираемости НДФЛ в казну регионов? Ведь подоходный налог – именно региональный. Или оно вышло в итоге относительно умеренным?

Карен Вартапетов, заместитель директора направления "государственные финансы" международного рейтингового агентства Standard&Poors в Москве:

– Когда появилась "плоская" шкала, собираемость НДФЛ сильно возросла. Вряд ли можно говорить о радикальном росте, но по сравнению с тем, что было в 90-е годы, она действительно выросла. Здесь два фактора. Во-первых, значительный выход из "тени" самой налоговой базы, то есть людям просто стали платить "белые" зарплаты, что называется. Во-вторых, этот переход совпал с периодом экономического роста, вызванного во многом возобновлением роста цена нефть. Так что в целом собираемость НДФЛ именно в региональные бюджеты серьезно выросла. Собственно, сам кризис налоговых неплатежей в стране, доставшийся в наследство с 90-х годов, был разрешен в начале 2000-х во многом благодаря тому, что ставку подоходного налога сделали и низкой, и "плоской".

Очевидно, что те люди, которые получают такие доходы, смогут найти пути, как не платить государству 70% со своих доходов

Среди множества оценок довольно многочисленных уже в последние годы инициатив отказаться от "плоской" шкалы подоходного налога в России в пользу "прогрессивной" шкалы есть и такие: мол, такая мера имеет куда больший политический смысл – под те же президентские выборы 2018 года, нежели экономический. Что вы на это скажете?

Сергей Алексашенко:

– Я согласен, конечно, введение "прогрессивной" шкалы стало бы политическим чисто популистским шагом. И технологически его правильно делать перед выборами. Ну, не знаю, согласится ли на это Владимир Путин? Мне кажется, что у него и так достаточно устойчивое электоральное большинство. И пока его шансам на победу в марте 2018 года ничто не угрожает. Поэтому для него выдвигать этот лозунг и идти с ним на предвыборную кампанию означает очень четко настроить против себя людей с высокими доходами. Надо сказать, что все-таки введение "плоской" шкалы привело к тому, что очень многие супербогатые россияне (олигархи или крупные бизнесмены) тоже стали платить подоходный налог в России. И, в общем, платят достаточно крупные суммы – миллиарды рублей. Если же будет введена "прогрессивная" шкала налога, то многие из них еще подумают, нужно ли продолжать это делать?

У "плоской" шкалы подоходного налога есть более важная роль – это некая политическая договоренность между населением с высокими доходами и государством: вы можете зарабатывать честно, а мы вам обещаем, что не будем повышать для вас налоги

Если цены на нефть в ближайшие годы так и будут оставаться низкими, со всеми последствиями для госбюджета России, то шансы на возвращение "прогрессивной" шкалы НДФЛ явно возрастут… Допустим – теоретически – что так и случится. На ваш взгляд, чисто экономический эффект окажется ли весомым – в плане пополнения казны? Аж на 2 трлн рублей, как надеются авторы законопроекта. Для сравнения: ожидаемые доходы казны в 2016 году – 13,7 трлн рублей.

Михаил Горст:

– Ну, конечно, сумма в 2 трлн – это большая "переоценка". Даже из того, как они предлагают настроить эту систему, понятно, что сверхналогами будут облагаться только самые-самые высокие доходы. Но очевидно, что те люди, которые получают такие доходы, смогут найти пути, как не платить 70% со своих доходов. Поэтому эффект для налоговой системы, думаю, будет значительно меньшим – в разы, если не в десятки раз. А вот разрушить существующую систему и внести хаос в налогообложение – такой эффект вполне возможен. И общий уровень "уклонения", конечно, повысится.

Карен Вартапетов:

– Конечно, все будет зависеть от деталей, от параметров окончательного решения. Например, какой может оказаться в итоге "прогрессивная" шкала? Смогут ли регионы самостоятельно менять эти ставки – в одну или другую сторону? И так далее… Но в целом, безусловно, если "прогрессивная" шкала будет введена, то формально доходы регионов в части поступлений от НДФЛ увеличатся. Другое дело, что взамен? Насколько я понимаю, сейчас речь идет о том, что трансферты из федерального бюджета в региональные будут снижены уже в следующем году. И в целом тренд будет на их дальнейшее снижение. А в этом случае получается, что введение "прогрессивных" ставок НДФЛ просто компенсирует регионам сокращение финансовой помощи от центра. И "чистый" эффект для региональных бюджетов, возможно, окажется лишь нейтральным.

XS
SM
MD
LG