Ссылки для упрощенного доступа

«Путин для меня – палач Беслана, Путин и Кулаев для меня на одном месте»


Ситуация с задержанием представителей «Голоса Беслана» вызвала огромный общественный резонанс в республике

Ситуация с задержанием представителей «Голоса Беслана» вызвала огромный общественный резонанс в республике

Задержанных накануне в Беслане матерей жертв теракта суд приговорил к общественным работам и штрафам. Судебный процесс закончился в три часа ночи, участницы акции намерены оспорить вердикты суда.

Задержанных накануне в Беслане матерей жертв теракта суд приговорил к общественным работам и штрафам. Судебный процесс закончился в три часа ночи, участницы акции намерены оспорить вердикты Правобережного районного суда. Действия силовиков вызвали огромный общественный резонанс в Северной Осетии. Впрочем, представители властей не делают никаких комментариев.

Протестовавших матерей жертв теракта в Беслане Эллу Кесаеву, Эмму Бетрозову, Жанну Цирихову, Светлану Маргиеву и Эмилию Бзарову обвинили по двум статьям: 19.3 и 20.2 КоАП – сопротивление правоохранительным органам и организация несанкционированной акции протеста. Накануне утром, когда официальная делегация руководства Северной Осетии возлагала цветы к месту трагедии, женщины сняли верхнюю одежду и остались в футболках с надписью: «Путин – палач Беслана». Лидер «Голоса Беслана» Элла Кесаева обратилась к врио главы Северной Осетии Вячеславу Битарову с требованием расследования трагедии, которое, по ее мнению, затянулось.

Протестовавших женщин оттеснили в угол силовики, а правительственная делегация прошла мимо, не отреагировав на обращения активистов «Голоса Беслана». Впоследствии женщин задержали и отвезли в полицейский участок, в общей сложности в ОВД МВД и суде матери жертв теракта провели около 15 часов.

Мне удалось пообщаться с осужденной накануне участницей протестной акции Жанной Цириховой (была в заложницах с двумя дочерьми, 8-летняя Елизавета погибла), которой суд назначил штраф в 20 тысяч рублей. Она была немногословна и рассказала о некоторых деталях вчерашнего задержания:

«Вообще беспредел! Мы уже выходили из школы, хотели идти на кладбище. Покинули пределы школы, нас взяли в кольцо, взяли за руки, скрутили одну из наших женщин и закинули в машину. Мы, конечно, пытались ее удержать, взяли ее и держали. Но они ее все-таки выдернули и закинули в машину. Грубо закидывали очень. А потом они спросили у нас все данные, подписаться и написать объяснительные. Мы ответили: "Приведите женщину, мы идем на кладбище, почему вы нас задерживаете. Мы идем на кладбище, отпустите нас, потом видно будет". Они требовали, чтобы мы подписали либо проехали в отделение полиции. Когда мы не согласились, они нас схватили, скрутили и грубо закинули. Ударили женщину одну, у нас на руках синяки. У женщины (Светланы Маргиевой) от удара в спину сработал рвотный рефлекс».

Жанна Цирихова рассказала, что суд над ними начался в шесть часов вечера и длился до трех часов ночи. Ей приговор огласили в 12 часов ночи:

«Других женщин продержали дольше, до трех часов. Они приписали нам, обвинили в том, что якобы у нас были листовки. У нас листовок не было. Мы стояли в майках».

На мой вопрос, что участницы акции хотели сообщить врио главы Северной Осетии Вячеславу Битарову и почему они решили привлечь его внимание таким способом, Жанна Цирихова не стала отвечать.

Еще одна участница протестной акции Светлана Маргиева (была заложницей вместе с дочерью Эльвирой, дочь умерла у нее на руках) рассказала мне, что сотрудники правоохранительных органов избили ее при задержании:

«Мы надели майки с надписью "Путин – палач Беслана" и показали это в спортзале. Нам не разрешали это делать, эти майки были на нас, и верхнюю одежду мы сняли, а футболки были на нас. К нам начали подходить и запретили нам это делать. Многие нас поддерживали, говорили, что вы правильно делаете, но люди выходили из зала, потом мы вышли из зала. Но вызвали ОМОН, всего более ста человек – полиция, ФСБ и ОМОН, нас силой стали выводить. Меня ударили по затылку, меня начало рвать, тащили нас в машины, мы не хотели идти. Для меня эти три дня – говорю, что хочу. Путин для меня – палач Беслана, Путин и Кулаев для меня на одном месте. Пусть меня расстреляют, пусть меня убьют, но я говорю то, что хочу, потому что он не сделал ничего, чтобы спасти детей хотя бы. Нас силой повезли в полицию, там нас держали пять часов, потом в суд, в полшестого начались судебные заседания по два дела на каждого, нам не давали даже воду. Мы до четырех часов были голодные и холодные, мы были в заложниках у правоохранительных органов. Только в четыре часа утра завершился суд».

Ситуация с задержанием представителей «Голоса Беслана» вызвала огромный общественный резонанс в республике. Впрочем, представители власти комментировать инцидент отказываются. Один из моих собеседников сказал:

«Это очень тонкая тема, и очень сложно ее комментировать. Сложно не понять боль матери, потерявшей ребенка, однако вчерашняя акция с их стороны – это была провокация».

Напомним, в 2004 году во время теракта в бесланской школе №1 были захвачены в заложники 1128 человек. В результате теракта погибли 334 человека, в том числе 186 детей. Следствие продолжается до сих пор.

XS
SM
MD
LG