Ссылки для упрощенного доступа

Китай создает антитеррористический альянс с тремя мусульманскими странами


Данное решение было принято по итогам совещания командующих вооруженных сил четырех государств в китайском городе Урумчи, расположенном в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Совещание прошло под руководством начальника штаба Народно-освободительной армии Китая (НОАК) генерал-полковника Фан Фэнхуэя.

Принявшие участие в совещании начальники штабов Вооруженных сил Таджикистана Эмомали Собирзода, Пакистана Рохил Шариф, Афганистана Кадам Шох Шахим заявили о поддержке своих правительств идеи о создании антитеррористического блока. Они подтвердили, что терроризм и экстремизм угрожают безопасности региона и выразили готовность сообща противостоять этим серьезным вызовам современности.

Впрочем, вопрос о создании коалиции был решен намного раньше совещания в Урумчи. В конце февраля-начале марта этого года Фанг Фэнхуэй, а затем и Рохил Шариф побывали в Таджикистане и встречались с президентом страны Эмомали Рахмоном. Китайский военачальник также посетил Афганистан и Пакистан, где провел встречи с главами этих государств. Правда, тогда ни одна из сторон не заявила о создании коалиции, хотя в феврале на встрече главы МВД Таджикистана с министром общественной безопасности Китая Го Шенкунем, на которой косвенно говорилось о создании военного альянса.

Если принять во внимание тот факт, что руководители четырех стран все же создадут коалицию, то можно смело утверждать, что те визиты генерала Фэнхуэя были связны именно с этим вопросом.

Три мусульманские страны региона создают военный альянс с Китаем в то время, как Афганистан и Пакистан давно находятся под американским, а Таджикистан – под российским влиянием, продлив срок пребывания 201-й РВБ на своей территории.

Александр Гольц

Александр Гольц

Александр Гольц, российский военный эксперт, сказал Радио Озоди по телефону из Швеции, что организация такого альянса является важным поворотом в политике Китая. «Это будет означать, что Китай отходит от своей неизменной политики, ведь раньше эта страна категорически избегала вхождения в какой-либо военный союз», - говорит эксперт. До сих пор Китай придерживался символического участия в урегулировании афганского конфликта, теперь же должен сделать шаги, которые будут свидетельствовать о серьезности его намерений.

Он напомнил о присутствии сил международной коалиции под командованием США в Афганистане. В такой ситуации возникает вопрос: каким образом Китай будет координировать антитеррористическую борьбу в Афганистане? Такая же ситуация наблюдается в Таджикистане, который имеет на своей территории российскую военную базу и является членом Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

По мнению Гольца, если коалиция под руководством Китая все же будет создана, то можно говорить о том, что Пекин намерен взять на себя ключевую роль в обеспечении безопасности в регионе. Это, конечно, возлагает большую ответственность на КНР, который хочет добиться признания великой державы.

Китай обладает огромными финансовыми ресурсами и эксперты склонны считать, что этой стране под силу повлиять на ситуацию с безопасностью в регионе не военными методами, а экономическими – инвестициями в строительство дорог, ЛЭП, водопроводов, обеспечением рабочих мест, пытаясь задобрить талибов и другие экстремистские силы.

Признаки такой политики наблюдаются уже сейчас в Таджикистане. Строительство дорог, мостов, предприятий преследуют те же цели. По словам Гольца, целью Китая на последующем этапе станет обеспечение безопасности вдоль Великого Шелкового пути и обеспечение своих экономических интересов в странах, через которые проходит этот путь.

Рашид Гани Абдулло

Рашид Гани Абдулло

​Рашид Гани Абдулло, таджикский политолог, также считает, что китайский проект по созданию антитеррористической коалиции направлен на защиту экономических интересов в странах, расположенных вдоль Великого Шелкового пути. «Эта страна везде преследует, прежде всего, свои экономические интересы. В одних странах закупает топливо, в других находит рынок сбыта для своих товаров», - отметил он.

Китай после распада Советского союза расширил свое экономическое влияние в регионе, и теперь настало время защитить свои экономические интересы в странах, пролегающих вдоль Великого Шелкового пути, от угроз терроризма и экстремизма.

Парвиз Муллоджанов

Парвиз Муллоджанов

Таджикский эксперт Парвиз Муллоджанов считает, что создание антитеррористической коалиции Китая еще не означает, что силы этой страны или, скажем, Пакистана будут проводить борьбу с терроризмом в Афганистане или Таджикистане. В рамках этой коалиции, по его мнению, скорее всего, будут проводиться совместные военные учения, обучение спецслужб, оказание военно-технической помощи.

Позиция Москвы пока не озвучена, а вот Вашингтон одобряет участие Пекина в этой коалиции, сообщил представитель американского госдепартамента Марк Тонер в рамках регулярного брифинга. «Мы считаем это позитивным», — ответил Тонер, добавив, что «перед ними стоят много задач, многое предстоит сделать».

Три мусульманские страны региона – Таджикистан, Афганистан и Пакистан, наряду с антитеррористической борьбой, хотят заполучить также финансовую помощь Китая в военной сфере. 1 марта этого года китайский военачальник Фан Фэнхуэй на встрече с президентом Афганистана Ахмадом Гани пообещал предоставить 70 миллионов долларов в качестве военной помощи афганским силам безопасности.

XS
SM
MD
LG