Ссылки для упрощенного доступа

Никуша, так звали нашего друга, находился в Тбилиси, когда мы, журналисты работавшие на войне, сообщил ему новость: этой ночью боевики возьмут Грозный.

Как корреспондент "Франс-пресс " Никуша, как и многие из нас, был укомплектован по полной программе. У него было все, что нужно журналисту для работы в "горячей точке" (машина высокой проходимости, спутниковой телефон, ноутбук и так далее). А горячей точки чем Чечня в то время невозможно было представить.

Единственно от чего страдал Никуша было редкое отсутствие сладких газированных напитков. Иногда он не успевал запастись каким-нибудь "Буратино" и в такие дни он как призрак ходил до утра по квартире, где останавливалась наша журналистская братия. Позже Никуша нашел выход. Он носил с собой в карманах пакетики Yupi - были такие порошки в эпоху раннего капитализма.

Так вот, мы позвонили Никуше и сообщили ему о предстоящем штурме Грозного. Он к нашему разочарованию, даже не удивиллся, и не теряя времени отправился в Чечню. В тот же вечер он был на окраине Грозного. Но так случилось, что к российскому блокпосту, что был на чернореченском мосту, он подъехал в аккурат к 5 часам вечера, когда блокпост был уже закрыт.

Никуша кинулся в главному офицеру. Тот оказался человеком понятливым, взял свои 20 баксов, и только спросил, зачем он так рвется в Грозный.

Никуша, не задумываясь, тут же выдал ему тайну секретной операции Масхадовского главно штаба.

Офицер оценил эту "шутку", открыл шлагбаум и пропустил журналиста.

Никуша еще не докончил рассказ о своем путешествии, как боевики уже колоннами шли под нашими окнами. Это было начало конца... конца первой Чеченской войны.

Д. А.

XS
SM
MD
LG